Logo
Версия для печати
Пёс Мишка. Пёс Мишка.

Там, где наш солдат или офицер, всегда есть четвероногие питомцы

«Вы не поверите, но Садык «усыновил» котёнка, несколько дней назад привёл его откуда-то! Чёрненький такой, месяца три ему, наверное. Вместе едят, вместе спят в беседке…»

Заместитель командира зенитного ракетного подразделения рассказывал о случившемся с особой теплотой в голосе. Я всегда спрашиваю у него, когда встречаемся по утрам, как там поживает наш общий любимец – кот Садык. И вот офицер решил сегодня порадовать меня такой новостью. Неделю назад я ходил проведывать в подразделение своего старого знакомого. Садык меня встретил дружелюбно, даже позволил взять на руки.
– Целый месяц пропадал на огневых позициях, не сидится ему в штабе, – рассказывал о Садыке офицер. – Вернулся с подранным носом, но с чувством собственного достоинства. Видно, отвадил всех своих соперников, изгнал их с позором с «подконтрольной территории». Теперь вот откармливаем.
– Да он и не худой у вас, – говорю. – А Максим часто звонит, справляется о Садыке? У меня он спрашивал не раз…
Максим – это один из предшественников моего собеседника. Год назад он улетел из Хмеймима по замене, а вот о питомце беспокоится до сих пор. Кстати, Садык достался и Максиму, как говорят, по наследству. От предыдущей смены. Его, невзрачного, умирающего, крошечного, с грязно-серой шёрсткой и непропорционально большими ушками, нашли у расположения зенитного ракетного подразделения летом 2016 года. Сначала думали, что не выживет. Но Садык проявил удивительную волю к жизни. Да и ребята заботились о нём хорошо – поили каждые два часа молоком из трубочки, кормили тушёнкой. И Садык выжил. А потом все вдруг заметили с удивлением, что он не грязно-серой, а серо-белой масти. Назвали кота Садыком, потому что нашли его в Хмеймиме, а в Сирии слово «садык» означает «друг». Улетал лейтенант, который выкормил Садыка, со слезами на глазах.
– Хочу забрать его в Россию, – сказал он мне.
Я ему отсоветовал. Говорил, что проблемы будут при пересечении границы, даже если наша ветеринарно-санитарная служба и выдаст все справки.
– Да и оставь ты его здесь, пусть станет талисманом подразделения! 


Каждого дома ждёт семья, и в этой семье наверняка есть всеобщие любимцы – кошки и собаки, которые создают уют и тепло


18-04-04-18Так кота и передали по наследству. Шефство над ним взяли прапорщик Олеся и старший лейтенант Максим. И вот уже более полутора лет Садык живёт и здравствует среди друзей – добрых и заботливых людей – военнослужащих зенитного ракетного подразделения. Его удостаивают вниманием и прибывающие вышестоящие начальники:

– Как там ваш Садык поживает?
– Какой солидный кот стал!..
Его погладят, и Садык примет ласку, дескать, не люблю я этих нежностей, но если вам так хочется, то погладьте, но только не против шерсти…
В конце октября 2016 года я уехал по замене из Хмеймима. А на прощание ещё раз сфотографировал Садыка и его опекунов. Однако прощание оказалось недолгим. В начале декабря я опять прибыл в Сирию. Здесь уже была другая ситуация. Хотя Садыка я навещал часто, но больше внимания уделял теперь уже нашему воспитаннику – Рыжему Тоше, котёнку, которого принесли в типографию газеты «Русский витязь» ребята-полиграфисты. Рыжая кошка в конце осени «вывела в свет» двух котят, которых до поры скрывала поблизости. Хотя, конечно, мы знали об их существовании. И вот один сразу же пошёл к моим ребятам. Они его и «усыновили». Рыжий Тоша был очень голодным, он ел всё – сало из сухпайка, тушёнку, сыр, сосиски – и постоянно боялся, что их у него отнимут. Так эта привычка у него и осталась. Каждое утро мы кормили Тошу и его маму-кошку, а на запах пищи тут же собиралось ещё несколько котят, так сказать, «соседей». И пока наш Рыжий думал, что съесть на первое, тут же подкатывалась маленькая кошечка, бело-чёрной масти, которую я назвал Покатушкой, и буквально изо рта выхватывала у нашего питомца кусочек сыра или сардельку. Тогда мы стали применять «раздельное» кормление – всё своё «стадо» кормили отдельно, а Тошу я приглашал в кунг машины и кормил персонально.
Но не забыл и о Садыке. Помню, 31 декабря 2016 года ко мне пришла Женя С., дочь одного из моих сослуживцев. Так получилось, что сначала я в Сирии встретился с её отцом, а потом, когда он уже убыл в Россию, приехала его дочь, тоже военнослужащая.
– Давайте пойдём поздравим Садыка с наступающим Новым годом! – предложила она.
– А чем угощать будем?
– Да вот, две банки консервов.
– А у меня ещё паштет есть, – отвечаю.
Женя также всегда приносила что-нибудь вкусненькое для нашего стихийного кошачьего прайда. Именно она приручила непокорного «велюрового», или, как мы ещё его называли, «камышового» – из-за коричнево-чёрного окраса шерсти.
В Сирии почему-то много рыжих котов. И не только в Хмеймиме. Вообще, коты здесь находятся в более привилегированном положении, чем собаки. И на то есть причины…
Зато в Хмеймиме небольшая «собачья диаспора» чувствует себя превосходно. Конечно же их здесь всегда накормят. Да и погладят, скажут доброе слово. А доброе слово, как говорят в народе, не только кошке приятно, но, добавлю, и собаке. Конечно, иногда случаются распри между псами. Понятное дело, жизнь такая, собачья. Тоже борьба за тёплое место, за территорию. Помню, у домика лётчиков сцепились два огромных пса, встав друг перед другом на задние лапы.
– Ой, не пойду я туда, – сказала мне с опаской прибывшая из Москвы девушка-военнослужащая.
– Что вы? – засмеялся я. – Они людей никогда не трогают. Сама доброта, дружелюбие и даже покорность.
– Что не поделили псы? – спрашиваю у знакомого лётчика фронтового бомбардировщика Су-24М.
– Да печеньем угостил обоих. Вот и получилось недоразумение…
Тем временем псы успокоились и улеглись поодаль друг от друга у домика.
– Можете погладить, – говорю своей спутнице.
– А вдруг?..
– Не бойтесь.
И девушка сначала с опаской, а потом всё смелее и смелее потрепала по загривку пса. А тот даже зажмурил от удовольствия свои умные глаза.
Есть, конечно, и у псов свои комплексы. Наши собаки не любят пускать на территорию «гражданские» машины. Для них они чужие. И это понятно. Псы даром пищу здесь не едят, всем своим поведением хотят доказать, что службу несут исправно. Кстати, такое я наблюдал и в Афганистане. Был у нас пёс Баграм. Умнейший, но избалованный. Так вот, должен был прилететь командующий ВДВ, и откуда-то адъютант и по совместительству водитель командира дивизии пригнал старинный, но шикарный чёрный «шевроле». Он с трудом въехал в расположение штаба соединения, но Баграм не пропускал машину ни в какую.
…Это уже аксиома: там, где наш солдат или офицер, – всегда есть питомцы. Так уж мы устроены. Вдали от дома, порой в боевых или других экстремальных условиях, наши военнослужащие никогда не черствеют душой. Каждого дома ждёт семья, а в этой семье наверняка есть всеобщие любимцы – кошки и собаки, которые создают уют и тепло. Они слабее нас, они порой так беззащитны и так верят в нас, что, глядя в глаза этих животных, нельзя не поделиться с ними добротой и лаской.

Хмеймим

Фото автора.

Александр КОЛОТИЛО, «Красная звезда».

Последнее от Александр КОЛОТИЛО, «Красная звезда».

Похожие материалы (по тегу)

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.