archive.redstar.ru

A+ A A-

Точку поставили в Карлсхорсте

Оцените материал
(3 голосов)

Нацистские главари даже в дни битвы за Берлин пытались заключить сепаратный мир с западными державами

(Начало в № 46)

 

В этих условиях Йодль вынужден был снова связаться с Дёницем и попросить согласия на окончательное подписание акта капитуляции. Такое согласие было получено. Однако в полномочии, данном Дёницем Йодлю, осталась формулировка заключить «соглашение о перемирии со ставкой генерала Эйзенхауэра».
Началась подготовка к церемонии подписания. Было решено провести её в «зале карт» штаба Эйзенхауэра, который размещался в здании технического колледжа. В 2 часа 34 минуты по среднеевропейскому времени 7 мая в этом зале началась процедура подписания. По одну сторону большого стола среди стен, увешанных картами, заняли места десять представителей вооружённых сил союзных держав. От США – генерал У. Смит, генерал авиации К. Спаатс и генерал-майор Г. Булл; от СССР – генерал-майор И. Суслопаров и полковник И. Зенкович; от Великобритании – адмирал Г. Бэрроу, генерал-лейтенант Ф. Морган и генерал-майор К. Стронг; от Франции – генерал-майор Ф. Севез.
Затем были приглашены трое германских уполномоченных, занявших места по другую сторону стола: генерал-полковник А. Йодль, генерал-адмирал Г. фон Фридебург и генерал-майор Ф. Оксениус. После официального вопроса Смита о готовности германской стороны подписать документы Йодль, кивнув в знак согласия, подписал от имени германского верховного командования единственный экземпляр (на английском языке) Акта о военной капитуляции (Act of military Surrender), на первой странице текста которого сверху было написано: «Только этот текст на английском языке является подлинным».
Ни Фридебург, ни Оксениус акт не подписывали. Кроме того, Йодль подписал ещё один документ на английском языке. Содержание этого документа российским читателям почти неизвестно. Он озаглавлен «Обязательство германских представителей перед союзническими верховными командованиями».

В нём говорилось:

«Достигнута договорённость с подписавшимися ниже германскими представителями о том, что нижеперечисленные германские военнослужащие прибудут с соответствующими полномочиями в указанные Верховным главнокомандующим Союзных Экспедиционных сил и Советским Верховным командованием время и место для осуществления официальной ратификации от имени Германского Верховного командования этого акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил.
<...>
Подписал Йодль, представляющий германское Верховное командование.
2 час. 41 мин. 7 мая 1945 г.
Реймс, Франция».

Затем представители вооружённых сил коалиции своими подписями подтвердили, что акт был подписан в их присутствии. От имени верховного командующего союзными экспедиционными силами документ подписал Смит, от имени Советского Верховного командования – Суслопаров (подписал латинскими буквами), в качестве свидетеля от имени французской армии – Севез.
После подписания слово попросил Йодль и, получив разрешение, заявил: «Генерал, этой подписью германский народ и германские вооружённые силы полностью отдают себя на милость победителей. В этой войне, продолжавшейся более пяти лет, германский народ и его вооружённые силы осознали и пострадали, может быть, больше, чем любой другой народ мира. В этот час я могу лишь выразить надежду, что победитель отнесётся к ним с великодушием».
Ответа на слова Йодля не последовало. Вся процедура длилась 7 минут. После этого Йодль, фон Фридебург и Оксениус были доставлены в другое здание, являвшееся резиденцией Эйзенхауэра, которого они увидели впервые. Беседа продолжалась две минуты.
На вопрос Эйзенхауэра, осознают ли германские уполномоченные всю важность подписанного ими акта и будут ли соблюдены условия капитуляции, был дан утвердительный ответ. Затем Эйзенхауэр беседовал с офицерами своего штаба, а также с советскими представителями. Утром 7 мая 1945 года было распространено коммюнике штаба верховного главнокомандования экспедиционными силами союзников, которое начиналось следующими словами: «Союзники официально сообщают о капитуляции Германии. Подписание состоялось в Реймсе, в штаб-квартире Эйзенхауэра…»


Новый рейхспрезидент адмирал Карл Дёниц принял решение капитулировать перед англо-американцами, но продолжать боевые действия против советских войск


25-05-05-17Одновременно Эйзенхауэр направил всем подчинённым штабам телеграмму с пометкой «срочно», гласившую: «Миссия союзнических сил закончилась 7 мая 1945 года в 2 часа 41 мин. по местному времени».

Представляется интересной история участия генерал-майора Суслопарова в подписании акта о капитуляции Германии в Реймсе. Когда Эйзенхауэр принял решение о подписании акта о военной капитуляции, не был решён главный вопрос: а как же русские? Ближайший имеющий полномочия представитель советского командования в это время находился в Париже, в 125 км от Реймса. Дёниц же между тем отчаянно торопил Йодля – подписывать как можно скорее, чтобы хотя бы формально капитуляция прошла без русских!
Эйзенхауэр связался с Монтгомери. Тот дал незамедлительный ответ: подписывать! А русские? «Поставить в известность», – ответил фельдмаршал. Советским представителем, которого «поставили в известность», был начальник советской военной миссии при штабе западных союзников генерал-лейтенант Иван Алексеевич Суслопаров, к которому вечером 6 мая прилетел адъютант Эйзенхауэра с приглашением главнокомандующего срочно прибыть в его штаб. Суслопаров послал донесение в Москву и вылетел в Реймс.
Эйзенхауэр принял его с подчёркнутой любезностью. Пригласил на ужин. Перед тем как сесть за стол, сообщил, что в штабе сейчас находится генерал Йодль. Недавно, мол, прибыл от Дёница с предложением капитулировать перед англо-американскими войсками.
– Вы с ним уже встречались? – уточнил Суслопаров.
– Мы беседовали, – уклончиво улыбнулся Эйзенхауэр.
Суслопаров был вне себя от гнева, но сдержался. Генерал всегда помнил, какая миссия ему здесь поручена. Подобная игра нервов была уже не в новинку. Несколько дней назад, 29 апреля, командующий группой армий «Ц» в Италии генерал-полковник Генрих фон Фитингоф-Шеель рвался в Казерту подписать капитуляцию своих войск. Пришлось проявить волю, добиться, чтобы при этом акте присутствовал и советский представитель – генерал Кисленко.
– Значит, перед вами капитулировать, а с нами… – Суслопаров дипломатично не закончил.
– Ну… воевать дальше, конечно, – иронично договорил за него Эйзенхауэр. – Но мы не допустим, – тут же добавил он. И пригласил к столу. Опыт и интуиция подсказывали Суслопарову, что этим разговором дело не закончится.
Вечером его снова пригласили к Эйзенхауэру. Тот сообщил, что после состоявшихся переговоров немцы согласились подписать соответствующий акт. И вручил документ. Подписание было назначено на 2 часа 30 минут 7 мая 1945 года в помещении оперативного отдела. Суслопаров стал читать. Германское командование обязывалось отдать приказ о прекращении военных действий в 00 часов 01 минуту 9 мая. Гарантировалось исполнение всех приказов главнокомандующего союзными экспедиционными силами и Советского Верховного главнокомандования…
Казалось бы, всё правильно. Но Суслопаров знал, что, какой бы документ тут, в Реймсе, ни подписали, война на советско-германском фронте всё равно будет продолжаться. Ему было известно, что Дёниц планирует отвести свои войска на гостеприимный Запад. Знал Суслопаров и о том, что Черчилль всеми силами старается не допустить подписания акта на территории поверженного противника, то есть в Берлине. Знал о тайном распоряжении Черчилля собирать германское оружие и сохранять командный состав.
Он понимал, что Запад очень спешит с этим актом о капитуляции, чтобы начать другую игру – игру против СССР. Суслопаров немедленно дал телеграмму в Кремль. Но время шло, а Москва молчала. Снова пришли от Эйзенхауэра, чтобы пригласить в штаб на подписание. И перед генералом Суслопаровым встал тяжёлый вопрос: подписать или нет? Если подпишешь без согласия Сталина, то это… Не подпишешь – значит, окажешь содействие реализации нацистской идеи о сепаратном мире.
Короче говоря, Суслопаров на свой страх и риск принял историческое решение подписать. В 2 часа 41 минуту протокол о капитуляции был подписан. Однако Суслопаров настоял на чрезвычайно важном примечании. Согласно ему «церемония подписания акта о капитуляции должна быть повторена ещё раз, если этого потребует одно из государств-союзников».


Окончание следует.

На снимке: в Карлсхорсте перед подписанием Акта о капитуляции. Справа – Маршал Советского Союза Г.К. Жуков,
слева – начальник штаба 1-го Белорусского фронта генерал армии В.Д. Соколовский. 8 мая 1945 г.



Другие материалы в этой категории: На марше – «Бессмертный полк» »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика