archive.redstar.ru

A+ A A-
Воевали не за награды. Воевали не за награды. Фото автора.

Профессионализм офицера в боевых условиях сберёг десятки солдатских жизней

В начале 1980-х годов попасть служить в 3-ю роту 345-го парашютно-десантного полка в Афганистане считалось удачей – потери на боевых у неё всегда сводились к минимуму. Да и ротный, улыбчивый капитан Борис Петров, выглядел добрым командиром. Но само понятие офицерской доброты на войне имеет особый смысл.

Десантник в третьем поколении, прошедший не одну и не две войны от Афганистана до Юго­славии полковник в отставке Борис Петров и сегодня считает, что доблесть офицера составляет не число боёв, в которых он участвовал, а количество подчинённых, которые вернулись из этих боёв живыми и здоровыми. В Афганистане он учил своих десантников: «Без сильного и исполнительного солдата офицер – ноль, пустышка. И без грамотного и смелого офицера солдат – мишень для врага».
Капитан Петров сумел создать крепкий боевой коллектив единомышленников, способный выполнить сложную задачу без напрасных потерь. А ведь таких, при научном анализе действий наших войск в Афганистане, оказалось немало. Расхлябанность, головотяпство, авось, непрофессионализм были столь же пагубны, как и коварные замыслы врага. Петров же просто делегировал личную ответственность: солдату – за его оружие и амуницию, сержанту – за отделение, взводному – за его подразделение. Исполнительность он рассматривал как непременное десантное качество. Не сбрасывались со счетов и выучка, боевая инициатива, продуманная смелость. Это и формировало «счастливость» 3-й роты: в четырёх крупных операциях, в двух десятках боевых выходов «местного значения», почти в четырёх десятках боестолкновений её десантники блестяще выполнили свои задачи.
Борис Петров вспоминает о сержанте своей роты Николае Панове, который между боевыми выходами прессовал первогодков на каждом шагу. А в боевой обстановке он своё отделение, казалось, готов был грудью прикрывать. Самую тяжёлую и опасную солдатскую работу на себя брал. Лет через 20 после той поры отыскал сержант ротного и по телефону говорит: «Спасибо, командир, что каждого солдата там берёг и нас этому учил». А Петрова этому учил командир полка Павел Грачёв, который не уставал повторять: «Нам не нужно бездумное геройство. Воевать надо умением». Такого же мнения придерживались и командиры десантных группировок в пору чеченских войн Владимир Шаманов, Александр Протченко, Юрий Кривошеев, с которыми пришлось потом служить Борису Петрову. Это и есть реалии боевого опыта.
Ветеран 345-го десантного полка обижен на Фёдора Бондарчука за рефрен его «9-й роты» о якобы забытых на позициях бойцах. Такого просто не могло быть. Десантники не то что раненых не оставляли, но и каждого погибшего с собой уносили. Под огнём. И вертикаль ротная на войне по-иному строилась. Капитан Петров мог в динамике трудного боя поздравить с боевым крещением, совпавшим с днём рождения, молодого солдата Виталия Дирьяна, тёплым словом ободрив парня. Командир батальона Александр Лебедь в ту пору отмечал, что Петров ротным был жёстким, но с понятием справедливости.


В одном из боёв он принял на себя восемнадцать осколков вражьей гранаты. Два из них – в голову. Диагноз полевых хирургов – ранения с жизнью несовместимы. Но он выжил и после двух госпитальных лет вернулся в строй


Боевой опыт десантника Бориса Петрова укоренил в нём убеждение, что критерий командирского профессионализма один: умение правильно организовать и провести бой. Всё остальное может рассматриваться лишь в качестве второстепенных «приправ». Вероятно, именно поэтому за два года афганской службы в его 3-й роте погиб только один человек – младший сержант Андрей Васильев. Просчитать ситуацию с душманской засадой в «мирном» кишлаке тогда было практически невозможно, хотя бой тот десантники выиграли, разгромили банду, взяли гору трофейного оружия. Но командирский груз той потери Петров с себя до сих пор списать не может.

С учётом своего боевого опыта он командовал и батальонной тактической группой десантников во время первой чеченской войны. Потери группы тоже были минимальными. При этом полковник Борис Петров постоянно находился в боевых порядках своих подразделений. В одном из боёв он принял на себя восемнадцать осколков вражьей гранаты. Два из них – в голову. Диагноз полевых хирургов – ранения с жизнью несовместимы. Но он выжил, после двух госпитальных лет вернулся в строй, служил начальником отдела боевой подготовки десантно-штурмовой дивизии, начальником оперативного отдела штаба нашей миротворческой бригады в Югославии, профессором кафедры тактики военного училища.
Уйдя в отставку по инвалидности, Петров активно работает в ветеранской организации 7-й десантно-штурмовой дивизии. Без всякого формализма и «пиара» ветераны устанавливают на Кубани памятники героям ВДВ, ведут поисковую и военно-патриотическую работу с молодёжью. Их часто можно увидеть на встречах с десантниками соединения. Служат в родной дивизии сын и дочь ветерана. «Десантному роду – нет переводу», – улыбается по этому поводу в свои гвардейские усы Борис Петров. И в этой улыбке ощущается характер десантника, офицера, «афганца», для которого жизнь и служба Отечеству неразделимы.

Другие материалы в этой категории: Боевой опыт в запас не уходит »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика