archive.redstar.ru

A+ A A-

Родом из суворовского братства

Оцените материал
(5 голосов)
Родом из суворовского братства Фото автора.

Военная стезя вряд ли бы миновала Василия Кравцова: детство прошло в гарнизонах, дед был военным лётчиком, отец – офицером-танкистом. Дед-полковник, главный наставник и воспитатель, отправляясь на полигоны, частенько брал с собой внука. К окончанию восьмого класса Василий твёрдо знал, что будет поступать в суворовское. Жили они тогда в Минске, училище, считай, под боком, никуда не нужно было и ехать.

Так бы оно всё и вышло, если бы не конфликт с дедом. По давности лет Василий Крацов уже и не помнит, из-за чего они, собственно, поссорились, но брошенное дедом в сердцах: «Без меня ты в минское училище всё равно не поступишь!» – в памяти осталось: больно уж задели тогда дедовы слова подростковое самолюбие. Недолго думая, пошёл в военкомат. Там ему продиктовали полный список суворовских училищ страны. Выбрал то, что подальше, – свердловское, куда назло деду и поехал поступать.
Когда уже сдавал экзамены, в Свердловск приехали воспитатели из Уссурийского суворовского военного училища: «Есть желающие изучать китайский и японский языки? Если кто надумает, поехали с нами!» Для родившегося и выросшего в европейской Белоруссии мальчишки это предложение оказалось настолько диковинным, заманчивым, что устоять не было сил. Он и поехал. В Уссурийске досдал оставшиеся экзамены и, как только стал известен результат, лаконично телеграфировал деду: «Поступил». Нужно ли говорить, что дед был счастлив! Шёл 1982-й год…
Наверное, пора уже представить читателям героя нашего повествования. Знакомьтесь: командир 336-й отдельной гвардейской Белостокской орденов Суворова и Александра Невского бригады морской пехоты Балтийского флота гвардии полковник Василий Кравцов (на снимке). Выпускник Уссурийского суворовского военного училища, Дальневосточного высшего общевойскового командного училища имени Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского, Военной академии имени М.В. Фрунзе. Участник боевых действий на Северном Кавказе. Награждён орденом Мужества, медалью Суворова, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.
В послужном списке офицера – служба в 61-й отдельной Киркенесской Краснознамённой бригаде морской пехоты Северного флота (командир взвода, командир роты), в 55-й дивизии морской пехоты Тихоокеанского флота (начальник штаба 165-го полка), в 77-й отдельной гвардейской Московско-Черниговской ордена Ленина, Краснознамённой, ордена Суворова бригаде морской пехоты Каспийской флотилии (начальник штаба, исполняющий обязанности командира бригады). На Балтийском флоте с 2011 года (начальник оперативного отделения береговых войск БФ), с сентября 2012-го года – командир 336-й бригады.
За плечами насыщенная, полная забот и тревог, драматичных, нередко смертельно опасных событий, офицерская судьба. Казалось бы, два года отрочества, проведённые в стенах суворовского училища, на этом фоне – не бог весть какой важности жизненный этап, однако мой собеседник так не считает: в суворовском училище, по его мнению, и происходила основная закладка коренных качеств военного человека.
- Именно там я впервые почувствовал и осознал, что такое настоящий коллектив, когда действительно – один за всех и все за одного, когда общий успех слагается из действий каждого. Очень благодарен воспитателям за то, что научили нас быть ответственными за свои слова и поступки. Они преподавали нам главную жизненную науку – быть честными и порядочными, не прятаться за чужие спины. Старшиной роты у нас был старший прапорщик запаса Серафим Николаевич Горбатенко – фронтовик, исключительно порядочный и справедливый человек. Он был нам и дядькой, и вторым отцом, с ним мы делились всеми нашими радостями и печалями. У нас был свой кадетский суд: если ты обманул, сподличал, сбежал в трудный момент – пощады не жди. И если уж кадетский суд решил, что ты должен снять суворовский значок, значит, так тому и быть и ничто уже не могло спасти от исключения из училища.
У нас были интересные, эрудированные преподаватели по общеобразовательным дисциплинам: математике, биологии, русскому языку и другим, которые не просто излагали свой предмет, а учили самостоятельно мыслить, прививали нам культуру познания и общения. С одинаковым прилежанием мы занимались японским языком, бальными танцами, физической и строевой подготовкой. После уроков этики и эстетики, находясь на каникулах дома, я невольно поправлял родителей: «А в суворовском учат, что вилку нужно класть вот так…» Из нас делали по-настоящему образованных, воспитанных и культурных людей. Так что досужие разговоры о потерянном в суворовском училище детстве – полная ерунда.
Трудности, разумеется, тоже были, – продолжает свой рассказ Василий Александрович. – По характеру я был вспыльчивым, строптивым, за что частенько страдал. Особенно мне доставалось от воспитателя третьего взвода майора Гиревого. Чуть что не так – марш мыть полы. Как я на него обижался, хотя и старался держать это в себе! А на выпуске он ко мне подошёл, положил руку на плечо и сказал: «Ты, Кравцов, будешь настоящим офицером!» Этот эпизод для меня – до сих пор загадка. Думаю, он таким образом оценил моё умение подчиняться – важнейшее для любого военного человека качество. Ну а от своей природной вспыльчивости во многом благодаря урокам того же майора Гиревого я потом, будучи курсантом Дальневосточного училища, настойчиво – и небезуспешно избавлялся.
Чувство войскового товарищества и братства, уходящее корнями в далёкое уже начало восьмидесятых, в период учёбы в суворовском училище, стало верным спутником, нравственным ориентиром Кравцова во всей его службе, – так он жил сам, так учил жить своих подчинённых. И когда пришёл час тяжёлых испытаний, взращённый в молодых сердцах высокий воинский дух – дух мужества, отваги, чести и верности – обрёл вполне реальные очертания.
В конце мая 1995-го в Чечне, у села Агишты, рота морских пехотинцев напоролась на засаду. Взрывной волной от гранатомётного выстрела командира роты капитана Василия Кравцова сбросило с БТРа на землю. Следом, в упор, ударили пулемёты. К лежавшему на земле контуженному комроты бросился младший сержант Алексей Ноговицин и закрыл его от пулемётной очереди своим телом. Находившийся рядом старший матрос Андрей Михрин, прикрывая командира, отстреливался от наседавших бандитов автоматными очередями.
- Когда меня уже вытащили из этой ловушки и я очнулся, увидел лежащих в стороне у подбитого БТРа Ноговицина и Михрина. Собравшись с силами, встал и пошёл к ним. Должен признаться, что я впервые испытал страх: не пуль боялся, нет, об этом не думалось. Мысль была одна – поднимутся ли остальные? Шёл не оглядываясь. И когда уже стал переворачивать лежавших ребят – оба они погибли, – увидел, что все мои парни – рядом со мной… Лёшу и Андрея я конечно же буду помнить до конца своих дней и буду им всегда благодарен.
Смерть за Василием Кравцовым ходила по пятам не единожды. 9 мая 2002 года он мог погибнуть во время теракта в Каспийске: тогда при прохождении торжественным маршем гвардии подполковник Кравцов нёс боевое знамя бригады. Следом шёл оркестр, который и принял на себя основную силу взрыва... До конца 2006 года в Ведено посменно стояли батальонные тактические группы. Кравцов несколько раз назначался их командиром. Во время прохождения автоколонн из Каспийска в Ведено и обратно случались и обстрелы, и подрывы на минах…
Не слишком ли много, если вдуматься, выпало смертельных испытаний на долю защитников Отечества в конце прошлого и начале нынешнего века – в мирное, казалось бы, время? Из всех этих испытаний они вышли с честью, и в славном их строю достойное место всегда занимали те, кто родом из суворовского братства. Они этим братством дорожат. Гвардии полковник Василий Кравцов, например, до сих пор поддерживает добрые товарищеские отношения с однокашниками по Уссурийскому суворовскому военному училищу.
В их выпуске было двадцать пять мальчишек. Время и обстоятельства разбросали бывших суворовцев кого куда: кто-то ушёл в разведку, кто-то стал переводчиком, кто-то подался в бизнес. Службу в армии и на флоте из того, тридцать седьмого по счёту, выпуска УСВУ продолжают немногие. Однако все они, где бы ни находились и чем бы ни занимались, всегда будут состоять в высоком духовном родстве, время над которым не властно, имя которому – суворовское братство.

 

Другие материалы в этой категории: Если нужен флоту »

2 комментарии

  • Дмитрий

    Величайший человек из известных мне людей! )

    Дмитрий Комментировать
  • Виктор

    Вася!А как же одно из мест службы после окончания ДВОКУ?Славный 10-й мотострелецкий полчок ЛенВО в Печенге? Славные узбеки?Молчан в обиде, и Лимон тоже...Нельзя сослуживцев по красноармейским делам забывать.......

    Виктор Комментировать

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика