archive.redstar.ru

A+ A A-

100 лет тому назад вместе с зарождением Красной Армии начала складываться военная династия Носань-Никольских

Они всегда вызывали чувство особого уважения – люди со знаками различия на петлицах или в погонах, не понаслышке знающие о тяготах службы и тем не менее из поколения в поколение выбирающие эту нелёгкую профессию – защитника Родины, невзирая ни на что. Так было, так есть и так будет. И это не поддаётся какому-то логическому объяснению, весь смысл – в преемственности поколений, которой сильна Российская армия. И история династии, о которой речь, далеко не единственная, а ещё одно подтверждение этой истины.

ИГРА С МЕЧТОЙ
Сегодня, вспоминая своё детство, полковник Ярослав Носань-Никольский говорит, что хотя все в его семье, начиная с прадеда, и носили офицерские погоны, а после революции – петлицы, но никто никогда не настаивал, чтобы он непременно был военным. Даже, напротив, как будто исподволь проверяли парня на прочность, рассказывая о трудных периодах в службе, чтобы подросток не питал иллюзий и чтобы выбор был обдуманным, выстраданным: «Смогу ли, не сломаюсь?»

29-22-02-18Он же, как многие мальчишки из военных семей, с детства мечтал носить форму, оттого в шесть лет был застигнут мамой за тем, что пришивал на свою рубашку дедовы погоны, обрезав их по размеру детского плеча. Однако по окончании школы в военное училище Ярослав поступил не сразу. На дворе стоял 1990 год. Развал Советского Союза. В сердцах неразбериха. Быть военным среди молодёжи в то время вдруг стало крайне непрестижно.
– И я, как и большинство своих одноклассников, повинуясь, скажу так, коллективному инстинкту, поступил в Тверской политехнический институт, – рассказывает Ярослав Юрьевич. – Учился хорошо, но в течение года в душе вызрело чувство предательства по отношению к своей детской мечте.
Тайком от родителей и друзей Ярослав отправился в райвоенкомат, где ему дали для выбора список военных училищ. Раздумывал недолго, так как решил уже давно, что, как и отец, будет служить в ­войсках противовоздушной обороны страны, заниматься радиоэлектроникой, азы которой постигал в течение пяти лет в ДОСААФ. Кроме того, очень уж хотелось парню побывать в Ленинграде. Именно поэтому свой выбор он остановил на Пушкинском высшем училище радиоэлектроники противовоздушной обороны страны имени маршала авиации Е.Я. Савицкого.

ВОЕННАЯ ПРИВИВКА
Когда скрывать свои намерения было уже невозможно, Ярославу пришлось рассказать родственникам и друзьям о своих планах. Родители удивились, деды-фронтовики промолчали, но чувствовалось, что в душе все они поддерживают его решение, как будто одобрительно говоря про себя: будет толк из нашего парня.
– Друзья же посчитали меня чуть ли не сумасшедшим: поменять политех на училище, – рассказывает полковник Носань-Никольский, поясняя:
– Сверстники, кроме всего, уже были заражены «бациллой» культивируемого пацифизма. У меня же, к счастью, от такой бациллы была семейная «прививка».
Он с детства впитал чрезвычайное уважение к этому по-настоящему мужскому делу – защите Отечества.
– Слова «у него служба», «он на службе», «он в части» – всегда звучали в семье как некое таинство великого государственного дела, как бесспорное оправдание того, что в военной семье главный дефицит – свободное время отца. У возвышенных слов всегда конкретное содержание. Быть офицером по моему юношескому разумению значило быть верным слову, быть сильным духом и решительным, честным, дисциплинированным. А ещё – быть точным, – рассказывает с улыбкой Ярослав Юрьевич, приводя пример, как мама, отправляя его гулять и определяя, к какому часу он обязан вернуться домой, говорила ему, мальчишке, что уточнить который час нужно у кого-то из военных – они люди обязательные, всегда при часах.
Годы учёбы в военном училище запомнились на всю жизнь. Ведь именно там закладывался характер, формировались основы дальнейшего офицерского становления. Пять лет учёбы, дружбы и товарищества – именно так характеризует то время Ярослав Юрьевич.
– Мы учились интенсивно, с интересом, казалось, всё вокруг рушится, а у нас чётко отлаженный учебный процесс, дисциплина и порядок. Только теперь понимаешь, каких неимоверные усилия требовались от наших училищных командиров, чтобы поддерживать это, – признаётся полковник Носаль-Никольский. Получив диплом и заветные погоны, о которых мечтал в детстве, он по распределению убыл в Республику Таджикистан.


В заветной шкатулке, в семейном хранилище Носань-Никольских немало боевых наград


ОТ ЗВЁЗДОЧЕК К ЗВЁЗДАМ

Его становление как офицера проходило в Нуреке – не самом спокойном в те времена месте, на строящемся объекте войск Ракетно-космической обороны. Сейчас это воинская часть Воздушно-космических сил. В Таджикистане тогда шла гражданская война, а российские войска выполняли миротворческие функции, охраняли важные объекты, прикрывали государственную границу с Афганистаном. Боестолкновения в районе боевого порядка и обстрелы колонн случались, в воинской части были потери. Тем не менее ветераном боевых действий Ярослав Юрьевич, как и его боевые товарищи, признаны лишь недавно, с вступлением в силу в 2016 году изменений в Федеральный закон «О ветеранах».
– Думаю, что это справедливо. Но тогда об этом совсем не думалось. Тяжело было видеть последствия гражданской войны в Таджикистане: смерть, нищету, разруху, страдание народа, – вспоминает Носань-Никольский первые годы своей офицерской службы. – После нормализации внутриполитической обстановки в республике наконец-то продолжилось остановленное гражданской войной строительство моей воинской части.
То были напряжённые годы для всего личного состава, период, завершившийся постановкой на опытно-боевое, а затем на боевое дежурство. То была его первая офицерская победа, которой, по признанию, он обязан своим наставникам.
Именно благодаря командирам в части сложился крепкий и сплочённый коллектив, в котором быстро и надёжно удалось научиться тому «что такое хорошо и что такое плохо», говорит Ярослав Носань-Никольский.
Впоследствии у него было много более высоких должностей, более значимых побед и достижений. Окончив с отличием Военную академию воздушно-космической обороны в Твери, Ярослав Юрьевич был направлен в одну из частей Подмосковья заместителем начальника штаба командного пункта системы предупреждения о ракетном нападении. Летело время, менялись гарнизоны, в числе которых оказался и дальневосточный, уверенно шёл Ярослав Юрьевич командирской дорогой. Сегодня он преподаёт в той самой Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, которую сам когда-то окончил. Передаёт свой опыт будущим командирам.

ЗАВЕТНАЯ ШКАТУЛКА
25-22-02-18Родовое наследство. Оно не в золоте и не богатстве. Оно в медалях, орденах, в чёрно-белых снимках, которые бережно хранятся в семье Носань-Никольских. По ним чётко прослеживается та связующая нить поколений, крепче которой не бывает.
– Вот мой прадед перед убытием в действующую армию на Карельский перешеек с сыном Владимиром – это уже мой дед, тогда первокурсник Ленинградского артиллерийского училища. Фото сделано в январе 1940 года, – рассказывает, листая альбом, наследник династии Носань-Никольских. – А вот дед уже со своим сыном Юрием – моим отцом, первокурсником Артиллерийской радиотехнической академии.
«Харьков, 1968 год» – выведено красивым почерком на оборотной стороне снимка, запечатлевшего знаковое событие в каждой офицерской семье: сын отправился по стопам отца.
Наша встреча с Ярославом Юрьевичем случилась как раз накануне 23 Февраля. И о том, что для моего героя, чей прадед стоял у самых истоков РККА, значит этот праздник, я не могла не спросить. Хотя ответ и был очевиден…
– Горжусь, что мой прадед полковник Дмитрий Иванович Носань-Никольский служил в Красной Армии с момента её зарождения – 1918 года. Участник трёх войн – Гражданской, финской и Великой Отечественной, полковник. Оба моих деда – фронтовики, достигли тех же высоких званий. Отец майор Юрий Носань-Никольский в кадрах Советской Армии с 1968 года. Все посвятили службе жизнь, – излагает свою семейную историю Ярослав Юрьевич.
Отдельная гордость – боевые награды: ордена и медали. Их в заветной шкатулке, в семейном хранилище Носань-Никольских немало: орден Ленина, два ордена Красного Знамени, четыре – Красной звезды, три – Отечественной войны I и II степени, медаль «За отвагу», три медали «За боевые заслуги».
– Наверное, воспитывались на этих наградах?– спросила я, глядя, как Ярослав Юрьевич показывает мне своё вековое наследство.
– Деды о войне рассказывать не любили, но награды ценили и меня научили их уважать, – услышала в ответ.
А вот о подвиге своего деда, представленного за это к ордену Красной Звезды, он узнал лишь недавно благодаря сайту «Подвиг народа». В наградном листе, который Ярослав Юрьевич вывел на экран, сказано, что командир батареи старший лейтенант Владимир Дмитриевич Носань-Никольский в бою под Ржевом в октябре 1942 года обнаружил наступающие немецкие танки и силами батареи успешно отразил как первую, так и повторную атаки. В ходе боя его стереотруба была повреждена. «Невзирая на ливень из свинца, командир батареи выдвинулся на открытую местность, что позволяло вести наблюдение, и умело руководил огнём подчинённых. Фашисты, устилая дорогу трупами, откатились на исходные позиции» – дословно говорилось в реляции.
Вот откуда этот стержень, эта сила характера – думалось мне, когда я прощалась со своим героем.
Нет, наследство офицерских династий не в золоте, и не в богатстве, и даже не в медалях и орденах, как мне казалось раньше. Это что-то другое, что-то большее, что никак не измерить, не посчитать, – оно в силе семейных традиций.

На снимке (вверху): Дмитрий Иванович Носань-Никольский (справа)
перед отправкой на Карельский перешеек с сыном Владимиром. Ленинград, 1940 год.

Фото из архива семьи

Другие материалы в этой категории: « Дорожим своей историей

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика