archive.redstar.ru

A+ A A-

«Чужой» на связь не выйдет

Оцените материал
(0 голосов)

ДЕНЬ 23 декабря 1996 года в кабинете директора Федеральной службы безопасности России мало чем отличался от многих предыдущих. Разве что празднично украшенные витрины Детского мира да оживлённая суета на Лубянской площади и прилегающих улицах напоминали о приближении Нового года.

Но он не замечал этой весёлой и завораживающей красоты предпраздничной Москвы, мысленно находясь за сотни километров отсюда, в столице одного из дружественных государств СНГ.
Несколько минут назад оттуда поступила срочная шифровка. В ней сообщалось о попытке неустановленного лица выйти на контакт с сотрудником разведки США. Неизвестный «инициативник» располагал сверхсекретной информацией о Ракетных войсках стратегического назначения России и за весьма внушительную цену — 500 тысяч долларов – предлагал американцам конкретные сведения о ракетном и специальном вооружении Российской армии: тактико-технические характеристики нескольких ракетных комплексов, нормативы приведения их в боевую готовность, данные о сроках пуска ракет и ещё целый ряд других совершенно секретных документальных материалов.
Директор ФСБ отвернулся от окна, склонился над шифровкой и поставил короткую и решительную резолюцию: «Тт. С., Н. Создать оперативную группу и согласовать действия».
С ЭТОГО момента в работу включились десятки опытных разыскников и аналитиков российской контрразведки. Уже через сутки им удалось сузить круг поиска заявившего о себе изменника до трёх объектов. По предварительной оценке, он мог находиться в Главном оперативном управлении Генерального штаба, Главном штабе Ракетных войск стратегического назначения или же непосредственно в частях Оренбургской ракетной армии.
Прошли ещё сутки, и ранним утром в кабинете начальника Управления военной контрразведки ФСБ России (в настоящее время — Департамент военной контрразведки ФСБ России. — Ред.) собрались на срочное совещание руководители ряда ведущих отделов. Опытные профессионалы, они хорошо знали, что следует делать, и к исходу дня 25 декабря перед генералом С., руководителем одного из ведущих подразделений военной контрразведки, лежал полный перечень частей, где «инициативник» мог получить сведения, которые он предлагал на продажу иностранной спецслужбе. Многолетний опыт и профессиональная интуиция подсказывали, что, вероятнее всего, изменник находится в одном из отделов управления Оренбургской ракетной армии.
По телефону ВЧ-связи из Оренбурга ему ответил дежурный по отделу ФСБ и на вопросы генерала дал исчерпывающие ответы: назвал отделы штаба, где могла вестись разработка документов, сведения из которых предлагал американской разведке «инициативник», и даже очертил круг подозреваемых лиц.
В тот же день поздним вечером от контрразведчиков из дружественной страны поступила очередная шифрограмма: «инициативник» продолжает искать выход на иностранную разведку. На этот раз он действовал более настойчиво, но, как и прежде, вёл себя крайне осторожно и не оставлял никаких следов. Медлить было нельзя, и 26 декабря 1996 года оперативная группа под руководством генерала С. вылетела в столицу соседней страны.
Коллегам удалось собрать к приезду москвичей ценный материал: оренбургский «иницативник» решил втянуть в рискованную игру некоего Валерия Л., который, видимо, настолько ошалел от одной только цифры в 500 тысяч долларов, что рьяно принялся искать выходы на американские спецслужбы.
Настойчивость Валерия в конце концов увенчалась успехом. Состоявшаяся вскоре встреча с иностранцем ещё больше разожгла его аппетит. Американец, назвавшийся Майклом, пообещал хороший гонорар, однако желанного аванса не дал и потребовал от Валерия документального подтверждения устно сообщённых им секретных данных и настойчиво просил раскрыть источник информации в Ракетных войсках. Рассказывать о своём источнике Валерий отказался, опасаясь стать лишним в предстоящей шпионской сделке и выпасть из игры, однако согласился представить секретные материалы при следующей встрече.
ВОЕННЫЕ контрразведчики тоже не теряли времени даром, и 17 января 1997 года на стол генерала С. лёг список из четырёх фамилий. Все включённые в него офицеры имели доступ к особо охраняемым государственным секретам и, за исключением одного — майора Игоря Дудника, незадолго до описываемых событий выезжали в отпуск в город, где проживал Валерий. Но у всех троих имелось неопровержимое алиби: с последним они никак не были связаны.
Ситуация снова повисла в воздухе. Однако в штабе ракетной армии обратили внимание на резкие перемены в поведении майора Дудника после возвращения из отпуска. Офицер стал вспыльчивым и раздражительным, без видимых на то причин вступал в конфликты с товарищами, потерял интерес к службе, заявлял о желании уволиться из армии. Но не остался без внимания военных контрразведчиков и внезапно проснувшийся в нём интерес к работе над секретными материалами, к которым он не имел прямого доступа по службе. Офицер стал часто появляться в кабинетах оперативного отдела и боевой подготовки, где велась разработка планов боевого применения частей ракетной армии и других документов ограниченного пользования.
Подозрения контрразведчиков подкрепил поступивший из Управления ФСБ по Калужской области ответ на запрос, направленный ранее в их адрес. Коллеги вскрыли любопытный факт: Дудник, проводивший там очередной отпуск, на непродолжительное время выезжал в одну из стран СНГ.
Дудник же, словно чувствуя, что время безнадёжно уходит, всячески торопил Валерия с организацией встречи с американцем. Он настойчиво рвался в отпуск, чтобы поскорее встретиться с представителем иностранной спецслужбы и наконец заполучить вожделенный долларовый куш. Но командование не отпускало. Словно бы случайно на майора одна за другой посыпались командировки, откуда вырваться на встречу с Майклом было невозможно. Валерий же периодически названивал американцу, но его телефон не отвечал, и только в начале февраля между ними состоялся долгожданный разговор. В ходе разговора они договорились о конспиративной встрече в Москве.
10 февраля неподалёку от станции метро «Чистые пруды» встреча состоялась. На неё прибыл только один Валерий. Несмотря на всё его красноречие и горячие заверения в исключительной ценности предлагавшихся на продажу секретных документов, Майкл вновь высказал сомнение в их подлинности и продолжал настаивать на непосредственной встрече с источником информации.
Однако обстоятельства снова срывали шпионские планы. Дудник днями пропадал на службе, закрученный командованием в колесе всевозможных проверок, командно-штабных тренировок, и не мог вырваться на встречу с Майклом в Москву. А тут находившаяся у Валерия магнитная дискета, на которой хранилась секретная информация, вдруг (бывают же такие «случайности»!) пришла в негодность. И Дудник, проклиная в душе своего непутёвого партнёра, принялся изготовлять дубликат. Но теперь ни один его шаг не оставался без внимания военной контрразведки.
6 марта — спустя шесть месяцев после начала своего «шпионского предприятия» — Дудник и Валерий встретились, и дискета с записанной на ней совершенно секретной информацией, спрятанная в обложке фотоальбома, перешла от Дудника к Валерию. Сославшись на жёсткий контроль со стороны командования и невозможность незаметно отлучиться со службы, Дудник «доверил» напарнику эту важную часть разработанной им операции. К тому же, как считал, тем самым он ограждал себя от возможного риска: даже в случае захвата Валерия сотрудниками контрразведки их выход на него был, по его мнению, маловероятен.
На следующее утро Дудник, как обычно, отправился на службу, а Валерий, дождавшись вечера, выехал на железнодорожный вокзал. Миновал привокзальную площадь, вошёл в здание вокзала и поспешил к поезду. Только потянулся к поручню, как на его руках защёлкнулись наручники.
Спустя несколько часов Игорь Дудник, отказывающийся поверить в провал столь безукоризненно продуманного им предприятия, был доставлен в следственное отделение Управления ФСБ России по Оренбургской области. Предъявленные улики - дискета, фотоальбом и показания Валерия — не оставляли ему никаких шансов…
ЦЕЛЫЙ год следователи Федеральной службы безопасности и Главной военной прокуратуры России с помощью своих зарубежных коллег скрупулёзно собирали и документировали факты преступной деятельности теперь уже «гражданина Дудника». Сухой язык протоколов бесстрастно фиксировал нравственное падение бывшего майора-ракетчика, изменившего воинской присяге и замаравшего честь офицера.
Мотив, подтолкнувший Дудника на это преступление, мало чем отличался от того, что был и у других предателей, — корысть. На допросе 13 марта 1997 года он заявил: «У меня была только одна цель — получить деньги любой ценой, даже ценой жизни».
Окружной военный суд скрупулёзно исследовал все обстоятельства совершённого Игорем Дудником тяжкого преступления — государственной измены и 23 марта 1998 года и, признав его виновным, вынес суровый, но справедливый приговор — двенадцать лет лишения свободы с содержанием в исправительной колонии строгого режима.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика