Logo
Версия для печати

Собака, обжившая космос

Оцените материал
(3 голосов)

3 ноября 1957 года в 5.30 по московскому времени на орбиту вокруг Земли был выведен «Спутник-2» с живым экипажем - двухлетней собачкой Лайкой.

Лайка находилась в герметичной кабине, сконструированной специально для неё при участии  медиков и инженеров В.И. Данилейко, Л.А. Гребенёва, В.С. Георгиевского, В.Г. Буйлова и А.И. Афанасьева. В этом цилиндре с выпуклым дном (для мордашки) имелись автомат питания, а по бокам находящегося внутри «испытателя-космонавта» в специальных кожухах размещалась система кондиционирования. Это устройство регенерации воздуха было рассчитано на 7 суток работы, в течение которых оно обогащало воздух в кабине кислородом и удаляло водяные пары и углекислый газ. Именно на этот срок по расчетам учёных Лайка останется жива: систем спуска на землю тогда ещё не сконструировали.
Кабину и «бортовую столовую» разработали в те далёкие годы полковник медслужбы Александр Дмитриевич Серяпин и Зинаида Скуридина, сотрудники Института авиационной медицины Минобороны СССР (после «оживлённых полётов» на орбиту он стал называться Институтом авиационно-космической медицины Минобороны СССР).
Бортовая аппаратура «КМА-01», разработанная в объединении «Биофизприбор», регистрировала пульс, частоту дыхания, кровяное давление, снимала электрокардиограмму и температуру тела «космической испытательницы».
Советский агитпроп не сразу осознал значимость этого прорыва. Зато Запад взорвался от сенсации.
Правда, неземная слава стоила Лайке жизни. Разумеется, ещё до запуска учёные и конструкторы знали, что на Землю она не вернётся: тогда ещё спускаемых аппаратов не было. Но всё-таки была надежда, что героиня послужит науке и человечеству не менее недели. Однако уже после четырёх витков вокруг планеты от стресса и перегрева Лайка погибла... Преждевременная гибель её произошла из-за ошибки расчёта площади спутника, что и повлекло, как было сказано в дальнейших комментариях, перегрев.  Температура в капсуле поднялась до 40°C, а системы терморегулирования ещё не создали.
Сам «Спутник-2», совершив 2.370 витков вокруг Земли, сгорел в атмосфере 14 апреля 1958 года.
Хотя при дальнейшем обживании космоса стало понятным не только бюргерам и прочим мещанам Старого и Нового Света: науки без жертв не бывает. Для сотрудников же ИАМа посмертное вещание о здоровье Лайки было кощунством: за месяцы подготовки там успели полюбить своих питомиц из первого космического отряда пассажиров. Белоснежную красавицу Альбину, например, уже совершившую два суборбитальных полёта и более других товарок подходившую по экстерьеру и фотокиногеничности, не послали на орбиту из-за того, что она ожидала потомство. А стойкую Муху оставили на Земле из-за лихой кривизны конечностей: нельзя в космос с кривыми лапами - фоторепортёры не поймут! И Муха осталась «технологическим» испытателем и вместе с другими собаками-кандидатами продолжала тренировки на вибростенде, в барокамере и на центрифуге.
Олег Газенко, в ту пору ещё подполковник, а не генерал-лейтенант медслужбы, и всего лишь начальник отдела, а не академик и не директор Института медико-биологических проблем АН СССР, вспоминал, что после известия из Центра телеметрической связи о гибели Лайки он в тягостном состоянии просто уехал за город...  
В это же время на центрифугах и в барокамерах, на испытательных стендах и площадках, в бассейнах и на специальной аппаратуре проводились  - не тренировки - сложные и предельно трудные испытания и эксперименты с участием другого космического отряда, состоящего из людей-добровольцев. Испытания проводились в Лётно-исследовательском институте (ЛИИ) в Жуковском и на «Звезде» академика Г.И. Северина, в самом ИАМе и в ЦНИАГе (Центральном авиационном исследовательском госпитале) ВВС, на других «точках». Тогда ещё не было ЦПК и Звёздного, не было и самого отряда космонавтов, а были солдаты и сержанты специального отряда испытателей при том же Институте авиационной медицины Минобороны, сформированного по инициативе главного конструктора ракетной техники С.П. Королёва. Идея была подана им ещё в 1947 году, после чего по приказу военного министра СССР  Маршала Советского Союза   А.М. Василевского   при   ИАМе создали специальный исследовательский отдел под руководством подполковника медслужбы В.И. Яздовского.
А летом 1953-го был сделан следующий шаг по оживлению космоса. В соответствии с решением высшего руководства страны и по приказу министра обороны в старых корпусах института на Петровско-Разумовской аллее собрались первые воины, прибывшие после школ младших авиационных специалистов, чтобы под руководством учёных и медиков изучать на земле пределы стойкости человеческого организма. Этим они подсказывали условия жизнеобеспечения экипажей кораблей не только медикам. Многое от них получали и конструкторы для инженерных решений по компоновке ракет, условиям запуска и вывода на орбиту, возвращения на землю...
«Красная звезда» посвятила этим первопроходцам в 2010 и 2011 годах серию публикаций. А сегодня, пользуясь юбилеем, хотим сделать дополнение. О своих сослуживцах-испытателях, в том числе испытателях самого первого набора, подготовил и издал книгу бывший секретарь комсомольской организации отряда при ИАКМ сержант, после службы ставший гражданским инженером, Борис Иванович Бычковский. На его личном счету 88 экспериментов, в том числе 49 особо сложных, хотя уже участие в одном сложном эксперименте считалось большой заслугой. А некоторые солдаты были даже комиссованы после третьего особо сложного эксперименты...
За испытания некоторых воинов поощряли. Был исключительный эксперимент, когда, например, младшего сержанта Богдана Гука наградили орденом Красного Знамени: он испытывал спускаемый аппарат. На его аналоге через год погиб лётчик-космонавт дважды Герой Советского Союза полковник Владимир Комаров. Но боец, конечно, в этом не виноват: он и сам рисковал, как и его товарищи, своей жизнью, чтобы остались живы космонавты.
Борис Бычковский нашёл данные и опубликовал в своей книге имена всех, в том числе самых первых солдат-испытателей отряда. Кое-кто прежде пытался бросить тень на бывшего комсомольского вожака: дескать, он «зажал» рабочие дневники с ФИО сослуживцев, поэтому И.В. Давыдов из ЦПК не всех солдат-испытателей назвал в своей книге «Триумф и трагедия советской и российской космонавтики». Это оказалось наветом, и мы с удовольствием восстанавливаем истину.
Теперь о главном. В Институте военной медицины Минобороны РФ (на Петровско-Разумовской аллее) несколько лет назад открыли памятник Лайке (на фото), которую знает весь мир. В её честь были выпущены почтовые марки, так называли сигареты, ей посвящали стихи и песни на разных языках мира. О ней писала «Нью-Йорк таймс», ей ставили памятники, в том числе на Крите, наравне с Гагариным и погибшими астронавтами... А тем солдатам и сержантам из отряда испытателей ИАКМ, рисковавшим своим здоровьем и подчас жизнями, не дали и не поставили ни-че-го.
Степень же их риска можно понять на примере хотя бы тех же «вознесений» в барокамере. Это когда за 0,2 секунды их с земли, где было обычное атмосферное давление, как бы забрасывали в космический вакуум с нулевым давлением. От этого отсутствия внешнего давления человека, случись в его скафандре прореха с игольную дырочку, могло попросту разорвать, как раздувшийся воздушный шар. Но и при всех благополучных завершениях подобных экспериментов на их телах надолго оставались синяки и болезненные ушибы. А ведь были не менее «лихие» эксперименты - сегодня учёные и медики не могут в это поверить! - с перегрузками в 37 жэ! А это было. И теперь те отважные бойцы стали ветеранами. Но без почестей и наград.
...Кого бы сегодня, пусть не в космос на «Спутнике-3», а просто в барокамере поднять километров на 25? Может быть, после этого они отнеслись бы к бывшим солдатам-испытателям с человеческим почтением и сочувствием? Может, «стандарты» медобслуживания им бы расширили. Или по ценам ЖКХ, взлетевшим на космические, недостижимые для многих испытателей высоты, предоставили на эти 25 км скидку.

 

Николай ПАЛЬЧИКОВ, «Красная звезда».

Последнее от Николай ПАЛЬЧИКОВ, «Красная звезда».

Похожие материалы (по тегу)

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.