archive.redstar.ru

A+ A A-

Флотский стержень художника

Оцените материал
(1 Голосовать)

Не все знают, что всемирно известный художник Василий Верещагин является выпускником Морского кадетского корпуса. Он не посвятил свою  жизнь флоту, но напрямую причастен ко многим страницам ратной славы России. Среди его картин есть и цикл, посвящённый Отечественной войне 1812 года. Впрочем, обо всём по порядку.

Нелогичный поступок

В строю выпускников Морского кадетского корпуса Василий Верещагин стоял первым. Не только из-за своего гренадерского роста и телосложения, но и ввиду неоспоримых успехов за все годы учёбы. В апреле 1860 года, сразу после выпуска, перед ним открывались прекрасные перспективы в морской службе. Тем более что одна из прибывших на выпуск августейших особ спросила у бравого рослого молодца, куда он хочет получить назначение. Был, можно сказать, исключительный шанс выбрать место «потеплее» и быстро сделать карьеру. И вот тут-то как гром среди ясного неба прозвучала просьба восемнадцатилетнего Верещагина об отставке. А ведь он, самый молодой на курсе, на выпускных экзаменах набрал высшую сумму баллов - 210. У второго выпускника было существенно меньше - 196.
Свита тут же постаралась замять неприятный инцидент, но факт остаётся фактом: 3 апреля Василий Верещагин выпускается с производством в прапорщики ластовых экипажей, а 11 апреля увольняется в отставку по... болезни. Так флот лишился офицера, а культурное сообщество в недалёком будущем обрело выдающегося художника.
Что же подвигло новоиспечённого офицера столь круто изменить судьбу, которая, казалось бы, так благоволила ему? Дело в том, что в Морском кадетском корпусе Василий Верещагин увлекается рисованием. За два года до выпуска, с 1858 года, молодой гардемарин начинает посещать рисовальную школу Общества поощрения художеств и всё больше укрепляется в желании стать художником.
И если для него самого уход в отставку после блестяще оконченного Морского корпуса стал вполне логичным, то родителей его поступок возмутил до глубины души. Раздосадованный поступком Василия,  которым он привык гордиться, отец отказал ему в материальной помощи. Поэтому, поступив в Академию художеств, Верещагин обрёк себя на трудные годы жизни: зарабатывал на пропитание и жилище уроками, рисунками для книг.
Проучившись три года, Верещагин в 1863 году оставляет академию и уезжает на Кавказ. Там его первыми самостоятельными работами становятся рисунки с изображением народных типов, бытовых сцен, пейзажей.
Но его манит далёкая Франция, где настоящий простор для свободно мыслящего художника. В 1864 году он поступает в парижскую Академию художеств.
Однако в Париже художник пробыл недолго: в 1865 году он вновь отправляется в путешествие по Кавказу, где создаёт множество этнографических набросков, этюдов масляными красками.
Эта поездка тоже была непродолжительной. Вообще в те годы он не сидел на месте: после Кавказа последовала поездка на Дунай, затем - снова Кавказ, потом - Петербург. Оттуда снова в Париж, где он пробыл год. Есть довольно правдоподобная версия о том, что Василий Верещагин, получивший отменную военную подготовку и будучи по своим убеждениям горячим патриотом России, одновременно выполнял поручения правительства по разведке в тех или иных стратегически важных регионах.
Это были задания по выявлению отношения местного населения к России и мнений различных слоёв общества, получение информации о возможной эффективности военных действий на конкретном театре. В подтверждение этой версии говорит и та протекция, которая оказывалась Верещагину в поездках со стороны органов гражданского и военного управления. Равно как показательны и избираемые им маршруты путешествий - всегда актуальные с точки зрения сбора разведывательных данных. Впрочем, эта вполне возможная страница в биографии художника ещё требует архивного подтверждения.


«Прочувствовать и... участвовать»

17-26-07-12В 1867 году Верещагин отправился в Туркестан, где в то время шли военные действия. Как художник-баталист, он был прикомандирован к штабу генерал-губернатора Константина фон Кауфмана. Василий не просто наблюдал картины походной жизни, делал эскизы и наброски, но и участвовал в боях. В 1868 году художник в составе русского гарнизона оборонял от войск бухарского эмира цитадель Самаркандской крепости и проявил исключительную храбрость и самообладание. За проявленный героизм Верещагин был награждён Георгиевским крестом 4-й степени.
В Туркестане он создаёт серию батальных картин под названием «Варвары»: «Апофеоз войны», «Смертельно раненный», «Нападают врасплох», «Окружили - преследуют» и другие. В 1874 году на большой выставке в Санкт-Петербурге художник имеет огромный успех у публики и прессы. На ней был показан и «Апофеоз войны», который приобрёл меценат Павел Третьяков. К слову, именно он, основатель знаменитого музея русской живописи, впоследствии купил значительную часть работ Верещагина - около 240, чем материально поддержал художника.
Верный своему творческому подходу, основанному на личных впечатлениях, художник отправляется в Болгарию вместе с армией генерала Михаила Скобелева - началась русско-турецкая война 1877–1878 годов.

Гибель на флагмане

В 1891 году Верещагин поселился под Москвой, где пишет свой последний цикл «Наполеон в России», имевший огромный успех - в конце 1890-х годов он с триумфом показан едва ли не во всех европейских столицах. Замысел написать большой цикл картин, посвящённых Отечественной войне 1812 года, художник вынашивал долго. «Цель у меня была одна, - писал он, - показать в картинах великий национальный дух русского народа, его самоотверженность и героизм...» К числу лучших критики единодушно отнесли работы «В штыки! Ура! Ура! (Атака)», «На большой дороге. Отступление, бегство», «Наполеон на Бородинских высотах», «Ночной привал великой армии» и другие.
В 1903 году Верещагин путешествует по Японии (опять же накануне русско-японской войны!). Там он сделал серию этюдов, с интересом знакомился со страной. Но, к его сожалению, вскоре должен был её покинуть: политическая обстановка стремительно ухудшалась и русский художник подвергался риску быть арестованным. Возвратившись, Верещагин писал искусствоведу Фёдору Булгакову: «Войны с Японией нужно стараться избегать как бесцельной, бесплодной и во всяком случае разорительной». Предвидение оказалось пророческим.
Сразу после начала русско-японской войны художник, которому исполнился 61 год, поехал на Дальний Восток. Командующего Тихоокеанским флотом вице-адмирала Степана Осиповича Макарова Верещагин знал ещё по русско-турецкой войне.
31 марта 1904 года в 7 часов 15 минут Верещагин вышел из Порт-Артура на флагмане - броненосце «Петропавловск». В начале девятого утра японцы, увидев подходящий «Петропавловск», стали отступать. К флагману русского флота присоединились 4 броненосца и 4 крейсера. Эскадра двинулась на сближение с неприятелем. Вдруг впереди показались новые корабли противника. Их было более двух десятков.
Сбавив ход, эскадра перестроилась и, готовая вступить в бой, двинулась параллельно береговым батареям. Вдруг, по рассказам очевидцев, произошло что-то ужасное: «В эту минуту с обоих бортов «Петропавловска» без всякого удара и выстрела поднялись два громадных столба коричнево-чёрного дыма, перекрутились со столбом белого пара, мелькнули огненные языки, броненосец качнуло на правый бок, затем на левый, сразу вся носовая часть опустилась в воду: спардек и корма, охваченные ярким пламенем, приподнялись, в воздухе мелькнула корма с работающими винтами - и броненосец моментально ушёл в воду почти вертикально». Мощнейший корабль русского флота исчез под водой менее чем за две минуты. Впоследствии оказалось, что накануне ночью японцы установили мины.
Меры для спасения оставшихся в живых были приняты сразу же, но спасти удалось лишь великого князя Кирилла Владимировича, шестерых офицеров и полсотни матросов. «Вместе с адмиралом Макаровым погибли 29 офицеров, 652 нижних чина, адмирал Молас, художник Верещагин и адъютант великого князя лейтенант Кубе», - сообщала «Иллюстрированная летопись русско-японской войны».
Вскоре после трагической смерти художника японский литератор Никадзато писал о Верещагине с болью и уважением: «Он пожертвовал своей жизнью ради своего призвания. Мы завидуем России, где живёт Толстой, а узнав о смерти Верещагина, мы не можем ещё раз не почувствовать к этой стране уважения и почтения».
В Череповце многие годы существует Мемориальный дом-музей Верещагиных. Здесь максимально воссоздана обстановка, которая была в этой семье.

 

Москва - Санкт-Петербург - Череповец.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена