archive.redstar.ru

A+ A A-

Совместный выпуск «Красной звезды» и Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооружённых Сил «Мегапир»

31-20-02-16

 

Дорогие друзья!
Открывая в «Красной звезде» страницу «Офицерское братство», мы руководствуемся принципом: огонь зажигается от огня. При этом одну из важнейших задач видим в том, чтобы помочь нашим ветеранам передать молодому поколению защитников Отечества наиболее яркие свои воспоминания, наблюдения и накопленный опыт. Мы хотим, чтобы не терялась связь времён, чтобы дети, внуки и правнуки ветеранов были достойными гражданами, патриотами своей Родины, всегда готовыми встать на её защиту. Надеемся, что при вашей поддержке, дорогие друзья, «Красная звезда» внесёт ещё больший вклад в развитие гражданского общества, которому небезразличны проблемы безопас­ности России.


Заместитель председателя Общественного совета
при Министерстве обороны РФ, председатель совета
Национальной ассоциации объединений офицеров запаса
Вооружённых Сил «Мегапир» Александр КАНЬШИН

 

Костяк Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооружённых Сил «Мегапир» составляют люди, можно сказать, положившие жизнь на алтарь служения Отечеству. Среди них и те, кто, как поётся в известной песне, поднимался в штыки и брал Берлин. И те, кто прошёл сквозь огонь и дым Афганистана и других «горячих точек» нашего времени. Те, кому мы предоставляем слово сегодня, – из их числа.

 

Маршал Советского Союза Дмитрий Язов:
С КОМАНДИРА СПРОС ОСОБЫЙ
33-20-02-16В его послужном списке более 20 должностей. Первая из них – командир взвода 483-го стрелкового полка 177-й стрелковой дивизии, державшей оборону в районе станции Погостье под Ленинградом. Там в августе 1942 года он получил ранение и контузию. А в январе 1943-го при прорыве блокады Ленинграда, заменив погибшего в бою командира роты, был снова ранен, но остался в строю. После войны, прежде чем стать в 1987 году министром обороны СССР, командовал батальоном, полком, дивизией, корпусом, армией, войсками двух военных округов и Группой войск, занимал высокие посты в центральном аппарате военного ведомства. За плечами Дмитрия Тимофеевича Язова служба на Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в Средней Азии и Закавказье, в Чехословакии и на Кубе. Выдержавшие не одно издание воспоминания маршала пользуются большой популярностью в войсках. О некоторых описанных им эпизодах идёт речь ниже. С 2003 года Дмитрий Тимофеевич – председатель совета общественного объединения офицеров запаса «Офицерское собрание», действующего в рамках ассоциации «Мегапир».
29-20-02-16– Полагаю, не будет лишним, если мы, фронтовики, ветераны боевых действий, в праздничный день вспомним какие-то эпизоды из своей многолетней службы, которые могут оказаться не только интересными, но и поучительными для нынешних солдат и командиров. Я, к примеру, прекрасно помню свой первый день на фронте. Это было в июле  1942-го в районе станции Погостье под Ленинградом. Там стояла 117-я стрелковая дивизия, куда я в составе группы лейтенантов прибыл после выпуска из Московского пехотного училища. Не успели мы официально представиться командованию, как нас пригласили на лесную поляну, где перед строем всего комсостава – от командира взвода и выше – вывели младшего лейтенанта, и председатель военного трибунала зачитал приговор, из которого следовало, что молодой офицер смалодушничал: во время атаки противника бросил свой взвод. Бойцы смогли и без него отразить атаку, удержать позицию, а младшего лейтенанта приговорили к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение тут же. Комиссар дивизии ещё раз зачитал перед строем офицеров присягу и сталинский приказ № 227: «…Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование – ни шагу назад без приказа высшего командования». Так мы получили свой первый фронтовой урок, суть которого я сформулировал для себя коротко: с командира спрос особый.
Собственно, этой проверенной в боях и походах формуле я следовал потом всегда и везде, какую бы должность ни исполнял. В частности, так было и на Кубе, где во время Карибского кризиса, когда мир висел на волоске, мне выпало командовать отдельным мотострелковым полком в составе Группы советских войск. Честно признаюсь, мне, фронтовику, было сложно перестраиваться на специфический кубинский лад. Тягучими тропическими вечерами всё вспоминались болота под Ленинградом, где я, тогда безусый командир взвода, по уши в грязи и зловонной жиже вёл в свой первый бой вверенных мне солдат. А здесь… Экзотические природно-климатические условия, бананы и апельсины, пальмы и океан – всё это как-то не увязывалось с военной опасностью. Да и внешний вид моих солдат выглядел свое­образно: непривычно было командовать личным составом, одетым кто во что горазд. Тем не менее, хотя все мы были в гражданской одежде – только бритые затылки и выправка говорили о нашей истинной специальности, – никаких поблажек за внешний вид я никому не давал.
Представьте себе такую картину. Идёт строевой смотр подразделения. Личный состав в разноцветных рубашках рубит строевым, строго держа равнение и соблюдая дистанцию. Жёсткая дисциплина и порядок делали своё дело…
В октябре 1963 года, почти через год с момента кризиса, уже на родной земле я прощался с солдатами и офицерами полка. Прощались по-братски. Мы понимали, что «кубинская эпопея» навсегда останется в наших сердцах. Но кто мог подумать тогда, что родившееся в ходе Карибского кризиса боевое братство «кубинцев» станет своего рода прообразом боевого братства наших «афганцев»?   

 

Маршал артиллерии Владимир Михалкин:
ВЕЛИКАЯ СИЛА СТРОЯ
25-20-02-16Военная судьба Владимира Михайловича Михалкина, вместившая в себя более 50 календарных лет, схожа с судьбой людей, связавших свою жизнь с профессией защитника Отечества. Сын офицера-артиллериста, он в четырнадцать лет добровольцем ушёл на фронт, став артиллерийским разведчиком на Пулковских высотах. Когда в январе 1944-го войска Ленинградского фронта начали сокрушать пресловутый «Северный вал» гитлеровцев, он уже был ефрейтором, кавалером двух медалей – «За отвагу» и «За оборону Ленинграда». В декабре того же года ему будет присвоено первое офицерское звание младший лейтенант, а спустя 45 лет он станет маршалом артиллерии.  Ныне маршал артиллерии Михалкин возглавляет фонд «Офицерское братство», учреждённый советом директоров ассоциации «Мегапир».
– Мы, ветераны, хорошо понимаем, какие трудности испытывает в настоящее время руководство военного ведомства, делая всё, для того чтобы наши Вооружённые Силы были достойны великой России, отвечали требованиям времени. Естественно, мы не можем быть сторонними наблюдателями. Да и военное руководство, как показывает практика, стремится использовать в работе лучшие традиции и опыт людей, занимавших до увольнения в запас руководящие посты в армии и на флоте. Например, мне не раз приходилось участвовать в проведении Всеармейских состязаний командиров артиллерийских батарей. Такие моменты, когда ты вновь возвращаешься к любимой профессии, придают силы, по-прежнему чувствуешь себя в строю.
Однажды во время встречи с выпускниками академии кто-то из офицеров поинтересовался, какую из пройденных должностей я считаю самой лёгкой. «Вообще-то в армии лёгких должностей не бывает, – ответил я тогда. – Но уж если сравнивать, то для меня самой лёгкой (конечно, относительно) была должность командира артиллерийской дивизии. А знаете почему? Потому что у меня были отличные командиры полков».
32-20-02-16А ответил я так потому, что и сам не понаслышке знал, что такое полк. Как известно, первым должностным лицом, чья сфера ответственности чётко очерчена Уставом внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации, является командир полка (корабля 1 ранга). И в этом есть своя логика. Полк – основная, можно сказать, боевая часть армии, где представлены практически все рода войск и оружия. Неспроста же Георгий Константинович Жуков, сам почти семь лет прокомандовавший полком, сделал вывод (подкреплённый, кстати, и собственной практикой), что командир, «который хорошо освоил систему управления полком и способен обеспечить его постоянную боевую готовность, всегда будет передовым военачальником на всех последующих ступенях командования как в мирное, так и в военное время». Сегодня, когда мы строим новую армию России, этот урок великого полководца актуален, может быть, как никогда.
Да, нынче число полков, особенно в Сухопутных войсках, значительно уменьшилось. Многие из них стали базой для формирования бригад. Но та же, скажем, мотострелковая бригада – это же, по существу, Вооружённые Силы в миниатюре. А в руках её командира сосредоточена огромная власть, государство вверяет ему судьбы тысяч людей со всей вытекающей отсюда ответственностью. И очень важно, чтобы он понимал: сама по себе должность, дающая право командиру-единоначальнику повелевать людьми от лица государства, вовсе не определяет автоматически его престиж в глазах этих людей. Во всех отношениях быть на голову выше подчинённых – иного тут просто не дано!

 

Генерал-полковник в отставке Михаил Попков:
ПАТРИОТИЗМ – ЦЕННОСТЬ НЕПРЕХОДЯЩАЯ

«…Дважды водил роту в рукопашно-штыковую схватку, воодушевляя бойцов личным примером», – так было написано в представлении комсорга стрелкового батальона М.Д. Попкова к медали «За отвагу» в 1943 году. А вообще можно сказать, что вся его биография похожа на сводку с полей сражений. В 20 лет, взяв Берлин, он встретит Победу на Эльбе. Потом в биографии фронтового комиссара будут и единственное в истории наших Вооружённых Сил войсковое учение с применением ядерного оружия на Тоцком полигоне в сентябре 1954 года, и венгерские события 1956-го, и Афганистан… Отмотав более 48 «календарей», он закончит военную службу генерал-полковником в должности члена военного совета – начальника политуправления самых мощных в мире Сухопутных войск. На его груди появится ещё немало медалей, будут и ордена, он станет почётным гражданином города Юхнова, одна из улиц которого носит его имя. Но ту первую награду Михаил Данилович почитает особо. В настоящее время он председатель редакционно-издательского совета ассоциации «Мегапир».
– Это было в августе 1943-го, когда все три фронта – Воронежский, Центральный и Степной – уже перешли в наступление. Третьему батальону 86-го стрелкового полка 28-й стрелковой дивизии предстояло ранним утром атаковать позиции гитлеровцев на Меловых горах в районе села Болховец, расположенного на западной окраине Белгорода. Подход к обороне немцев, представлявшей собой гряду сильно укреплённых высот, преграждало болото с километр шириной. Во время 30-минутной артподготовки мы скрытно преодолели его и сосредоточились у подножия высот. Но тут случилась беда. Наши артиллеристы и танкисты вовремя не перенесли огонь в глубину обороны противника, и несколько снарядов попали по батальону. Были потери. Начало атаки пришлось перенести на час.
Через час мы пошли. Справа идёт седьмая рота, где я был раньше замполитом, слева – восьмая. Я иду с восьмой. Вдруг погибает её командир лейтенант Завьялов. Я кричу: «За Родину! За Сталина! Вперёд!» Вот там, я вам скажу, был какой-то порыв душевный, наверное, связанный и с молодостью, и с положением комсорга батальона. Понимаете, никто не мог заставить человека произнести эти слова на смертной полосе. А те, которые внушают молодым, будто не было такого, либо сами не нюхали пороха, либо по какой-то нечистой причине сбиваются на ложь.
27-20-02-16Итак, атака продолжается. У немцев положение выгоднее. Они в траншеях. А мы ломим грудью на автоматный и пулемётный огонь. А сверху пикирует немецкая авиация, из глубины бьёт артиллерия. Но мы всё же врываемся в траншею. Начинается рукопашная схватка. А по-другому и нельзя было никак, потому что всё перемешалось – где свои, где чужие. Слышны только разрывы непонятно чьих снарядов, русский мат, стоны раненых и команды: «Вперёд!» Немцы (на высоте, которую штурмовал наш батальон, было примерно полторы роты) дрались с остервенением до последнего патрона, до последнего солдата. Но бой был недолгим, минут 15–20. Да такие бои и не бывают долгими. Наша комсомольская гвардия оказалась сильнее духом. Захватив траншею и отправив пленных в тыл, мы пошли штурмовать вторую позицию. Батальон занял Меловые горы. За тот бой меня и представили к медали «За отвагу».
Примеры героизма и мужества наших воинов как в годы Великой Отечественной войны, так и в ходе боевых действий в Афганистане, в других «горячих точках» можно приводить бесконечно. Находясь в Афганистане, я побывал в горах, где незадолго до этого героически погиб командир взвода Александр Стовба. Оказавшись в сложной ситуации, грозившей его взводу окружением, он приказал подчинённым отходить, приняв решение прикрыть их своим огнём. Спасти солдат ему удалось, спасти себя офицер не смог, пал смертью героя. Мне показали записную книжку, в которой лейтенант писал стихи. Вот что он писал о себе:
…И я готов, летя сквозь годы
Метеоритом в синей мгле,
Сгореть, сжигая все невзгоды,
Во имя жизни на земле.  
Такое мог написать только патриот, человек, сильный духом, кристально честный и верный воинскому долгу. И очень радостно сознавать, что на смену таким, как он, на смену старшим поколениям защитников Отчества приходят молодые люди, готовые верой и правдой служить России. Да, мы теперь живём в другой стране. Но это не означает, что патриотизм остался в прошлом. Он был и остаётся бесценным источником военной мощи государства, стойкости и мужества его воинов, о чём ярко свидетельствуют сегодня их действия на фронтах сражения с тёмными силами международного терроризма.

 

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика