archive.redstar.ru

A+ A A-

Подвиг Константина Симонова

Оцените материал
(2 голосов)
К.М. Симонов, 1946 г. К.М. Симонов, 1946 г.

К 100-летию со дня рождения фронтового корреспондента «Красной звезды»

(Окончание. Начало в № 170.)

Именно при таких вот жизненных обстоятельствах происходило формирование К.М. Симонова как военного писателя, которого на Западе часто называют русским Хемингуэем. К.М. Симонов живо откликался на все важнейшие события в жизни нашей страны и Вооружённых Сил. Сразу после гражданской войны в Испании появляется «Парень из нашего города». В его сознании не укладывается пронизывающая болью мысль о гибели в Испании Мате Залка (генерала Лукача), писателя, антифашиста, бойца.
Во вдохновенном стихотворении «Генерал» он скажет:


Пока ещё в небе испанском
Германские птицы видны,
Не верьте: ни письма, ни слухи
О смерти его неверны...


Идёт Великая Отечественная война, а жизнь продолжается, работают театры, но нет ни одной пьесы о том главном, чем живут в этот период советские люди. К.М. Симонов буквально истязает себя, работая почти круглыми сутками, и в удивительно короткие сроки создаёт пьесу «Русские люди».
Под впечатлением Сталинградского сражения появляется повесть «Дни и ночи». В послевоенные годы, когда в нашей армии становится всё меньше участников войны и остро возникает необходимость передачи ими опыта войны, К.М. Симонов пишет, как он говорил, свой «главный» военный роман-трилогию «Живые и мёртвые», где в убедительной художественной форме раскрываются глубинные истоки и «секреты» того, почему солдатами не рождаются и как нелегко проходит становление настоящих солдат.

Держать порох сухим
Иногда Константина Михайловича обвиняли в некоторой творческой поспешности и даже в «авангардизме». Но его литературная оперативность определялась стремлением жить одной жизнью с народом и его армией, быть не только писателем, но и активным участником происходящих событий. Есть писатели, которые вот уже 70 лет горделиво ждут, когда дистанция времени после окончания войны наберёт нужные для них размеры и можно будет о всех делах судить более объективно и безошибочно. И может быть, правда в том, что со временем появятся произведения, которые ещё более глубоко и убедительно воспроизведут события прошлой войны. Но жизнь не может ждать. В той обстановке, в которой мы живём, остаются актуальными и больше того – становятся ещё более сложными задачи обеспечения оборонной безопасности России. Конечно, и в прошлом в системе военной службы было много отжившего, от чего надо решительно отказываться. Новое геополитическое положение России, стремление строить демократические правовые основы требуют существенного пересмотра устоев организации Вооружённых Сил. Но вне зависимости от того, будут ли Вооружённые Силы комплектоваться по контракту или призыву (в отличие от США), при наших ограниченных экономических и военно-технических возможностях оборона России должна носить всенародный характер.
Поэтому как раньше, так и теперь всякий честный писатель-патриот не может не понимать, что нельзя стоять в стороне от решения важных задач, связанных с безопасностью нашей Родины. В свете этого так называемый авангардизм К.М. Симонова может служить лишь хорошим примером. И вопрос тут не чисто литературный, а весьма значимый как в общественном, так и государственном отношении.
Но теперь, в смутное время, когда самые святые и незыблемые для нормального общества понятия, в том числе идею защиты Отечества, кое-кто пытается поставить под сомнение, значительно труднее решать оборонные задачи.
Вся работа по подготовке молодёжи к службе в Вооружённых Силах и военно-патриотическому воспитанию должна быть значительно более глубокой, аргументированной и убедительной.
И в этой важной и многообразной работе мы и в наше время не можем обойтись без новых Шолоховых, Фадеевых, Твардовских и Симоновых. Теперь, когда уже нет среди нас этих замечательных писателей, нам особо приходится дорожить каждым талантливым литератором, который обращается к военной тематике. Художественные произведения, правдиво отображающие становление солдата и офицера в боевой учёбе в мирное время и в бою, постижение ими таинства военного искусства, иногда очень простого в теории, на словах, но чрезвычайно сложного в практическом исполнении, крайне нужны и сегодня, особенно для воинского воспитания молодых офицеров.
К этому патриотическому делу важно приобщать молодых писателей. Известно, что Л.Н. Толстой, создавший «Войну и мир», не был участником войны 1812 г. И сегодня мы знаем сравнительно молодых писателей, которые не были участниками войны, фронтовиками. Но это не помешало им убедительно показать многие батальные сцены, раскрыть психологию поведения людей на войне. Как говорят, и в этом деле не боги горшки обжигают.
В этом отношении хорошим примером мне представляются произведения А. Проханова, В. Шурыгина, З. Прилепина и других писателей, пишущих на военную тему, в том числе новое поколение корреспондентов «Красной звезды», умножающих симоновские традиции. Эти традиции требует симоновской самоотверженности, преданности, любви к вверенному делу и, конечно, глубокого постижения специфики военного дела.
Творчество К.М. Симонова отличается прежде всего тонким пониманием сложнейших проблем воинского воспитания и формирования высокого уровня военного искусства у военных кадров. Наиболее полное воплощение это нашло в трилогии «Живые и мёртвые» и особенно в книгах «Солдатами не рождаются» и «Последнее лето». Но военная косточка автора этих книг проявляется и в «Товарищах по оружию», и в повести «Дни и ночи», и в уже упоминавшихся дневниках. Весьма характерен в этом отношении, на мой взгляд, эпизод, связанный уже с первым посещением
К.М. Симоновым фронта в 1941 г., там же, под Могилёвом. Известно, сколь тяжёлая атмосфера царила тогда на фронте. И в толще этих ошеломляющих событий, военных неудач, личного горя и тревоги каждого человека за судьбу своей Родины нетрудно было увидеть и беспорядки, и всевозможные неурядицы в действиях многих соединений и частей, в управлении войсками. Услышал, например, современный журналист или писатель, что кому-то из солдат в начале войны не хватило винтовки, сразу делаются обобщающие выводы: «В армии на троих была одна винтовка, воевали безоружными и т.д.». Но найти и разглядеть в реалиях войны, во всём сложном переплетении событий (не только в общем виде, а в конкретных людях и эпизодах) глубинные истоки того, что в морально-политическом и чисто военном плане предопределяло наши будущие победы, мог только очень талантливый писатель, осознающий, что именно нужно для победы над врагом и из чего она складывается.
Некоторые критики упрекали К.М. Симонова в том, что он в слишком мрачных красках обрисовал события 1941 г. Странно было бы как-то по-другому их изображать. Но внимательный читатель не может не заметить, что в нарисованных им картинах отступления и первых неудач нет и признаков безысходности. В умелых действиях 172-й дивизии, других соединений и частей, командиров типа Кутепова молодой писатель увидел и не уступающее фашистам воинское умение, и одно из важнейших слагаемых военных успехов – организованность и твёрдое управление людьми. Видимо, вообще не существует человека, который бы не понимал значения дисциплины и воинского порядка, когда речь об этом идёт отвлечённо, в общей постановке. Но когда они касаются конкретной личности, испытывающей из-за этого неудобства и определённые лишения, нередко считается, что в данном случае можно было бы обойтись без них. Думаю, нашлось бы немало и штабных офицеров, прибывших «сверху», и корреспондентов, которые возмутились бы или по крайней мере обиделись, что с ними столь грубо и бесцеремонно обращаются: задерживают, угрожают положить на землю и держать до рассвета, под конвоем доставляют в штаб. Но когда подобное случилось с К.М. Симоновым по прибытии на КП 172-й сд, его всё это даже порадовало. Он сразу почувствовал дисциплину, порядок, уверенность; понял: война идёт далеко не так, как задумано противником, налицо и многие другие предпосылки того, что в конечном счёте мы одолеем врага.
В наше время приходится только удивляться лихости и наивности некоторых писателей, историков, политических деятелей и журналистов, которые изображают иногда дело таким образом, что любой гражданский человек может прийти во время войны в армию и запросто управлять войсками, самоуверенно задним числом втолковывают Г.К. Жукову, К.К. Рокоссовскому и И.С. Коневу, как надо было воевать, а в мирное время поучают, как надо осуществлять военную реформу. К.М. Симонов себе такого не позволял.
Какой трудной ценой достаётся боевой опыт, мы видим почти во всех произведениях К.М. Симонова. Особенно глубоко всю сложность венного искусства он понял, изучая после войны оперативные документы и описания различных военных операций. Наиболее яркое и убедительное отражение это нашло в книге «Последнее лето». Этот роман, видимо, первое художественное произведение, в котором отражена грандиозная и разнообразная работа, которая предшествует крупной наступательной операции. Вполне понятно, что корреспондент газеты во время войны не мог знать всех подробностей планирования и подготовки операции, особенно в области деятельности командования и штабов. Однажды после недельной работы в Подольском архиве Константин Михайлович рассказывал мне, насколько поразили его масштабы всех подготовительных мероприятий. Он сумел всё это ярко и выразительно, с доскональным знанием дела передать через мысли, чувства, характеры и поведение людей, а не путём подробного описания бесчисленного количества больших и малых дел его героев при подготовке операции.
В центре событий – командарм (Серпилин), член Военного Совета (Захаров), начальник штаба (Бойко). Им приходится выполнять большую и напряжённую умственную работу, чтобы тщательно спланировать предстоящие боевые действия и с максимальным эффектом использовать в операции все имеющиеся силы и средства; всё детально рассчитать, согласовать действия большого количества соединений и частей различных родов войск по задачам, времени и рубежам; ничего не упустить, всё предусмотреть и за свои войска, и за противника, поскольку и на той стороне идёт не менее напряжённая работа, чтобы сорвать и опрокинуть всё задуманное и сделанное нами. Но и планирование операции, несмотря на всю её важность и сложность, – это лишь начало подготовки операции. Требовались ещё большое количество практических мероприятий, огромная воля, настойчивость и титаническая организационная работа в штабах и в войсках, чтобы добиться правильного понимания поставленных задач, подготовить к их решению войска. Этот изнурительный труд не допускал ни перерывов, ни отдыха, ни возможности малейшего расслабления.
В отличие от прошлых войн, такую операцию уже не мог начать по своему почину даже самый выдающийся полководец. Для того, чтобы такая операция состоялась, должна была работать вся страна, весь народ. При подготовке Белорусской операции только в июне 1944 года фронтам было подано более 75 тыс. вагонов с войсками, техникой, боеприпасами и другими грузами...
В ходе подготовки к Белорусской операции и сам командир Серпилин, и подчинённые ему командиры – далеко не те, что были в 1941 году. Анализируя внутренне весь тяжкий путь своего становления в качестве военных людей, они ловят себя на мысли о том, что ведь и в начале войны не было такого командующего или командира, который не понимал бы теоретически надобность сосредоточения основных усилий на решающих направлениях или необходимость разведки и надёжного огневого поражения противника. И всё же понадобилось значительное время, пока они научились искусству реализации этих всем известных положений военной теории на практике.
Самые многообещающие теоретические взгляды становятся материальной силой и составной частью военного искусства, когда ими овладевают не отдельные военачальники и командиры, а основная масса офицерского состава. В этом отношении весьма характерен эпизод, подмеченный К.М. Симоновым под Тарнополем. «Полковник К. произвёл на меня именно такое впечатление – очень обыкновенного человека, который не отличался, мне кажется, ни большим военным талантом, ни сверхъестественной, сокрушительной силой воли. И в то же время именно он штурмовал и овладел наиболее трудным участком обороны Тарнополя. А самое главное — в этом не было ничего удивительного, и мне с самого начала, как только я попал к нему, казалось, что так оно и должно быть. Именно на таких людях сказывается общий уровень армии, в которой не все командиры высоко талантливы и непогрешимы, но которая все решительнее и спокойнее выигрывает войну».

 


Творчество Симонова отличается прежде всего тонким пониманием сложнейших проблем воинского воспитания и формирования высокого уровня военного искусствау военных кадров


 

19-16-11-15Наиболее распространённый в нашей литературе и исторических трудах изъян в этом плане видится в том, что в ней обычно речь идёт в основном о теоретических взглядах на различные способы ведения боя и операции до войны и во время ­войны. Сложный и мучительный процесс развития практической стороны военного искусства, овладения им военными кадрами в полной мере не раскрывается. В произведениях Симонова в связи с этим остро ставится вопрос о требованиях, которые предъявляются к командирам и офицерам штабов - вообще к военным руководителям. Среди героев его произведений нет исключительных личностей и героических натур. Луконин, Серпилин, Сафонов, Сабуров, Пантелеев, Синцов, Климович – обычные командиры со всеми достоинствами и недостатками, свойственными живым людям. Но отличаются они прежде всего своей преданностью народу, творческим подходом к решению боевых задач и самоотверженностью в повседневной деятельности. Его симпатии на стороне тех, кто глубоко знает и любит военное дело, отдаёт всего себя без остатка военной службе. Он высоко ценит в них естественную простоту, деловитость, организаторские способности, твёрдость и решительность характера, принципиальность. Не может быть хорошего командира, если ответственности за свои решения он боится больше, чем противника.

Уроки на все времена
По Симонову, война для кадрового офицера – это экзамен, который неизвестно когда состоится, но к которому надо готовиться всю жизнь. Ни в одной отрасли деятельности не считается достойным плохо знать и неумело делать своё дело. Но в боевой обстановке неумение граничит с преступлением, ибо деятельность командира, любого военного руководителя связана с жизнями многих других людей, судьбой которых он обязан разумно распорядиться и при любых обстоятельствах выполнить поставленную задачу. Очень важно, чтобы люди верили в своих командиров. Известно, какой подъём боевого настроения и уверенности вызывало само появление на том или ином фронте таких полководцев, как Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, И.Д. Черняховский и др.
В конце романа «Солдатами не рождаются» Синцов, узнав о назначении Серпилина командующим армией, с удовлетворением подумал: «...хорошо, когда такой человек приходит командовать армией, потому что такой человек потянет, и хорошо потянет...»
Для того, чтобы завоевать такое доверие войск и одержать победы, военачальнику и командиру на пути к этому приходится преодолевать не только сопротивление противника. Во время войны, когда складываются сложнейшие ситуации с переплетением самых различных противоречий и до предела обостряется ответственность за принятие решений и их исполнение, не может обходиться без столкновения мнений, стремлений и характеров. В этих условиях симоновские герои не раз попадают в положение, когда оказывается, что порой проявление обычного гражданского мужества даётся труднее, чем проявление самой отчаянной храбрости и решительности в бою.
В романе «Солдатами не рождаются» Иван Алексеевич говорит: «А вот, чтобы люди никому – как бы высоко ни стоял! – не страшились давать советы, не имели нужды угадывать его мнение, чтобы эта нужда постепенно не сделалась потребностью, которая превращает даже самых хороших людей в дрянных, – вот это, как говорится, вопрос вопросов. Конечно, это зависит от тех, кто даёт советы, но гораздо больше от того, кому дают».
В своих романах К. Симонов не обходит и многие другие сложные проблемы, с которыми приходится сталкиваться во время войны и которые продолжают волновать нашу военную общественность в послевоенные годы, и особенно в связи с событиями в Афганистане и Чечне.
Помню один спор, когда Константину Михайловичу говорили, что чрезмерный военный профессионализм в художественной литературе не нужен и что это не тот вопрос, из-за которого надо возбуждать общественное мнение. В ответ Симонов ссылался на «Войну и мир» и «Севастопольские рассказы» Л.Н. Толстого, военному профессионализму которого может позавидовать любой писатель и сегодня. Но дело не только в историко-литературных аналогиях. Художественная литература, посвящённая военной тематике, призвана правдиво воспроизвести многообразный труд человека на войне и процесс выработки у него, в том числе и у офицеров тех боевых качеств, без которых невозможно одолеть врага даже самым преданным и хорошо вооружённым людям. Он ещё раз убедительно показал, что эта благородная тема ещё далеко не исчерпана, особенно с точки зрения раскрытия внутренних сил человека, позволяющих ему вынести самые неимоверные тяготы войны, а также показа путей их формирования ещё в мирное время. А для нашей армии это всегда было и остаётся самой важной и трудной задачей, и в её решении роль литературы и в целом общественного мнения чрезвычайно велика.
А.С. Макаренко очень мудро заметил: «Чтобы воспитать у человека мужество, надо поставить его в условия, где он мог проявить это мужество». Это относится и к другим морально-боевым качествам солдата и командира. Необходимые волевые и организаторские способности не могут появиться сами по себе или в результате одного лишь словесного пояснения их важности и значения, если их не вырабатывать изо дня в день в ходе повседневной боевой учёбы и военной службы.
К.М. Симонов во время войны и после победы до конца своих дней противостоял попыткам фальсификации истории войны, всякой неправде о пережитом. В последнее время в роли исказителя истории войны чаще всего выступают и кинофильмы.
Как-то после просмотра очередного фильма о войне выясняли мнение ветеранов о нём. Фронтовики высказались в том духе, что в фильме нет ничего общего с тем, что действительно было на войне. Создатели обижались: «Разве не было случаев бездарной гибели кремлёвских курсантов под Москвой или взрыва нашими же сапёрами моста, по которому отходили наши ­войска?» Да, на войне было и кое-что похуже. Но в этом фильме, как и во многих других («Сталинград», «Сволочи», «Штрафбат» и др.) показано только то, что могло привести нас к полному поражению, а мы каким-то образом ведь победили. Но ничто из того, что нас привело к победе, подвиги, героизм наших воинов в картине не показаны. Всё это делается, конечно, сознательно, чтобы принизить и извратить значение нашей Великой Победы. А в произведениях К.М. Симонова с равной убедительностью показаны и наши неудачи, но и то, что привело нас к Победе. Только такая правда всегда будет ко двору.
К.М. Симонов всю жизнь призывал как можно полнее извлекать уроки из наших побед, никогда не забывать о 1941 годе. Его стихи о роковом периоде навсегда останутся заклинанием:

Не чтобы ославить кого,
А чтобы изведать до дна,
Зима сорок первого года
Нам верною меркой дана.
Пожалуй, и ныне полезно,
Не выпустив память из рук,
Той меркой, прямой и железной.
Проверить кого-нибудь вдруг.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика