archive.redstar.ru

A+ A A-

Уроки истории для Варшавы

Оцените материал
(1 Голосовать)

Польша всё активнее выходит на передовую противостояния Запада с Россией

Варшава согласилась, чтобы на польской территории была размещена на постоянной основе американская тяжёлая боевая техника. И это далеко не первое проявление тех конкретных усилий, которые предпринимаются в последнее время по превращению Польши в передовую противостояния Запада с Россией. Совершенно очевидно, что польские политики, страдающие от комплекса неполноценности по отношению к России, и, ненавидя её, за то что попросту бессильны против неё, стремятся как можно больнее «укусить» своего соседа. К чему может привести эта политика, хорошо известно. А кто об этом забыл, достаточно заглянуть в историю.

По итогам Первой мировой войны у немцев отторгли ряд территорий в пользу Польши. Но с приходом к власти Гитлера между странами в 1934 году был заключён договор в форме заявления о ненападении друг на друга и разрешении споров мирными средствами. Поляки охотно сотрудничали с гитлеровской Германией, а немцы всячески успокаивали их заявлениями об отсутствии территориальных претензий. Одновременно Германией всячески поощрялись антисоветские настроения в Польше. Играя на жадности и националистических устремлениях поляков, с немецкой стороны делались заявления, что Украина, которую сами гитлеровцы стремились заполучить, должна входить в зону влияния Польши. При этом Риббентроп в бытность германским послом в Англии ещё в 1937 году сказал Черчиллю: «Германии нужно жизненное пространство для её всё возрастающего населения, поэтому она вынуждена поглотить Польшу и Данцигский коридор».
Усыпляя бдительность поляков, Гитлер 5 января 1939 года в беседе с министром иностранных дел Польши Ю. Беком заявил: «Наличие сильной польской армии снимает с Германии значительное бремя: дивизии, которые Польша вынуждена держать на русской границе, избавляют Германию от соответствующих дополнительных военных расходов». А через несколько месяцев, 11 апреля 1939 года, Гитлер утвердил план «Вайс» нападения на Польшу. 23 мая он пояснил представителям командования вермахта: «Данциг отнюдь не объект, из-за которого всё предпринимается. Для нас речь идёт о расширении жизненного пространства на восток и обеспечении продовольствием, а также решении балтийской проблемы».
Вскоре руководители Польши поняли, что со стороны Германии исходит серьёзная угроза, и признали, что поляки не смогут защитить себя самостоятельно. Министр иностранных дел Польши Бек в беседе с первым заместителем министра иностранных дел СССР В.П. Потёмкиным, обсуждая вопрос эффективности франко-английских гарантий, признал, что «без поддержки СССР поляки себя не отстоят», а Потёмкин заметил, что «СССР не отказал бы в помощи Польше, если бы она того пожелала».
17 апреля 1939 года СССР предложил Великобритании и Франции заключить пакт о взаимопомощи и представил 2 июня 1939 года проект соглашения, в котором указывалось, что участники пакта принимают на себя обязательство оказывать друг другу помощь при нападении на одну из договаривающихся сторон. Также предусматривалось защищать Польшу, Бельгию, Грецию, Турцию, Румынию, Латвию, Эстонию и Финляндию в случае агрессии против них. Вполне очевидно, что проект должен был встретить всемерную поддержку Польши, однако правительство страны противодействовало заключению такого англо-франко-советского соглашения. И даже несмотря на заявление, сделанное Беку французским послом в Варшаве Ноэлем, о том, что над Польшей «нависла большая, чем над кем-либо другим, угроза, причём речь идёт о самом её существовании», поляки всё равно настаивали на своей антисоветской позиции.

 


После того как Польша превратилась в германскую провинцию, в стране за годы оккупации погибли 6 миллионов человек, то есть одна шестая часть населения.


 


В результате мощного германского нападения польское правительство Мосьцицкого разбежалось, а главнокомандующий польской армией Рыдз-Смиглы 7 сентября бросил Варшаву. Польша, не получив реальной помощи со стороны «гарантов», противостоять вермахту не могла и вскоре капитулировала. Поэтому, как бы обидно ни звучали слова Молотова «о несуществовании польского государства», сказанные 31 октября 1939 года, они содержали суровую правду действительности и требовали адекватной реакции со стороны государства.
17 сентября 1939 года Красная Армия, учитывая сложившиеся реалии, была ими принуждена выйти навстречу вооружённым силам Германии через территорию Польши. Это не было военной акцией, военных действий не проводилось: польские вооружённые силы не сопротивлялись, а немецкие войска в это время уже пересекли оговорённую в германо-советском протоколе линию разграничения. Укажем, что ввод советских войск имел огромное значение для защиты населения рухнувшего государства. 200 тысяч евреев были спасены от газовых камер.
Однако польские политики не хотели тогда осознавать этого и продолжали вести борьбу против Советского Союза. Более того, они буквально в штыки встретили освобождение Красной Армией Польши от фашистской оккупации.  В подтверждение тому следует указать, что бригадный генерал польской эмигрантской армии Леопольд Окулицкий, посланный из Лондона, привёз в Польшу последние директивы польского главного командования и польского эмигрантского правительства. Директивы предписывали, что в случае вступления русских войск в Польшу следовало сохранять кадры Армии Крайовой. Они должны быть разбиты на мелкие подразделения и нелегально действовать под руководством главной ставки.
Инструкции передали командующему Армией Крайовой генералу Бур-Комаровскому. В течение последующих недель была проведена коренная реорганизация всей армейской структуры. Войска были разукрупнены и состояли из небольших групп по 60–65 человек. Устраивались новые склады оружия во всех частях Польши, и были организованы специальные местные центры для проведения актов саботажа и диверсий. Кроме того, из «надёжных» людей формировались специальные террористические «карательные команды», которые должны были быстро ликвидировать всех неугодных им лиц и подготовить покушения на советских должностных лиц и командиров Красной Армии.
В таких условиях Красная Армия 22 июня 1944 года начала своё большое наступление на Центральном фронте, в результате которого немцам было нанесено сокрушительное поражение, после чего на этом направлении наступило временное затишье. Оно потребовалось наступавшей армии для организации тыла и перегруппировки войск. На это затишье и рассчитывал Бур-Комаровский, когда приказал начать вооружённое восстание в польской столице 1 августа 1944 года в 17 часов.
В приказе от 30 июля 1944 года указывалось: «Советский Союз стремится самостоятельно решить все польские проблемы, и это находится в полном согласии с политическими установками Советского Союза. С одной стороны, русские войска являются могучим союзником против немцев, но, с другой стороны, они опасны, поскольку могут сломить нашу принципиальную и независимую позицию...»
Бур-Комаровский считал своей главной политической задачей дискредитацию советского правительства и командования Красной Армии в глазах польского населения и ещё больше в глазах общественности Западной Европы. Несмотря на то что советское командование не было даже информировано о предстоящем восстании и не имело никакого соглашения с Армией Крайовой о координации действий, реакционное польское радио лицемерно жаловалось на то, что восставшие не получают помощи от русских. В результате преступная политика польских генералов, организовавших авантюру в Варшаве, стоила населению города огромных и совершенно ненужных жертв.
22 августа Сталин в письме Черчиллю и Рузвельту указал, что с военной точки зрения создавшееся положение, привлекающее усиленное внимание немцев к Варшаве, невыгодно как для Красной Армии, так и для поляков. Но советские войска делают всё возможное, чтобы разбить немцев под Варшавой и освободить Варшаву для поляков.
Вместе с тем в сентябре, когда Красная Армия сражалась, чтобы облегчить положение населения Варшавы, обнаружилось, что руководители Армии Крайовой не были расположены принять русскую помощь. Более того, 17 сентября, когда операции по освобождению Варшавы были в полном разгаре, подразделения Армии Крайовой начали производить систематические нападения на линии связи Красной Армии.
Помешав Красной Армии в освобождении Варшавы, Бур-Комаровский договорился с разрушителем польской столицы немецким генералом Бахом о капитуляции Армии Крайовой. При этом он согласился с требованием немцев, чтобы два подразделения Армии Крайовой участвовали в подавлении восстания и истреблении тех, кто будет продолжать сопротивление или сделает попытку пробиться к Красной Армии.
И тем не менее 1 января 1945 года Люблинский комитет народного единства провозгласил себя временным правительством Польши. 5 января новое польское правительство было признано Советским Союзом. В дальнейшем последовало признание польского правительства Соединёнными Штатами и Англией.
В заключение следует отметить, что, после того как Польша превратилась в германскую провинцию, в стране за годы оккупации погибли 6 миллионов человек, то есть одна шестая часть населения. Однако, несмотря на претензии считаться цивилизованной европейской страной, сегодняшние поляки вновь предпочитают искать виновных на стороне. Выходит, что Варшава так и не выучила уроки истории.

Другие материалы в этой категории: « Близится развязка Подготовка к параду »

3 комментарии

  • Юрий

    Виктор у вас очень избирательные "знания", а это добром не заканчивается.

    Вы не вспомнили про польское государство уничтожившее сотню тысяч красноармейцев в 1919-1922 гг. Вам не вспомнился геноцид немецкого населения Бромберга, Шулитце, а также в десятках городов в районе Познани в сентябре 1939 года.

    Зато усердно выдали желаемое за действительное по Катыни. А ведь там и по сей день множество вопросов не только с польской стороны. Не секрет, что по этому делу и по договору Молотова - Риббентропа в начале этого века обнаружились фальшивые документы. А они до этого считались истинными и служили краеугольными камнями в антисоветизме и русофобии. Уличённые во лжи они сработали в обратную сторону и поставили под сомнение ряд утверждений западных историков, на которых были выстроен ряд обвинений в адрес СССР.

    Вы не поняли про каких евреев идёт речь. Печально. Вероятно автор намекнул на польскую традицию по отношению к тем кто не принадлежит к титульной нации на территории Польши - геноцид. В данном случае - евреев.

    К примеру 10 июля 1941 года толпа поляков напала на еврейское население деревни Едвабне. Когото без затей зарубили топорами, забили палками, а остальных согнали в овин и сожгли... живьём.

    Если в вопросе с Катынью польские "историки" от своих щедрот не согласны меньше чем на четырёхзначную цифру о числе погибших, то в данном случае они проявляют скромность и из полторы тысячи погибших сжав зубы готовы признать от силы пару сотен евреев убитых поляками. А ведь это один из немногих случаев геноцида. И это лишь за прошлый век, а до этого кровушки людской тоже пролилось не мало и поляки не были агнецами.

    Так что не только поляки не забыли, но и немцы, евреи, русские, украинцы, белорусы и многие другие народы. Избирательная память приводит к новым трагедиям. Кто-то старается в очередной раз втюхать Польше "предназначение" про её величие и то что она покорит Россию при поддержке друзей. В 1939 году друзья Польши кинули её на произвол судьбы, как это делали и прежде. Пора бы полякам усвоить урок - с соседями надо жить в мире.

    Юрий Комментировать
  • Виктор Каторгин

    Не надо забывать, что после вторжения Красной армии на территорию Польши, более 20 тысяч офицеров Армии Крайовы были взяты в плен, а год спустя вывезены на советскую территорию - под Смоленск, расстреляны и захоронены в Катынском лесу. После освобождения Смоленской области в 1944 г., трупы польских офицеров были эксгумированы, и в результате проведенной экспертизы, комиссия во главе с проф. Н.Бурденко пришла к выводу, что расправу над пленными польскими офицерами учинили немцы. При этом эксперты попытались уничтожить улики, свидетельствующие о том, что массовые расстрелы пленных проводились в октябре 1940 года. А в 40-м немцев под Смоленском никак не могло быть! Но правда об этих зверствах, все равно раскрылась. В результате всех дел, Сталин и его сатрапы сами расчистили Гитлеру дорогу к нашим границам. По договору Молотова - Риббентропа предполагалось поделить Европу между двумя державами. Но Сталин слишком доверял своему коллеге. Поляки не забыли и всегда будут помнить о Катынской трагедии! Одно мне непонятно в газетной статье: о каких спасенных евреях там идет речь?

    Виктор Каторгин Комментировать
  • Александр

    Что за бред? Аффтор - почитай исторические книги...хоть какие-то...прошу тебя.

    Александр Комментировать

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика