archive.redstar.ru

A+ A A-

Звеньевой российской «оборонки»

Оцените материал
(4 голосов)
На марше «Мста-С». На марше «Мста-С».

О Николае Малькове, при участии которого было разработано более 25 типов боевых машин, рассказывает Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР Юрий ТОМАШОВ.

В этом году уральские оборонщики особенно часто вспоминают заместителя главного конструктора ОКБ-3 лауреата Государственной премии СССР Николая Малькова: исполнилось 100 лет со дня его рождения.  В период Великой Отечественной войны Николай Николаевич  возглавлял на Уралмаше испытательно-сдаточный цех танков и самоходных артиллерийских орудий. В послевоенное время при его участии было разработано более 25 типов боевых машин, в их числе знаменитые самоходные гаубицы 2СЗ «Акация» и 2С19 «Мста-С», самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», самоходная пушка  2С5 «Гиацинт-С», носители ЗРК 2К11 «Круг», гусеничный минный заградитель (ГМЗ), зенитная самоходная установка ЗСУ-37-2 «Енисей».  

 

15 лет в одном кабинете


 55-17-04-15Юрий Томашов уверен: вряд ли кто из производственников тех времён знал Николая Малькова лучше, чем он.
– С Николаем Николаевичем мы проработали в одном 8-метровом кабинете 15 лет. Он был заместителем главного конструктора ОКБ-3 по производству и испытаниям, а я в 1960 году стал заместителем главного конструктора ОКБ-3 по опытным работам. Мы не только оставались в курсе производственных работ друг друга, но и, случалось, остро спорили по вопросам конструкций отрабатываемых изделий или методам проводимых испытаний. Впрочем, такое полемическое взаимодействие только способствовало выработке правильных конструкторских решений.
Николай Николаевич был незаурядной личностью, становление которой можно оценить по череде знаковых эпизодов. Только представьте: ему в начале Великой Оте­чественной войны было всего 26 лет. А он уже начальник отделения по производству и испытанию танков Т-34 Сталинградского тракторного завода. После эвакуации предприятия на Урал стал начальником сдаточного цеха Уралмаша. И произошло это при неординарных обстоятельствах.

 

Расстрельная должность


Юрий Томашов вспоминает одно из событий по рассказу самого Нико­лая Николаевича:
– 19 октября 1941 года Малькова срочно вызвали в кабинет директора Уралмаша Бориса Музрукова. Шло совещание под руководством заместителя наркома танковой промышленности Алексея Горегляда, знавшего Малькова ещё по Сталинграду. Обсуждались причины задержки в изготовлении танков Т-34. Обратившись к Музрукову, зам­наркома произнёс: «Вот вам готовый начальник сдаточного цеха». Из последующего разговора стало ясно, что положение на заводе сложилось чрезвычайное: срывалось  выполнение задания ГКО. Первые 10 собранных танков были забракованы военной приёмкой. Это была катастрофа. И самое ужасное, что вокруг процесса царила полная растерянность: никто не мог предложить выход из создавшейся ситуации.   
Замнаркома протянул Малькову какую-то бумагу. После прочтения у того на лбу выступили капельки пота. Это была телеграмма от Сталина. Её содержание было откровенно пугающим: если в октябре завод не отгрузит танки фронту, далее по тексту: «… я вынужден буду вас разгромить». На установление технического состояния партии танков Малькову отвели… 14 часов. На подготовку боевых машин к отгрузке – 10 суток.
К вечеру общими усилиями три первых танка были спешно подготовлены к ходовым испытаниям, но они не состоялись. Первая боевая машина вышла из строя ещё при движении по территории завода – забило маслопровод. Вторая остановилась в самом начале испытательной трассы – выявились проблемы в коробке передач. На третьей прогнулись оси передних колёс и просели пружины подвески балансиров.
Мальков распорядился: танки разобрать, неисправные узлы и агрегаты заменить, после чего подвергнуть Т-34 повторным испытаниям. Против выступили главный инженер и главный металлург, начальники цехов. Окончательное решение оставалось за директором. Можно лишь представить, насколько взвешенным оно должно было быть, чтобы принять предложение совершенно неизвестного парня, который своими выводами фактически перечёркивал огромную работу многочисленного коллектива Уралмаша. И Музруков решил: «Предложение принято. Прошу всех выполнять».   
К исходу третьих суток все десять танков с новыми деталями и узлами приняли участие в ходовых испытаниях. Последующие замечания ­военпредов устранялись незамедлительно. С каждым днём выявляемых дефектов становилось меньше.
Последний – десятый обкатанный танк взошёл на железнодорожную   платформу   в   означенный день сдачи в 21 час 45 минут. В 22 часа первый эшелон уралмашевских Т-34 убыл на фронт. 31 октября в 22 часа 10 минут о выполнении задания ГКО было доложено народному комиссару танковой промышленности и в ЦК ВКП(б).

 

 


Н.Н. Мальков на Уралмаше был хранителем традиций, сложившихся в годы Великой Отечественной войны


 

Совещание с револьвером на столе


– Насколько покладистым был  Николай Мальков в совместной работе? – повторяет  очередной вопрос Юрий Томашов. И тут же отвечает: «После войны на Малькова давил груз пережитых событий. Принимая решения, в те годы не сюсюкались. Николай Николаевич не раз вспоминал, как проводились, например, совещания под руководством народного комиссара танковой промышленности СССР Исаака Зальцмана. Нарком начинал с того, что доставал из кобуры револьвер и клал его на стол рядом с собой. Это не только впечатляло всех участников встреч, но и воспитывало в них приверженность к краткости, конкретике… Мальков не жаловал нерешительных людей, не любил неконкретных решений. Он не экспериментировал с наганом, но период войны навсегда привнёс в его характер производственную жёсткость, принцип безукоснительного выполнения его распоряжений. В то же время в чисто бытовых вопросах Мальков оставался весьма  разносторонним человеком. Он мог запросто поддержать разговор на непроизводственные темы.

 

28 тонн по пням


53-17-04-15По словам Юрия Томашова, Николай Мальков «всегда оставался смелым в своих решениях». Наиболее показательный тому пример собеседник припомнил из периода создания ЗРК «Круг».
– Тогда конструкторскому бюро было поручено разработать носители для пусковой установки и станции наведения. Работы были достаточно сложными. Помимо прочего, в ходе испытаний столкнулись с проблемой постоянного разбалтывания муфты редуктора привода компрессора. Она и стала причиной раздора между технологами производства и конструкторами. Первые настаивали, что всему виной слабая жёсткость днища боевой машины, из-за чего на больших оборотах происходит расцентровка редуктора с двигателем. Дело шло к остановке процесса приёмки боевой машины. Выход из сложившейся ситуации придумал Николай Мальков. Он предложил провести жесточайшее натурное испытание – зафиксировать центровку проблемного узла и прогнать 28-тонную боевую машину по пням на лесной просеке, после чего снять повторные показания.
Мальков шёл тогда на риск. Ведь толщина листа днища боевой машины не превышала 8 миллимет­ров.
К назначенному дню подготовили шасси, довели массу изделия до штатной, проверили правильность центровки двигателя с редуктором и  дали старт. С каждым наездом на пень раздавался страшный скрежет. Всякий раз казалось, что препятствие распарывает корпус боевой машины. Но обошлось. Результаты испытаний подтвердили достаточную жёсткость днища. Что же касается выхода из строя соединительной муфты, то позднее истинная причина была  выявлена и устранена.
В этом году исполняется 26 лет со дня принятия на вооружение самоходной гаубицы «Мста-С» – детища Юрия Томашова, в которую немало души вложил и Николай Мальков. Мой собеседник считает, что, несмотря на столь солидный возраст, «Мста» и сегодня по ряду важнейших параметров (баллистика, механизация заряжания, эксплуатационная надёжность и так далее) по-прежнему превосходит лучшие зарубежные аналоги, в частности американскую 155-мм САУ последнего поколения М109А6 Paladin.
– Чтобы соответствовать задачам сегодняшней артиллерии, ещё много чего надо в «Мсте» воплотить, –  отмечает Юрий Томашов. – Иного пути у нас нет. Ведь за последние двадцать лет в отечественной самоходной артиллерии ничего нового, кроме  2С19, так и не было создано. Уверен: будь рядом со мной Николай Мальков, нам было бы о чём поразмышлять, подискутировать.


 
Фото из архива
Виктора АНДРЕЕВА.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика