archive.redstar.ru

A+ A A-

Стоит в Трептов-парке Ванюша

Оцените материал
(0 голосов)

Скульптор Евгений Вучетич вступил в Великую Отечественную войну под Москвой ополченцем,  а на Волховском фронте уже командовал батальоном.

 


Тамбовчанин Иван Одарченко, послуживший прообразом солдата-освободителя, потерял на войне отца и старшего брата


56-10-04-15Всё дальше и дальше уносит нас время от памятных событий мая 1945 года. Память бередит душу, ясно видятся первые послевоенные годы. А ещё зелень могучих платанов в Трептов-парке –  любимом месте отдыха берлинцев. Здесь всегда было много отдыхающих, но  никогда этот старинный парк не знал такого многолюдья, какое случилось 9 мая 1949 года. В этот день состоялось открытие величественного мемориального комплекса советским воинам-победителям.
А начиналось это строительство так.
Разговоры о сооружении в центре Берлина мемориального комплекса пошли по нашим воинским частям весной 1948 года. Какой-то официальной информации об этом до офицеров, насколько я помню, не доводили. Но тему все живо обсуждали между собой. Она была у всех на устах.
И вот наступил день, когда мне и моим сослуживцам было суждено стать непосредственными свидетелями да и участниками сооружения мемориала. В наш полк, дислоцировавшийся недалеко от Магдебурга, поступило распоряжение выделить подразделение военнослужащих для вспомогательных работ на территории Трептов-парка в Берлине. Нас на выполнение работ напутствовал лично командир 780-го пушечного артиллерийского полка подполковник П. Киселёв. В городе Стендале к нам присоединилось подразделение 597-го стрелкового полка нашей дивизии, которое напутствовал командир полка Герой Советского Союза полковник Ф. Зинченко. Напомню, что именно он, Фёдор Матвеевич, в апреле 1945 года поставил задачу разведчикам своего полка сержанту Михаилу Егорову и младшему сержанту Мелитону Кантарии водрузить Красное Знамя над Рейхстагом. Приказ комполка был геройски выполнен в ночь с 30 апреля на 1 мая. После взятия Рейхстага полковник Ф. Зинченко был назначен его первым комендантом.
И вот общая колонна на «студебеккерах» двинулась в столицу Восточной Германии. В рабочую команду был включён и я, тогда младший лейтенант интендантской службы, в качестве нештатного начальника продовольственной службы.
Добравшись до указанного места возле Трептов-парка, мы расположились небольшим палаточным лагерем. Заработала полевая кухня, началась жизнь в условиях окружавшего нас огромного европейского города. Всех её деталей сейчас не припомнить, да и не в них суть. Определённо могу сказать, что было нас около полутысячи, работали под руководством начальника строительства полковника Добровского: рыли ямы и траншеи, укладывали дренажные трубы, строили станции перекачки грунтовых вод. И  всё это без техники, почти круглые сутки. Наше подразделение от артиллерийского полка трудилось под непосредственным руководством опытного строителя майора Светлова в основном на земляных и подсобных работах.
В общем, это были самые обычные земляные работы, тяжёлые, однообразные, в условиях тёплой немецкой зимы. И тем не менее все мы ощущали нечто необычное: не блиндажи ведь строили –  помогали воздвижению памятника советскому солдату. Тут же трудились каменотёсы, русские и немцы.
Рядом, в специально построенном павильоне, работал скульптор Евгений Викторович Вучетич, человек уже тогда хорошо известный. Мы знали, что он очень тщательно отбирал натурщика для главного памятника мемориального комплекса. Несколько раз на стадионе специально для него выстраивали сотни солдат, многие из которых были участниками войны. Он ходил вдоль строя, внимательно всматривался в лица, с некоторыми разговаривал, спрашивал о самом простом: откуда родом, кто родители, где воевал. Наконец остановил свой выбор на тамбовском парне, фронтовике Иване Одарченко.  
«Будете приводить его в павильон каждый день, – обратился к командиру подразделения скульптор. – Это настоящий российский солдат!»
Потом мы частенько видели этого солдата около павильона скульптора. Я не был знаком с ним лично, но те, кто его знал, говорили, что Одарченко прост и совсем не кичится тем, что фигуру Воина-освободителя, держащего на руках ребёнка, лепили с него.
Ладно скроенный бронебойщик, потом десантник-гвардеец, Иван Одарченко продолжал ратное дело отца и старшего брата, погибших на фронте. Он освобождал от фашистов Белоруссию, Польшу, Австрию, Чехословакию. Не раз раненый и контуженный солдат предостаточно хватил военного лиха, в его биографии нет эпизода с тем самым ребёнком, но это совсем не противоречит художественному замыслу. Е. Вучетич не раз это подчёркивал: возвышающаяся над Трептов-парком фигура не представляет собой скульптурное изображение конкретного героя, она обобщение и символ.
Потом нам стало известно, что сооружали мемориал из гранита, обнаруженного в гитлеровском тайнике на берегу реки Одер. Туда начиная с 1939 года его свозили из западноевропейских стран для воздвижения, как планировалось, в 1950 году памятника всемирной победе фашизма. История посмеялась над этими замыслами и распорядилась иначе: камень пошёл на памятник, символизирующий как раз разгром, крах  фашизма.
За несколько дней до завершения строительства комплекса все вдруг стали взволнованно говорить, что Вучетич хочет как-то по-новому  довернуть 70-тонную бронзовую фигуру солдата. Появились краны, домкраты, строители засуетились. Операция прошла успешно, довернули как следует  скульптуру, не уронили.
И вот настал памятный день 9 мая 1949 года. Группа воинов от нашей 207-й стрелковой дивизии вместе с подполковником П. Киселёвым и полковником Ф. Зинченко застыла в общем строю. Наступила торжественная минута… Митинг открыл военный комендант города Берлина генерал-майор А. Котиков. Слова, которые он произнёс, история сохранила: «Этот памятник в центре Европы, в Берлине, будет постоянно напоминать народам мира, когда, как и какой ценой завоёваны Победа, спасение нашего Отечества, спасение жизней настоящих и грядущих поколений человечества».
Непередаваемым было  волнение в нашем строю. Все внимательно вслушиваются в каждое слово. Котикова сменяют участники штурма фашистского логова. Они говорят о том, что 1418 дней и ночей шли советские воины трудными дорогами войны к Победе. Многие, очень многие не дошли и остались в братских могилах по пути от Волги до Эльбы.
После окончания митинга началось возложение венков. Идут пехотинцы, танкисты, артиллеристы, лётчики, моряки, группы немецких рабочих, делегации демократических организаций. Более двух часов тысячи людей несут живые цветы. И насыпной холм, похожий на древний славянский курган, покрывается красочным ковром.
У мемориального комплекса, напомню,  несколько доминант. Скульптура Матери-Родины. Женщина присела на скамью. Непокрытая голова. Платок упал. Ей тяжело. Но на лице не только скорбь, но и вера в правоту борьбы, на которую поднялись её сыновья.
А вот двое из них преклонили колени у приспущенных знамён у главного входа. Один – уже бывалый воин, второй – ещё совсем юный. Они отдают последние почести погибшим друзьям и клянутся пронести дальше Боевые Знамёна…
На шестнадцати прямоугольных блоках воссозданы картины военного лихолетья: от самого первого дня – 22 июня сорок первого – до последнего – 9 мая сорок пятого. Но особенно впечатляет, конечно, главный монумент Воину-освободителю.
Отвечая на вопрос Романа Руденко, советского обвинителя на Нюрнбергском процессе, один из руководителей гитлеровской Германии Герман Геринг признался: «Наш генеральный штаб довольно точно рассчитал план блицкрига, с помощью которого мы планировали без большой крови покончить с вашей страной. Мы знали численность вашей армии, запасы вашего оружия, самолётов, танков. Но мы не знали, что такое русский солдат».
Какую «частность » они не учли в своих планах, о какой «малости» забыли?!
Именно этот советский солдат, проявивший на полях войны величайшую стойкость, мужество и героизм, воплощён в тринадцатиметровой фигуре, возвышающейся на круглом постаменте. В мавзолее, расположенном внутри пьедестала, в особом ларце заключена книга, на страницах которой записаны имена советских воинов, павших при штурме Берлина и захороненных в Трептов-парке.
Проходя мимо трибуны с почётными гостями, мы видели среди них автора мемориального ансамбля Евгения Вучетича. Его проект был одним из 52, предложенных художниками многих стран мира, в том числе и немецкими. Обелиски, пирамиды, геометрические объёмы, многофигурные композиции… Конкурсному жюри пришлось тогда немало поработать. Но мнения сошлись в одном: проект советского скульптора – лучший! И здесь сказалось не только дарование автора…
Величайшую скверну века художник уничтожал собственными руками: он дрался с фашистами на огненных рубежах – вначале ополченцем под Москвой, а затем во главе батальона на Волховском фронте. А свастика, наползающая бронированным чудовищем на гусеницах, была для Вучетича не абстракцией. Горечь потерь, ранение, бессонные ночи в госпитале – и этого хлебнул он, как фронтовик. Он знал лицо войны и, оставшись живым, остро и постоянно чувствовал ответственность перед погибшими воинами-со­отечественниками, осознал необходимость достойно увековечить их подвиг. Позднее Евгений Викторович напишет, что, когда шли бои на улицах Берлина, он видел, как советский солдат, рискуя жизнью, спасал немецкую девочку…
В нём, в солдате, этом величайшем труженике войны, нашёл художник нужные черты:  в нём запечатлён образ, близкий и памятный миллионам, и вместе с тем он представляет новую формацию людей, сумевших проявить несокрушимую духовную мощь в смертельном споре с жесточайшим врагом.

Полковник в отставке
Пётр ВЕЩИКОВ,
участник Великой Отечественной войны,
профессор.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика