Logo
Версия для печати

Мама Чоли и её заведение

Оцените материал
(3 голосов)

Когда тёмной майской ночью гражданин Рудаков неожиданно для себя и не без посторонней помощи оказался в горизонтальном положении на земле, а на запястьях его клацнули наручники, вряд ли кто из случайных зевак догадался о сути происходившего.
Время действия - 2011 год. Место действия - курортный городок Светлогорск Калининградской области.

Тайны ресторана «РиФ»

Это не начало истории и не её финал. Началось всё гораздо раньше,  в достопамятные времена, именуемые перестройкой. Тогда у местного и приезжего люда большой популярностью пользовался ресторан «Риф»: в суровые годы «сухого закона» -  единственный бастион общепита, свободный от обязательного выполнения означенного уложения. А посему народ, у которого водились денежки, шёл сюда особенно охотно.  
Именно в те бурливые годы головокружительную карьеру в «Рифе» - от официантки до и.о. директора - сделала некая особа, из-за внешнего сходства с героиней мексиканского телесериала прозванная в народе Мамой Чоли. Она же по паспорту - Елена Михайловна Казимирская. Предприимчивая дама ещё тогда смекнула, какую выгоду можно извлечь из охаживающих денежных клиентов «девушек», если прибрать их к рукам и поголовно мобилизовать на ударный коллективный труд в сфере интимных услуг.
Когда «Риф» закрыли, Казимирская некоторое время продолжала оставаться в ресторанном бизнесе, переходя с одного места работы на другое, обзаводясь новыми знакомствами и неусыпно лелея набиравшее обороты постельное дело. Было чему радоваться и чем втайне гордиться. Расширялась клиентская база. В среде таксистов, персонала гостиниц и отелей появились свои наводчики. Одного Светлогорска Маме Чоли уже не хватало, началось триумфальное освоение соседних территорий. Конспирация, отдадим должное бизнес-леди, была на уровне. Заказы от клиентов принимались на специальный телефонный номер. На случай отмазки от заподозривших неладное работников правоохранительных органов существовала целая инструкция, учившая, как в таких случаях следует выкручиваться.


Днём они несли флотскую службу, а ночью делали карьеру на сутенёрском поприще.


Нужно ли пояснять, что при столь успешных делах Маме Чоли не могли не понадобиться помощники. Первым из подручных стал её хороший знакомый Константин Гребнев, охотно переквалифицировавшийся из кровельщика в сутенёра-водителя. В круг новых его обязанностей входили приём заказов, развоз «девушек», получение от клиентов денег. А ещё  применение воспитательных мер, в том числе и телесных, к провинившимся труженицам платной любви.

Загадочные таксисты

По незыблемым внутренним правилам, живой товар всегда должен был соответствовать предъявляемым к нему высоким требованиям: быть послушным, пунктуальным, трезвым, опрятным и учтивым с клиентами. Левые заработки категорически воспрещались. За каждое опоздание или непослушание полагался ещё и денежный штраф: всю бухгалтерию процветающего предприятия держала в железных руках Мама Чоли - властная, самоуверенная и жестокая. На публике (потом и перед следствием) она, впрочем, талантливо разыгрывала роль этакой душечки, бескорыстно помогавшей несчастным девушкам устроиться в жизни. Случалось, девушки от неё убегали, она их, как правило, находила и возвращала, сполна воздавая беглянкам за самодеятельность и причинённые хлопоты.
Итак, что касается подручных. Всем был бы хорош Гребнев, если бы не банальная пагубная страсть - регулярно напиваться до чёртиков. Впрочем, один он в любом случае уже не справлялся: расширявшийся фронт сексуальных услуг настоятельно требовал сутенёрского подкрепления. И оно вскоре подоспело. На календаре был 2005 год.
Новопризванным под знамёна Мамы Чоли оказался старшина 1-й статьи контрактной службы Владимир Корольков, которого Гребнев знал по совместной службе в расположенной неподалёку воинской части (уволившийся в запас Гребнев потом ещё там работал). Через некоторое время сутенёрское войско усилилось двумя военнослужащими этой же части - старшим матросом контрактной службы Олегом Шляковым и мичманом Сергеем Рожковским. Каждому из водителей-сутенёров было на тот период двадцать с небольшим.
Как это ни удивительно, на протяжении последующих пяти с лишним лет все трое успешно совмещали выполнение служебных обязанностей (по службе все характеризовались положительно) с неутомимой (как правило, ночной) деятельностью на сутенёрском поприще. «Работали» посменно. Если кому-то в это время на службе выпадало дежурство, подельники его подменяли.
Специально для проживания «девушек» Мама Чоли снимала квартиру. Перед развозом их в гостиницы, отели, гостевые дома (случалось, что и в воинские части) проводился обязательный инструктаж, далее следовал показ товара лицом (и не только, как легко догадаться, лицом). Обычно это происходило в частном доме в предместье Светлогорска. Когда-то этим домом владела и проживала в нём вместе с взрослым сыном Анна Остапенко, давняя приятельница Казимирской. Женщина была в возрасте, часто болела, Мама Чоли за ней ухаживала и собиралась этот дом приобрести. Дело дошло до предварительного договора купли-продажи. Потом случился пожар, Остапенко задохнулась в дыму. А через год умер её сильно пивший сын. Всякие ходили слухи, да так слухами и остались. Затем Казимирская долго судилась с некстати объявившимися украинскими наследниками Остапенко и дом-притон сумела-таки у них отвоевать...
Но мы, кажется, отвлеклись. Пора уже вернуться к началу нашего повествования.

Спектакль длиной в три года

Задержанный с поличным Сергей Рудаков, также входивший в сутенёрскую артель, начал было давать признательные показания. Однако стоило лишь ниточке потянуться к Казимирской, как на арену вышли силачи - серьёзные опытные адвокаты, приложившие немало усилий, чтобы спустить дело на тормозах. Следствие длилось три года!
Мы сразу же столкнулись с чётко выстроенной и скоординированной линией защиты, - рассказывает заместитель руководителя следственного отдела СК РФ по Зеленоградскому гарнизону капитан юстиции Дмитрий Костин. - Едва ли не каждое законное действие следователя по нескольку раз обжаловалось в судах. Разыгрывались спектакли о плохом самочувствии  подозреваемых. Непросто было установить тех, кто в разные годы оказывал и покупал сексуальные услуги, тем более побудить их давать правдивые показания. Кто-то не хотел возвращаться в прошлое, многие боялись мести Казимирской: на свидетелей и потерпевших оказывалось неприкрытое давление. Удивляли послушание, с которым подозреваемые, включая военнослужащих, выполняли указания Казимирской, вера в её всемогущество. Следствие пытались до нескончаемости затянуть и развалить. Не получилось. Удалось собрать достаточное количество неопровержимых доказательств преступной деятельности обвиняемых.
P.S. 10 марта 2014 года мичман Рожковский и старший матрос контрактной службы Шляков были исключены из состава воинской части, где проходили службу (старшина 1-й  статьи контрактной службы Корольков пока ещё находится в распоряжении командира части). 25 июля 2014 года уголовное дело после утверждения обвинительного заключения направлено для рассмотрения по существу в Балтийский военный гарнизонный суд.
Теперь дело за правосудием.

Владислав ПАВЛЮТКИН, «Красная звезда».

Последнее от Владислав ПАВЛЮТКИН, «Красная звезда».

Похожие материалы (по тегу)

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.