archive.redstar.ru

Наши боевые подруги

Оцените материал
(0 голосов)

Маршал авиации Владимир Судец писал, что «среди героев Великой Отечественной войны были не только те, кто носит звёзды Героев, но и те, кто готовил самолёты и в снежных буранах, и под дождём, кто месил грязь по колено на аэродромах, кто восстанавливал подбитые самолёты».
О подвигах мужчин в годы Великой Отечественной войны написано немало. Куда меньше известно о том, каково было на войне женщинам. А ведь на их долю выпало множество испытаний, и им было гораздо тяжелее, чем представителям сильной половины человечества. Воспоминания о боевых подругах сохранились и у участника войны генерал-лейтенанта авиации в отставке Владимира Васильевича Гладилина, именем которого, кстати, назван один из самолётов Ан-124 «Руслан» военно-транспортной авиации ВВС России.

…В январе 1945 года я, лейтенант, прибыл на 3-й Украинский фронт – в 951-й штурмовой Нижнеднестровский Краснознамённый ордена Суворова полк, входивший в состав 306-й штурмовой авиадивизии 17-й воздушной армии.
Знаменитые штурмовики Ил-2 превращались в грозное оружие, в том числе и благодаря труду наших женщин. Именно их нежные руки заряжали и чистили пушки и пулемёты, поднимали на плоскость самолёта ящики весом по 60–70 килограммов.
Война обожгла их юные души, но и выявила характер и суть каждой. Женщины понимали, что Родина в опасности, и отдавали её спасению все силы.
Наш полк сражался на Курской дуге, участвовал в других крупных операциях Великой Отечественной, прошёл от Донбасса через всю Украину, Молдавию, по долинам Дуная, через Балканы и завершил войну в Австрии.
После войны я не раз встречался со своими однополчанками, и в наших разговорах постоянно всплывала тема войны. Вот некоторые из их воспоминаний, которые я бережно храню:
Вера Жиляева-Карякина:
- Зима 1942 года. Наш эшелон разгружается на станции Эльтон. Дует пронизывающий ветер, и девчонки, обутые в мужские ботинки на один чулок, страшно мерзнут.
- Веселее, девчата! Туточки жить будете, - пытается подбодрить нас старшина и указывает на летнюю палатку, которая дрожит под напором ветра.
Внутри – печка, вокруг неё постелена солома. На ней мы спим. Голову закутываем в шинель, ноги заматываем в телогрейку. Ах, какие же мы глупые! Стараемся свои примороженные ноги придвинуть как можно ближе к печке. Они отогреваются, и мы начинаем выть от боли.
Утром с огромным трудом поднимаемся. Выходим на воздух, и мороз буквально обжигает – минус 25–30 градусов. Ноги снова застывают, но до спасительной печки – целый день…
Через несколько суток нам привозят сапоги, но... резиновые! Обматываем ноги соломой, портянкой, всем чем можно. А валенки, словно в насмешку, привезли нам только весной, когда уже побежали ручьи.
…Как-то четверо суток не было походной кухни. Кажется, её разбомбило по дороге… Вечером, когда ложились спать в вырытой землянке, разгороженной досками (ребята с одной стороны, девчонки с другой), завели разговор о любимых блюдах. Говорим, а сами глотаем слюнки. Наконец кто-то спрашивает: «Ну что, наелись?» Все смеются.
Продвигаемся к Сталинграду. Днём идти нельзя – немецкие самолёты гоняются за каждой движущейся точкой, а спрятаться негде. Днём отдыхаем в разрушенных сёлах, ночью бредём. И вдруг… Перед нами конь, на нём всадник. Но... без головы, как в книге Майн Рида! Ярко светит луна, блестит снег, как парчовая скатерть. Всё словно в сказке. Но это страшная быль!
Подошли ближе и видим: на коне наш офицер. Голова есть, но она низко опущена на грудь. Наверное, был ранен, может, потерял сознание. Так и застыл на морозе вместе с лошадью.
Сдерживая рыдания, идём дальше. Встречаем раненых моряков в бушлатах и бескозырках – это в такой-то мороз! У одного из них на челюсти окровавленный кусок марли. Отдаём им всю еду, все индивидуальные пакеты. И расходимся. Мы следуем к фронту, догоняем своих, они ковыляют к госпиталю…
Тамара Гульбе:
- Случалось, наши лётчики совершали по 8-9 вылетов в день, и обслуга практически целый день не уходила с аэродрома. После такой непомерно тяжёлой работы авиаспециалисты просто валились с ног от усталости.
Кроме подготовки боевых машин к вылетам, мы привлекались к загрузке эшелонов боеприпасами, ходили в наряд: в холодное время – на два часа, в тёплое – на четыре.
Однажды я взбунтовалась и отказалась отправляться в наряд. Так и заявила: «Никуда не пойду! Вся одежда рваная, комбинезон – грязный, в смазке, сапоги ноги натёрли, а у меня – день рождения!» Вечером на построении приказали выйти из строя. От страха душа ушла в пятки. Но худшие предчувствия не сбылись, наоброт, меня поздравили с днём рождения и вручили подарок – пакет с новеньким обмундированием. Главной радостью стали полухромовые сапоги 37-го размера.
Однажды недалеко от Будапешта, как перед грозой, наступило затишье – и нам устроили банный день. Все были в отличном настроении: пели, смеялись -   и вдруг…
Начался авианалёт. Раздался один удар, другой. Маленький домик, в котором была устроена банька, задрожал, полетели стёкла, куски штукатурки. Мы принялись наспех одеваться, но в это время от очередного разрыва дом рухнул. Меня придавило плитой, я получила сильную контузию и была ранена осколками. Для некоторых тот день закончился трагично…
Несколько слов о том, как труден был фронтовой быт. На аэродромах не строили даже примитивных туалетов, обмундирование присылали в полк на 2-3 размера больше, чем требовалось миниатюрным девочкам, сапоги были 41–43-го размеров. Бельё заменяли мужские кальсоны, и нам приходилось многое шить своими руками – в дело, например, шёл списанный парашютный шёлк.
Но никто не роптал, все понимали, что главное – бить врага, а бытовые неудобства по молодости лет переносили стойко и даже с юмором.
Анна Мамлюткина-Небогина:
- Мы всегда с волнением и нетерпением ждали лётчиков, ушедших на боевое задание. Как только появляются наши самолёты – иногда с разных сторон, мы тут же задираем в небо головы, считаем. Опять кого-то нет…
С новым пополнением однажды прибыл в полк воздушный стрелок Вася Мыциков. Тоненький, хрупкий, светловолосый – совсем ещё мальчик. Ему бы в руки портфель с учебниками, а не пулемёт.
Настало время первого вылета Васи. Как обычно, ждём возвращения. Наконец видим в небе самолёт. Но из него вылетает ракета – значит, с кем-то из экипажа случилась беда. К штурмовику тут же помчалась санитарная машина.
Когда мы открыли кабину воздушного стрелка, стало ясно, что помочь нашему мальчику уже ничем нельзя. Вася был бездыханным. Кровь залила пулемёт, стёкла кабины, пол…
Мужчины вынули тело из кабины, а мы, девчонки, рыдая, начали готовить его к похоронам. В это время привезли почту из дивизии. В ворохе треугольников – как же мы ждали письма из дома! – обнаружилось письмо и для Васи. Оно было таким тёплым, таким пронзительным, какое может написать только мать. «Детиночка ты моя, кровиночка, как я хочу быть с тобою рядом! И в опасную минуту заслонить тебя своим телом…» - писала она.
Мы стояли вокруг стола и читали мёртвому сыну письмо матери. Плакали все, даже взрослые мужчины, которые на войне повидали всякое…
Евдокия Бровкина:
- 7 марта 1945 года. Венгрия, посёлок Текель. Вечером нам объявили: «После работы всем привести себя в порядок, надеть гражданское платье, туфли. И чтобы у всех были боевые награды!» Командование решило устроить праздник в честь Международного женского дня.
Все, конечно, обрадовались, зашумели, загалдели. И заволновались, потому что платья у нас были, а с туфлями – беда. Придётся отправляться на бал в сапогах.
Утром 8 Марта у всех было хорошее настроение. Наконец работа завершена – пушки и пулемёты вычищены, боекомплект заправлен. Можно отдыхать. Впереди праздничный бал.
Увы, в тот день не вернулся с боевого задания командир звена Герман Одноценов. Естественно, наша радость тут же улетучилась. Встречаем девчонок из 678-го полка – они весёлые, шутят, и среди них – жена погибшего лётчика. Они поженились совсем недавно! Но мы в тот вечер так и не решились сказать ей, что случилось с Германом. Позже Одноценову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза…
Сняли с себя девчонки ватные брюки, куртки, измазанные в масле и керосине, огромные ватные рукавицы – и из солдат превратились в красавиц. Засверкали улыбки, зарделись девичьи лица, заискрились глаза. Зазвучали тосты, поздравления, благодарности за службу.
Потом начались танцы. Закружился весь полк! Замелькали воздушные платьица девочек среди зелёных гимнастёрок мужчин.
В тот вечер Ваня Голубев с улыбкой сказал своей избраннице: «Прими, дорогая, мою фамилию». На это его невеста Нина Королёва задумчиво ответила: «Лучше подождём до конца войны, дружок. Видишь, что случилось у Одноценовых…»
Вечер закончился, утром возобновились военные будни. И надо же было такому случиться: Ваня Голубев погиб. Первой об этом узнала Нина, дежурившая на КП.
…День Победы 951-й полк встретил под Веной. Как только пришло радостное сообщение, начались поздравления, люди обнимались, не скрывая слёз.
Но отпраздновать победу лётчики толком не успели. Пришло сообщение, что в отрогах Альп обнаружена колонна танковых войск СС, отказавшихся сложить оружие. Для выполнения боевого задания сформировали группу из опытных лётчиков, в которую вошёл и лейтенант Гладилин. Каково им было – штурмовать врага уже после Победы?! Ведь легко было угодить под немецкий огонь и погибнуть!
К счастью, всё обошлось – немецкую колонну разбомбили, боевое задание выполнили без потерь. Вечером лётчики собрались за праздничным столом. Почтили память тех, кто не дожил до светлого дня. Подняли тост за женщин, которые добывали победу в общем строю, не требуя каких-то скидок и послаблений.

Другие материалы в этой категории: Низкий поклон тебе, дед! »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика