archive.redstar.ru

A+ A A-

Прокуроры переднего края

Оцените материал
(2 голосов)

Уполномоченная Военно-судебным уставом 1867 года обеспечивать «охранение законов» в русской армии на различных этапах истории военная прокуратура неизменно следовала своему основному предназначению – быть с войсками, силами и средствами прокурорского надзора, всемерно способствовать укреплению в них боевой готовности, законности и правопорядка. На протяжении почти полутора веков самоотверженным ратным трудом военных прокуроров и следователей в летопись страны и её Вооружённых Сил вписано немало славных страниц.

Сентябрь 1941 года. «Тов. Доденко Д.Ф. лично проверял качество отрытых окопов, провёл несколько бесед с бойцами на огневом рубеже. Во время боёв Доденко всегда находился на передовых позициях... При отходе 2-го взвода... принял срочные меры по выявлению причин отступления и восстановлению порядка. В это же время вернул на передовые позиции отступающий танк БТ. Принимал непосредственное участие в организации и расстановке заградительного отряда... Лично принимал участие в атаке юго-западнее Верхнего Бесовца.
3 ноября 1941 года при выходе из окружения в бою тов. Доденко был убит».
Такая запись сделана в наградном листе Дениса Фёдоровича Доденко, бывшего военного прокурора 313-й стрелковой дивизии, военного юриста 2 ранга. Посмертно он награждён орденом Красного Знамени.
Сегодня отдельные представители нашего общества высказывают мысли о том, что нет закона там, где жизнь не дороже хлеба, что опасность стирает грани между совестью и подлостью, правдой и ложью, подвигом и моральным падением. Подобные «толкователи истории» совершенно искренне порой сомневаются: и что, дескать, было делать на войне прокурорам и следователям, где невозможно определить, кто прав, кто виноват? Есть, мол, только «свои» и «чужие».
Но как тогда быть с теми, кто подводит «своих»: неоправданно бросает под обстрел, дезертирует, убивает друга, бросает оружие там, где другие, подавив природный страх, сжали зубы и выстояли перед врагом, пусть даже заплатив за это жизнью? Тогда закон, созданный на бумаге, становится не просто «нормативно-правовым актом», а Законом Совести и Чести.
В годы Великой Отечественной войны тысячи военных прокуроров и следователей исполняли свои служебные обязанности в тылу и на фронтах. В боях погибли более 200 работников органов военной прокуратуры, более 500 пропали без вести. За проявленную ратную доблесть и боевые заслуги около 2 тысяч военных прокуроров и следователей награждены орденами и медалями.
«На фронте военным прокурорам и следователям приходилось не только расследовать дела, но и нередко принимать непосредственное участие в боевых действиях. Мне самому в 1941 году не раз довелось стрелять по фашистам при выходе из окружения, – вспоминает Зяма Яковлевич Иоффе, бывший помощник прокурора армии, ветеран Великой Отечественной войны. – И в 1942 году на Кавказе самому пришлось вести огонь по наступающим гитлеровцам. И в конце войны, когда недобитые группы немцев орудовали в наших тылах, нападая на тыловые и штабные подразделения, армейские прокурорские работники вместе со всеми отражали атаки противника. Таких примеров я помню немало. В засадах погибло несколько военюристов, которых я знал».
За годы войны жизнь Зямы Яковлевича не раз была на волосок от смерти.
«Я, честно говоря, не очень верил, что мы выберемся из окружения, – признаётся он. – Когда до линии фронта осталось 15 километров, старший колонны предложил бросить машины и выходить к своим поодиночке. Все согласились, за исключением одного старшего сержанта, с которым мы вместе ехали в одной полуторке. Он сказал, пусть желающие уходят, а мы ещё поглядим, что делать. И мы, человек десять, остались у грузовика. А потом, ночью, на машине рванули напрямую, на авось пронесёт, все эти 15 километров через немецкие ближние тылы и позиции. Мы-то лежали на дне кузова, стреляли по немцам вокруг и снова падали на днище, спасаясь от ответного огня. Как на тачанке пронеслись. По нам стреляли со всех сторон, даже артиллерия била вдогонку! Как машину и нас вместе с ней серьёзно не задело, я до сих пор не пойму. Когда грузовик остановился, и мы услышали русский мат неподалёку, стали обниматься от счастья – выбрались из окружения!..»
Александра Ивановича Лиу, полковника юстиции в отставке, ветерана Великой Отечественной войны, почётного работника прокуратуры в будущем, как и многих других ребят, война застала совсем молодым, но преподала страшный урок на всю жизнь.
В 1941-м Александр Иванович был ещё курсантом 1-го гвардейского миномётно-артиллерийского училища имени Красина. «А тут война – немецкие войска на нас напали. Когда они подошли к Москве, курсантов использовали для защиты города, – рассказывает Александр Иванович. – Наша задача была   патрулировать город, задерживать вражеских солдат. Помню, когда немецкая авиация начала бомбить город и выбрасывать диверсантов, чтобы они ориентировали своих, мы как раз прочёсывали местность, ловили таких. 18 лет мне тогда было, молодой совсем».
После училища, уже в войсках, Александра Ивановича назначили командиром взвода отдельного разведывательного артиллерийского дивизиона в составе ударной армии.  
Войну Александр Иванович прошёл от командира взвода до начальника штаба дивизиона. Почти всю дальнейшую жизнь он посвятил службе в органах военной прокуратуры. «При увольнении по возрасту меня аттестовали на должность военного прокурора армии. Но не пригодилась моя «новая» должность. И дай бог, чтобы не пригодилась она никому и впредь. Война нам не нужна. Надо мирную, хорошую жизнь строить».
...Начало 1980-х, боевые операции в Афганистане.
Горы и пустыни, температура до 60 градусов жары, и вода на вес золота. Сухой, пыльный, горячий ветер-«афганец» и «плавящаяся» на солнце техника.
Никто не делал скидку ни на климат, ни на обстоятельства. Война – какие там обстоятельства?
– Знаю множество примеров, когда военные прокуроры и следователи не только выполняли профессиональный долг, но и участвовали в боевых действиях, – рассказывает Анатолий Фёдорович Шатохин, генерал-майор юстиции запаса, в тот период военный прокурор Туркестанского военного округа (ТуркВО). – Например, заместитель военного прокурора Кундузского гарнизона Александр Владимирович Третецкий сутками находился с солдатами в окопах, ведя бой с душманами, награждён двумя орденами Красной Звезды. Майор юстиции Игорь Олегович Карпов возглавил переход через перевал Саланг, выполнив поставленную задачу.
Как известно, перевал Саланг – один из самых высокогорных. Впервые в своей истории советские войска преодолевали такую высоту. Глохла техника. Несмотря на жаркий климат Афганистана, мороз переваливал за минус 20. Шапки снега на горных вершинах, бесконечные тоннели, и рядом бездонная пропасть.
Анатолий Фёдорович часто вспоминает бывших военных прокуроров ТуркВО генерал-майоров юстиции Лебедя Ивана Игнатьевича, Макарченко Владимира Анисимовича, заложивших основы формирования военных прокуратур в боевых условиях:
– Став военным прокурором ТуркВО, – продолжает он, – я старался сохранить лучшее, что было создано моими предшественниками, а по возможности – приумножить. Оглядываясь назад в афганские годы и вспоминая бывших подчинённых, многие из которых стали генералами, горжусь, что оставлен определённый след в военном деле. С особым уважением вспоминаю руководителя Главной военной прокуратуры генерал-лейтенанта юстиции Попова Бориса Сергеевича, который очень корректно и неназойливо подсказывал верные решения назревших проблем в боевой обстановке.
...1989 год. Анатолий Фёдорович, по свидетельству Бориса Сергеевича Попова, накануне вывода войск из Афганистана заранее подготовил подробный план эвакуации со всеми деталями совместно со штабом 40-й армии: «Предстоящий вывод наших войск из Афганистана стал очевидностью, а значит, и вывод военных прокуратур. Больше всего беспокоил вопрос, как это сделать с минимальными потерями, в том числе среди подчинённых. Боевые действия фактически ещё велись, поэтому было решено, что каждая прокуратура выходит вместе с дивизией, бригадой».
 Советские войска во время вывода войск из Афганистана постоянно подвергались атакам душманов, однако вывод завершился в целом благополучно.
– Думаю, каждого, кто служил в Афганистане, стоит вспомнить с уважением, – говорит Анатолий Фёдорович. – Уже хотя бы за то, что каждый день они находились в прорези прицела и выжили. Честь им и хвала.
Двухтысячные... Нападения банд Басаева и Хаттаба на Цумадинский и Ботлихский районы Дагестана не могли остаться безнаказанными. С первых часов контртеррористической операции в Чеченской Республике в боевых порядках войск приступили к работе военные прокуроры во главе с военным прокурором Северо-Кавказского округа Сергеем Николаевичем Фридинским.
Уже в первые дни на передовой были развёрнуты передвижные военные прокуратуры. Акцент делался на проведение надзорных мероприятий в воинских частях по исполнению командованием требований законов о борьбе с терроризмом, по  поддержанию высокой боевой готовности войск и созданию безопасных условий службы. Расследовались уголовные дела о преступлениях террористических группировок, принимались меры по предотвращению повторных нападений.
В июне 2004-го в Республике Ингушетия боевики напали на административные здания, в том числе на пограничный отряд и мотострелковый полк. Огонь из автоматического оружия и гранатомётов вёлся и по зданию военной прокуратуры, дислоцированной в станице Троицкой.
Военные прокуроры приняли бой. В том числе благодаря их усилиям своевременно было организовано выдвижение мотострелкового батальона в сторону Назрани, что вынудило боевиков поспешно отступить.
В другом случае, 21 августа 2004 года, в Грозном на пересечении улиц группа боевиков, вооружённых стрелковым оружием и гранатомётами, организовала засаду. Часть их в поисках военнослужащих и работников правоохранительных органов под видом сотрудников милиции останавливала транспорт и проверяла документы у граждан. Найденных убивали...
В засаду попала автомашина полка патрульно-постовой службы милиции при МВД по Чеченской Республике. Находившиеся неподалёку военнослужащие прокуратуры Объединённой группировки войск (сил) М. Мухаметгалин, В. Вартанов и Р. Атабаев бросились на выручку и вступили в бой с бандитами. Отвлекая огонь боевиков на себя, обеспечили возможность милиционерам выйти из-под обстрела и найти укрытие. Двое военнослужащих прокуратуры попали под перекрёстный огонь и погибли. Тяжелораненый  Мухаметгалин уничтожил двух бандитов, но продолжал неравный бой до прибытия подкрепления.
За смелые и решительные действия при исполнении воинского долга М. Мухаметгалин, Р. Атабаев (посмертно) и В. Вартанов (посмертно) удостоены государственных наград.
За эти годы в контртеррористической операции на Северном Кавказе приняли участие более полутора тысяч офицеров военной прокуратуры.
С начала контртеррористических операций за мужество и профессионализм при исполнении воинского долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни, государственными наградами награждено более 50 прокурорских работников ОГВ(с).
Офицеры военных прокуратур всегда находились на переднем крае, там, где трудней: на полях сражений Великой Отечественной войны, при выполнении интернационального долга в горах Афганистана, в условиях проведения контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе. Они проявили мужество и патриотизм, безграничную верность служебному долгу.

Генерал-майор юстиции
Игорь БУТРИМ,
начальник управления Главной военной прокуратуры.

Екатерина ПАНФИЛОВА, ведущий специалист
пресс-службы Главной
 военной прокуратуры.

 

Другие материалы в этой категории: « Всегда в строю

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика