archive.redstar.ru

A+ A A-

– В авиации самое трудное – это ждать, – говорит Алексей, – будь то разлука с семьёй или отсутствие полётов, как вот сейчас, – кивает он в сторону взлётно-посадочной полосы, густо заштрихованной снежным зарядом.
С утра погода вполне благоприятствовала полётам. После обеда с моря надвинулась хмарь, повалил снег, завьюжило, и полёты отставили. Собравшиеся в классе предполётных указаний лётчики засели за документацию и руководства по лётной эксплуатации. Нетрудно было понять, что народ таким поворотом событий расстроен: нет на свете лётчика, который не желал бы встречи с небом, да и нормы годового налёта никто не отменял.
– Хорошо, когда ты в воздухе, – выражает общее настроение Алексей. – Думаешь только о полёте, о выполнении задачи. Все проблемы остаются на земле. Ну и романтика, конечно, – лётчику без неё никак.
Если бы не непогода, командир отряда противолодочных вертолётов гвардии капитан Алексей Кутепов сейчас опять находился бы в воздухе. Поистине нет худа без добра – из-за причуд небесной канцелярии появилась возможность хотя бы полчасика спокойно побеседовать.

В отличие от многих своих сверстников (хотя он и родился в семье офицера) в детстве Алексей не мечтал стать ни лётчиком, ни моряком, ни вообще военным. Даже в суворовское училище, куда его настоятельно хотели определить родители, поступать наотрез отказался. А всего через год, после девятого класса, сам напросился, чтобы его отдали в челябинскую общеобразовательную школу-интернат с первоначальной лётной подготовкой.
– Желание было вполне осознанным. Как оно во мне утвердилось, объяснить не берусь, но предшествовал этой метаморфозе почти мистический случай, – улыбается Алексей. – Было это в девятом классе, жили мы тогда в Челябинске. Как-то возвращался домой после дискотеки, поскользнулся и упал. Смотрю в небо – и в эту минуту надо мной пролетают два военных самолёта: как потом узнал, Су-24. Ну чем не знак судьбы!
Может, оно и так. Здесь надобно сказать, что школа-интернат, о которой идёт речь, действует с 1997 года и находится на территории Челябинского высшего военного авиационного училища штурманов. Проживают её воспитанники в казарме; наряду со школьной программой изучают парашютное дело, конструкцию самолёта, аэродинамику, радиоэлектронное оборудование и другие специальные предметы.
Вначале Алексей учился в группе лётчиков, потом штурманов. Первый полёт – в качестве штурмана – совершил на Ту-134Ш. Отсев, вспоминает, был большим, труднее всего оказались отрыв от семьи и вникание в повседневную организацию службы. Зато потом, когда Кутепов уже стал курсантом Сызранского высшего военного авиационного училища лётчиков, проблем с адаптацией не возникало. Почему он остановил свой выбор именно на этом училище – единственном в стране военном учебном заведении, готовящем лётные кадры для вертолётной авиации Вооружённых Сил?
– Просто почувствовал, что мне это ближе. Особенность пилотирования вертолёта заключается в том, что оно менее энергичное, чем управление самолётом, – поясняет Алексей. – От вертолётчика требуются более выверенные, точные, аккуратные движения при управлении. Это как игра на хорошо настроенном музыкальном инструменте. Поэтому далеко не каждый пилот самолёта сможет переучиться на вертолётчика, на моей памяти лишь один такой случай. Чаще бывает наоборот.
Училище Кутепов окончил в 2007-м. Когда незадолго до выпуска ему предложили служить в 396-й отдельной корабельной противолодочной вертолётной эскадрилье морской авиации Балтийского флота, что базируется в посёлке Донское Калининградской области, согласился не раздумывая.  
13-06-02-14– Помню, как я впервые приземлился в калининградском аэропорту Храброво. Конец ноября, а здесь зеленеет травка, дождик накрапывает. Для человека, родившегося и выросшего на Урале, это в диковинку. Ну а дальше началась служба. Коллектив оказался замечательным: удивительная доброжелательность, простота в общении. В общежитии жил вместе с Евгением Халиковым – сейчас он майор, командир эскадрильи, а тогда был командиром вертолёта. По какому бы вопросу к нему ни обратился – в помощи никогда не откажет. Ещё очень благодарен майору Алексею Забродину, в отряд которого попал служить, подполковнику Евгению Астахову – не так давно, став уже командиром авиабазы, он перевёлся в другое место, тогда же был заместителем комэска, майорам Денису Бударову и Алексею Комарову – за мудрое наставничество в лётной работе.
Полуторамесячное переучивание в городе Острове Псковской области на новый для него тип вертолёта трудностей не вызвало: теоретический курс по Ка-27 Алексей самостоятельно проштудировал ещё в училище. Дело оставалось за практикой: её постигал в Донском с помощью сослуживцев. Если в тот период и возникали какие-то проблемы, то исключительно бытового характера: отсутствие нормального жилья, скудное денежное довольствие. Со временем и они утратили свою актуальность.
В середине июня 2008 года Алексей Кутепов совершил первый самостоятельный вылет.
– Хорошо помню тот день: близился вечер, ярко светило солнце, хотя мне и было тогда не до красот, – смотрел, не отрываясь, на приборы. С каждой минутой росло чувство уверенности в себе: я могу, мне это по силам! Первый самостоятельный полёт – важный этап в жизни любого лётчика. И этапов таких много. Вчера, например, я стал боеготовым по применению противолодочного вооружения, сегодня – по работе в море ночью. Каждый такой этап – это очередной шаг на пути профессионального роста. Преодолев один рубеж, который ещё недавно казался тебе трудным, нацеливаешься на другой, более сложный. Так вот, по ступенькам, и поднимаешься вверх. При поиске подводной лодки с опускаемой гидроакустической станцией, например, всегда трудно удерживать вертолёт в точке зависания, особенно при сильном ветре. Здесь нужны и определённые способности, и опыт, и интуиция. Но ещё труднее самостоятельная посадка на палубу корабля, – только освоив этот вид подготовки, становишься корабельным лётчиком в полном смысле этого слова.
Сколько рубежей профессионального становления уже позади? Об одном из них, ставшем для гвардии капитана Кутепова серьёзным испытанием на прочность, следует рассказать подробнее. Произошло это год назад. В один из обычных полётных дней пилотируемый Алексеем вертолёт осуществлял поиск подводной лодки по назначенному маршруту. Рядовой учебный полёт перестал быть таковым тогда, когда на расстоянии двадцати километров от берега сработала противопожарная сигнализация, оповестившая о возгорании одного из двигателей.
– Других признаков пожара не было, поэтому первое, о чём подумалось, – ложное срабатывание системы сигнализации. А если действительно пожар? Несколько секунд на оценку ситуации – и мы уже возвращаемся на аэродром. Когда сигнализация сработала повторно, потом ещё раз (может, зима тому виной), по спине пробежал холодок. В таких случаях положено отключать аварийный двигатель сразу, но лететь на одном двигателе вдали от береговой черты рискованно: нет никакой уверенности, что не произойдёт отказа единственного работающего двигателя, и тогда машина будет потеряна. Важно было выиграть хотя бы несколько минут. Мы их выиграли. Потом, при подходе к берегу, двигатель всё-таки пришлось отключить: малоприятное, скажу я вам, ощущение… Остаток пути летели уже на одном двигателе. На борту вместе со мной находились штурман-инспектор майор Денис Кузнецов и штурман экипажа старший лейтенант Ян Чепишко. Работали все чётко и сосредоточенно, просчитывая наперёд возможное развитие событий. Когда уже приземлились, вылезли, закурили – будто гора с плеч свалилась!
При разборе полёта действия экипажа были признаны правильными. Причиной нештатной ситуации, как и предполагал изначально Алексей, явился сбой в работе системы противопожарной сигнализации. Но это стало ясно уже на земле...
Гвардии капитану Алексею Кутепову нет ещё тридцати – возраст для дальнейшего служебного и профессионального роста вполне перспективный. Тем более что и самих перспектив у корабельных лётчиков Балтийского флота в последнее время прибавилось: возросло число прошедших заводской ремонт вертолётов, увеличилось и количество авианесущих кораблей. В минувшем году лётчики эскадрильи выполнили 237 посадок на палубы кораблей различных классов – от эскадренного миноносца до новейших корветов типа «Стерегущий», причём более трети посадок было совершено в тёмное время суток. И если раньше корабельной палубы хватало лишь самым опытным лётчикам, то теперь и у молодёжи появились неплохие возможности для настойчивого штурма этого заветного рубежа.


Фото автора.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика