archive.redstar.ru

A+ A A-

Две войны Николая Осинцева

Оцените материал
(1 Голосовать)
1941 год. 1941 год.

Ветеран войсковой ПВО вспоминает испытание фронтом

В конце января Николай Николаевич Осинцев отметил своё 100-летие. И сегодня, несмотря на солидный возраст, он остаётся в строю, работает в ветеранской организации, часто бывает в учебных заведениях и на предприятиях, делится своими воспоминаниями о войне и рассказывает, как нужно защищать свою Родину.

Мы встретились у него дома. По этому случаю ветеран надел свою парадную, тщательно выглаженную форму, на которой плотно теснились ордена Красного Знамени и Александра Невского, два ордена Отечественной войны, два Красной Звезды и множество медалей.
Собеседником Николай Николаевич оказался отменным. Рассказывал обо всём основательно, в деталях, и при этом память его не подвела ни разу. Только вопросы приходилось задавать громче обычного – сказывались как возраст, так и последствия фронтовой контузии.
Родился будущий генерал 26 января 1918 года в крестьянской семье. С ранних лет судьба была к нему неласковой. За пять месяцев до появления сына на свет умер отец. Матери пришлось в одиночку растить двоих детей. Поскольку Николай был единственным мужчиной в небольшой семье, то, что такое труд, познал очень рано. Много работал по дому, в одиночку пилил и колол дрова, заготавливал сено для коровы, которая помогала выживать. Поскольку ближайшая школа находилась в четырёх километрах, в течение шести лет мальчик ежедневно отправлялся в неблизкий путь за знаниями. Особенно трудно приходилось зимой, так что лыжи Николай освоил сызмальства. Как предположил юбиляр, эта естественная закалка в детстве и обеспечила ему длительный жизненный путь.
Окончив шесть классов, юноша поступил на сельскохозяйственный рабфак (рабочий факультет – учебное заведение для подготовки рабочей и крестьянской молодёжи к обучению в высшей школе), где проучился до 1936 года. Однажды в учебное заведение приехал сотрудник военкомата и рассказал о военных училищах. Николай Николаевич честно признался, что тогда его особенно привлекло то, что в армии можно было регулярно питаться и получать обмундирование.
Так в 1936 году он стал курсантом Оренбургского зенитно-артиллерийского военного училища. Время учёбы пролетело быстро. Через три года новоиспечённый лейтенант прибыл в Белорусский военный округ на должность командира взвода. Знающий цену труду и привыкший к самостоятельности, молодой командир за короткое время хорошо себя показал, поэтому через несколько месяцев был назначен командиром зенитной батареи. А в 1941-м 23-летний начальник штаба 30-го отдельного малокалиберного зенитно-артиллерийского дивизиона старший лейтенант Осинцев встретил начало Великой Отечественной войны.


Коллектив «Красной звезды» присоединяется к поздравлениям Николаю Николаевичу Осинцеву со столетием и желает юбиляру крепкого здоровья и бодрости духа


45-22-02-18– Накануне нападения фашистской Германии мы были подняты по тревоге и заняли огневые позиции у Минска. 22 июня слышали отдалённые артиллерийские залпы и разрывы, – вспоминает мой собеседник. – А уже 24 июня в 11 часов 15 минут 42 немецких бомбардировщика нанесли первые удары по столице Белоруссии. В те годы дома в Минске были в основном деревянными, поэтому практически сразу начались пожары. Тяжело было на это смотреть…
Николай Николаевич с горечью говорил о том, что, хотя его зенитно-артиллерийский дивизион вёл непрерывный огонь по самолётам противника, те сбрасывали свой смертоносный груз с высот, до которых наши орудия не доставали. Потом были горькие дни отступления. Зенитчики, как правило, защищали от воздушных атак врага переправы, железнодорожные узлы, скопления наших войск. Зачастую с занимаемых рубежей они уходили в числе последних.
В районе Орши дивизион прикрывал железнодорожный мост через Днепр. Учитывая его значение, немецкая авиация упорно стремилась мост уничтожить. В течение 5–6 суток в основном в ночное время его гитлеровцы бомбили. Перед каждым налётом появлялись вражеские самолёты-разведчики и сбрасывали «люстры» – осветительные бомбы, после чего подлетали основные силы для бомбёжки. Прожекторов в дивизионе не было. Поймать в ночном небе в прицел орудия вражеский самолёт было практически невозможно. Но дивизион мост всё-таки отстоял. Наши зенитчики научились расстреливать спускавшиеся на парашютах осветительные бомбы и гитлеровские стервятники вынуждены были бомбить в темноте, неприцельно.
В ходе марша в район Вязьмы выяснилось, что началось окружение наших войск. Дивизиону пришлось вырываться из ловушки. Чтобы колонне из 25–30 грузовиков ЗИС-5 и ГАЗ-АА с орудиями на прицепе прорваться к своим, бойцам и командирам пришлось прокладывать дорогу в лесу. Пилили деревья и строили из них переправы через ручьи и овраги. Когда до цели оставалось совсем немного, налетела вражеская авиация, на этот раз целясь именно по зенитно-артиллерийскому дивизиону. Одна из бомб разорвалась в 10–15 метрах от машины, в которой находился начальник штаба старший лейтенант Осинцев. Три дня он приходил в себя после тяжёлой контузии, но от госпитализации категорически отказался. Пройдя дорогами Белоруссии и Смоленщины, дивизион оказался на подступах к Москве.
Ну а потом, отстояв столицу, наши войска двинулись на Запад. И снова знакомые Смоленщина, Белоруссия… В апреле 1945-го, находясь в районе Кёнигсберга, уже в должности командира зенитно-артиллерийского полка майор Осинцев получает приказ погрузиться в эшелон и убыть на Дальний Восток. Так, ещё не окончив одну войну, он отправился на другую – с Японией.
Нашим противовоздушным силам, по словам Осинцева, в той войне бороться с вражескими самолётами практически не приходилось. Зато доставали хунхузы, головорезы из организованных банд, в ночное время обстреливавшие войска, наступавшие в направлении Харбина. Зенитные установки стали применять по вспышкам выстрелов. Как правило, успешно.
В послевоенное время Николай Николаевич окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе и Военную академию Генерального штаба. География мест его службы обширна: Приморский, Белорусский, Северо-Кавказский, Одесский и Среднеазиатский военные округа, Группа советских войск в Германии. Он прошёл должности от начальника отдела ПВО армии до начальника войск ПВО военного округа и старшего генерал-инспектора вооружённых сил стран Варшавского Договора. Естественно, на всех постах полковник, а с 1972 года генерал-майор Осинцев активно применял свой богатейший фронтовой опыт. Практически у него на глазах на смену маломощным малокалиберным зенитным установкам образца 1931 года в войска постепенно пришли зенитно-ракетные комплексы, которые стремительно развивались.
Отдав военной службе 39 лет, Николай Николаевич уволился в запас и долго продолжал трудиться в системе профтехобразования страны.
– В чём секрет долголетия? – конечно же, поинтересовался я у собеседника.
– Надо больше общаться с молодёжью, заимствуя у неё заряд бодрости. И ещё – не курить и регулярно заниматься гимнастикой, – улыбнулся ветеран.
В завершение беседы Николай Николаевич с гордостью продемонстрировал подарок к юбилею – макет современного зенитно-ракетного комплекса.
– Нам бы такой в 1941-м, – мечтательно сказал при этом. – Но надо уметь применять любое оружие.

Фото автора и из архива
Николая Осинцева

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика