archive.redstar.ru

A+ A A-

Боевые отличия артиллериста и десантника Рафаэля Хуснулина

Военная фортуна выбирала Рафаэля Хуснулина неспешно и обстоятельно. Вообще-то, ещё в юности он мечтал стать хирургом. Потом его увлекла романтика профессии военного переводчика. Ну а учиться пошёл в Казанский химико-технологический университет.
При его аналитическом складе ума и усидчивости Рафаэль вполне мог бы стать и толковым учёным, и успешным технологом. Но вопреки логике размеренной жизни он после второго семестра поменял студенческий билет молодёжной вольницы на курсантские погоны. Объяснить этот шаг в смутные для армии и самой государственности 1990-е годы Рафаэль Хуснулин затрудняется и сегодня.
– Обидно, наверное, за армию стало, – предполагает он. – Пинали её тогда все кому не лень. От телесюжетов из «горячих точек» и с чеченской войны душа кровью обливалась. Пожалуй, в силу этих обстоятельств я и поступил в Казанское артиллерийское училище.
Мама-учительница только всплеснула руками:
– Да какой же из тебя, сынок, военный?! Ты же совсем подчиняться не умеешь.
К четвёртому курсу он научился и подчиняться, и командовать. Дивизионный курсантский «батя»  – полковник Евгений Козлов – был весьма убедительным, живым, наглядным пособием по командирской прикладной психологии воинской дисциплины. А ещё курсант Хуснулин по-настоящему увлёкся учебным предметом «Артиллерийская стрельба и управление огнём», который вёл майор Игорь Диков. «А теперь летучка!» – эти слова преподавателя загоняли души курсантов в пятки – очередное увольнение в город было под угрозой. А Рафаэль в эти минуты предвкушал вдохновенную работу мысли в потоке исходных данных, математических расчётов и тактических ситуаций. Драйва добавляла, как говорил майор Диков, ёмкость боевых секунд.
На выпуске попросился Хуснулин на Кавказ. И это, пожалуй, уже была не воля судьбы, а осознанный самостоятельный выбор военного профессионала – там шли бои.
Службу начинать довелось командиром взвода управления гаубичной самоходной батареи «Акации». Их мотострелковый полк стоял на границе Чечни и Ингушетии. Вторая чеченская боевая страда была в самом разгаре. Полковые артиллеристы в составе батальонных тактических групп особенности боя в горах постигали основательно и в деле. Хладнокровие Рафаэля Хуснулина в боевой обстановке и его аналитический склад ума начальство подметило, назначив начальником разведки, а потом и начальником штаба артдивизиона. 21 месяц боевых действий офицера – это только по документам.
Следующую свою войну капитан Хуснулин встретил в должности начальника артиллерии полка. Их колонна тогда, 8 августа 2008 года, одной из первых пришла на помощь российским миротворцам в Цхинвал. Дивизион САУ занял позиции у села Джава и держал под прицелом десятикилометровый участок Транскама. Это здорово сковало действия грузинских войск. Поэтому 9 августа они всеми силами обрушились на российских артиллеристов. Позиции артиллеристов превратились в кромешный ад. Но это не сбило офицера с железной боевой логики оценить противника, принять решение и наладить чёткое управление. Возмездие российских «Акаций» огнём и грохотом металось по склонам гор больше часа... Пожалуй, именно те дни стали для Рафаэля Хуснулина знаковыми в понимании своей офицерской профессии.

 


Военную академию майор Хуснулин окончил с золотой медалью. И потому выбирать дальнейшую свою судьбу мог с полным правом. Выбрал он службу в Воздушно-десантных войсках


 

Военную академию майор Хуснулин окончил с золотой медалью. И потому выбирать дальнейшую свою судьбу мог с полным правом. Выбрал он службу в Воздушно-десантных войсках.
– Во-первых, это был артиллерийский полк, во-вторых, должность заместителя командира полка, в-третьих, десант есть десант, тут и объяснять ничего не надо, – комментирует свой выбор подполковник Хуснулин.
Парашютно-десантную подготовку прошёл индивидуальным экстерном под руководством «парашютного зама» командира полка подполковника Валерия Гнатюка. В 34 года первый прыжок с парашютом. «Робел, волновался, но впечатления того стоили!» – говорит Хуснулин. Но парашютные прыжки – как праздник в службе десантника. Солёных, «пахотных» будней куда больше. В их числе горный Дагестан, контртеррористическая операция.
Осенней непогодной порой подполковник Хуснулин вывел свою артиллерийскую группу на высокогорные позиции без потерь при точном выполнении задания. Только за минувший год полк четыре раза грузился в эшелоны и перебрасывался на различные полигоны, где доказывал свою десантную способность к ведению мобильных, грамотно выверенных и результативных действий по предназначению. Военному читателю, пожалуй, не надо объяснять, какова при этом роль полкового штаба. Но его начальник о себе в подобном контексте говорит неохотно. Зато с удовольствием рассказывает о своих подчинённых офицерах и контрактниках.
– Чем сложнее обстановка, тем собраннее выглядит наш начштаба, – говорит о своём первом заместителе командир артиллерийского полка 7-й десантно-штурмовой горной дивизии полковник Алексей Разгулин. – Его энергия мобилизует окружающих.
Все шесть положений статута современного ордена Кутузова предполагают только боевое отличие. Если их наложить на офицерскую судьбу моего героя, то выйдет, что каждое из них в разные годы своей службы он исполнил не раз. На ордене Кутузова, которым награждён десантник, выбит № 9.  

 
Фото из личного архива
Р. Хуснулина

Другие материалы в этой категории: « Романтики неба

1 Комментарий

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика