archive.redstar.ru

Естественные партнёры

Оцените материал
(1 Голосовать)

Россия и Турция восстанавливают двусторонние отношения

Встреча на высшем уровне в ноябре, недавний визит в Москву турецкого премьера Бинали Йелдырыма свидетельствуют, что отношения между нашими странами, которые находились с ноября прошлого года в кризисном состоянии, постепенно восстанавливаются. Вместе с тем в экспертном сообществе нет единодушия относительно возможности широкомасштабного сотрудничества. А что на сей счёт думает российский тюрколог Виктор НАДЕИН-РАЕВСКИЙ?

– Виктор Анатольевич, как вы оцениваете нынешние перемены в российско-турецких отношениях?
– Несомненно, они направлены на восстановление человеческих контактов, экономического сотрудничества и координации действий в военно-политической сфере. Состоявшиеся встречи дали этому процессу значительное ускорение. Однако нельзя не видеть и ряд проблем. В частности, утерянные турками внешнеторговые позиции вернуть непросто. В строительном бизнесе туркам тоже придётся вновь закрепляться на нашем рынке через новые контракты и конкурсы.
– Это касается экономики, но ведь есть ещё и политика...
– Да, во внешнеполитической сфере возможности гораздо шире. Например, турки могут помочь по сирийской проблематике. И уже, как мне представляется, немало сделали в этом направлении. В частности, оказали содействие в выводе из Алеппо боевиков, которые согласились прекратить сопротивление в городе. Важно также отметить, что Москва и Анкара едины в понимании того, что необходимо как можно скорее пресечь террористические угрозы в Сирии, прекратить кровопролитие, перевести процесс урегулирования в политическое русло, обеспечить решение гуманитарных проблем.
– Вопрос в том, что понимать под террористическими угрозами. Для нас, к примеру, антиправительственная группировка «Ахрар аш-Шам» – это экстремисты, использующие и террористические методы борьбы…
– Вы правы, здесь есть свои нюансы. Как известно, Турция играет свою игру против сирийских курдов, а это несколько, на мой взгляд,  осложняет решение проблемы. Уверен, что очередное заседание Совета сотрудничества высшего уровня под сопредседательством президентов двух государств, которое должно пройти в ближайшее время, придаст дополнительный импульс нормализации отношений между нашими странами.
– Нельзя не видеть, что Реджеп Тайип Эрдоган весьма умело воздействует на турецкое общество, постоянно набирает политические очки…
– Совершенно верно. За последнее время его рейтинг в стране вырос больше чем на 30 – 35 процентов. Это очень серьёзный рост, который принципиально важен для Эрдогана – он стремится получить широкие конституционные полномочия. Тем более что его амбиции не ограничиваются собственно турецкой территорией – он видит себя в качестве лидера мусульман всего региона. Вместе с тем экономические потери начали негативно сказываться на положении большинства населения, особенно в туристических районах, и это заметно сказывается на степени поддержки Эрдогана. На этом, кстати, хотели сыграть организаторы неудавшегося переворота.


За последнее время рейтинг Эрдогана в стране вырос больше чем на 30 – 35 процентов


– Была информация о причастности к нему США. Чем Анкара не устроила Вашингтон?
– Действия Турции не всегда соответствуют тому, чего хотели бы от неё США и Евросоюз. Что, собственно говоря, понятно – Турция осуществляет внешнюю политику так, как её понимает не Запад, а Эрдоган. В результате и возникают противоречия. Что же касается попытки переворота, то я бы воздержался от однозначных выводов – причастность США вещь недоказанная.
– Тем не менее турецко-американские отношения оказались явно подмоченными. Особенно если учесть ситуацию вокруг Фетхуллаха Гюлена, живущего в США.
– И Эрдоган, и Гюлен происходят из семьи приверженцев суфийского тариката, т.е. ордена, Накшбандийя. Но Гюлен – властелин умов, пожалуй, самый знаменитый проповедник в современном исламе, писатель, философ. Развёрнутая им сеть учебных заведений работает, как утверждают его приверженцы,  в 170 странах. В Турции через эти школы и лицеи, готовящие школьников к поступлению в университеты, проходили в год до нескольких сот тысяч учащихся. До 2013 года Эрдоган и Гюлен были союзниками. И когда партия Эрдогана – Партия справедливости и развития вышла на политическую арену, она обещала реализовать именно наставления Гюлена - бороться с коррупцией и бедностью.
– А когда между ними возник раскол?
– После прихода к власти Эрдоган вместе со сторонниками Гюлена сумел справиться с армией, загнать её в казармы. Но со временем президент стал претендовать на роль единственного идеолога в стране, властителя умов современных турок. Однако может ли быть у нации сразу два духовных лидера, да ещё в период «турецкой перестройки» – ломки старых принципов государственного устройства, завещанных Ататюрком?
– Можно ли ожидать выхода Турции из НАТО?
– Конечно же, нет. Турция извлекает немалую выгоду от союзнических связей, но хотела бы больше самостоятельности. Видимо, в этом направлении и будут эволюционировать её отношения с США и НАТО.

Другие материалы в этой категории: « Поживём – увидим

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика