archive.redstar.ru

A+ A A-

Окрылённое мужество

Оцените материал
(15 голосов)
Окрылённое мужество Фото автора

Древние китайцы считали наказанием судьбы - жить в эпоху перемен. В их правоте лейтенанта Владимира Клёнца убедили первые же дни службы после окончания лётного училища в середине 1990-х годов.

 - О полётах, лейтенант, пока придётся забыть, - командир полка решил сразу же посвятить новичка во всю беспросветность ситуации. - Топлива нет, техников нет, запчастей нет. Жилья тоже нет. Рапорт можешь подавать хоть сейчас - подпишу с полным пониманием.
Военного лётчика в третьем поколении сбить с курса его мечты было невозможно. И даже когда перемены в системе ПВО привели к сокращению должности, Клёнц стоял на своём: «Буду служить и летать!» Служба нашлась, а вот с полётами снова возникли проблемы. Судьба упорно не хотела поворачиваться к молодому лётчику лицом - попала под сокращение вся его авиационная часть. 08-09-02-12Однокашники, ставшие гражданскими пилотами, звали к себе - и денежно, и перспективы ясны. Не соблазнился внук лётчика Великой Отечественной, родившийся в семье, где родители и познакомились-то чуть ли ни в небе - в аэроклубе, учась лётному делу. Да и отец - лётчик-истребитель - вряд ли одобрил бы такой ход. Часто вспоминал Владимир в ту пору, как суворовцем-выпускником отстаивал свою крылатую мечту. И откуда только взялось красноречие, когда в кабинете начальника Свердловского суворовского училища генерал-майора Анатолия Петрова он доказывал, что просто должен стать военным лётчиком и иного пути просто нет?
- Если не пройдёшь дополнительную медкомиссию, то упустишь время и вообще можешь не попасть в другое военное училище, - предупредил упорного суворовца генерал.
Комиссию Володя прошёл, как говорится, «на раз» - для хорошего спортсмена - самбиста и каратиста - это не проблема. А потом он стал курсантом Армавирского военно-авиационного училища. Летать учился легко, наверное, сказывались огромное желание полёта и характер ставившего курсанта на крыло инструктора - старшего лейтенанта Александра Гаражина. С шутками-прибаутками он чутко умел развивать орлиные задатки своих питомцев. И, видимо, сумел во Владимира Клёнца заложить добрую и прочную основу лётной науки, если после восьми лет бескрылой службы тот, снова оказавшись за штурвалом Л-39, сумел в самое сжатое время сдать экзамен на 3-й класс. Когда сегодня командир авиазвена истребителей летчик 1-го класса гвардии майор Владимир Клёнц рассказывает молодым лётчикам о той застойной поре, они, имеющие за год более сотни лётных часов, с трудом понимают, о чём идёт речь. А когда он говорит молодым пилотам: «Отработанное на тренажёре с оценкой «отлично» в кабине самолёта после закрытия фонаря проходит только на «удовлетворительно», то имеет в виду жёсткие параметры, по которым проверяет лётчика небо. И это не теоретическое назидание - Владимиру Клёнцу довелось испытать их на себе.


Однажды в полёте...


Отработав ведущим полётное задание в паре, гвардии майор Клёнц вышел в ближнюю зону для выполнения одиночного упражнения по боевому маневрированию на малой высоте. Приборы показывали высоту 1.800 метров, когда в кабине самолёта сработала аварийная сигнализация - «Пожар!» Как правило, уходя в полёт, лётчик переформатирует работу своего мозга, отключаясь от всего земного, настраиваясь только на работу в воздухе. В это время все пилотские знания, навыки, опыт, рефлексы, интуиция как бы выходят в режим повышенной готовности. Нештатная ситуация даёт им импульс боевой деятельности. У опытных пилотов это моментальное срабатывание профессиональных качеств имеет высочайшую степень согласованности и результативности.
- Пожар на борту! Упали обороты двигателя и давление в гидросистеме! - доложил Клёнц руководителю полётов.
- Наблюдаем дымный шлейф правого двигателя! - подтвердила «земля».
В этот момент, как потом скажет сам лётчик, всё встало на свои места: сработали сотни раз оттренированные навыки. Рукоятка управления двигателями - на «стоп», включение системы пожаротушения, взгляд самопроизвольно скользнул по рукояткам катапультирования. Но покидать самолёт мысли не было - под крылом находился густонаселённый район. Пожарная сигнализация погасла на считаные секунды, затем сработала снова. Хладнокровный анализ ситуации и автоматизм последовательных действий не оставляли и мимолётного мгновения для паники или страха. Используя момент восходящей части фигуры пилотажа, Владимир Клёнц попытался зайти на посадку с обратным стартом, но машина не ответила ему, как обычно, полным послушанием, хотя на движение рулей всё же отзывалась. Пришлось заходить на посадочную полосу с нормального круга. Задымлённость кабины росла с каждой секундой. «Земля» сообщала, что из правого двигателя видно открытое пламя. Это потом, когда на разборе нештатной ситуации коллективно будет анализироваться каждая секунда этого полёта, Владимир Клёнц вспомнит, что при посадке он чуть крепче обычного сжимал ручку штурвала и вжался в пилотское кресло - напряжение аварийной посадки всё-таки давало о себе знать, ведь исход её мог сложиться и по самому нежелательному варианту.
Первый класс, он и на одном двигателе себя выказывает! Владимир Клёнц приземлился без всяких шероховатостей, как в обычной ситуации. Вывел самолёт с полосы на рулёжку, где в готовности уже стоял пожарный автомобиль, обесточил свою крылатую машину. Из кабины ему помог выбраться замкомандира авиабазы по лётной подготовке гвардии полковник Игорь Рагимов, первым подлетевший на машине к аварийной «сушке». Клёнца даже смутило такое внимание. Как он считал, всё было нормально - ситуация из-под контроля не выходила ни на миг. Конечно, штатной сложившуюся ситуацию не назовёшь. Но она предусмотрена в системе подготовки пилотов.
- Пожалуй, любой из наших лётчиков сделал в подобной ситуации то же самое, что пришлось делать мне, - считает гвардии майор Владимир Клёнц.
Впрочем, скромность, по мнению сослуживцев, наиболее яркая черта его характера. Даже жена Татьяна узнала о случившемся от посторонних: в информационном пространстве гарнизона такие случаи долго не утаишь.
- Так ведь всё нормально, чего зря волновать тебя, - оправдывался Владимир. - Ещё наволнуешься, когда младший сын на пилота пойдёт учиться.

 

Награды летать не мешают


Орден Мужества, которым награждён за тот полёт гвардии майор Владимир Клёнц, по нынешним временам для истребителя награда редкая. Сегодня его сослуживцы осваивают модернизированные Су-27СМ3 и
Су-30М2, которые в отличие от своих базовых образцов становятся истребителями многоцелевого назначения. Они могут применяться уже и для поражения морских и наземных целей. А это кардинально меняет, и далеко не в сторону упрощения, всю систему учебно-боевой работы пилотов. Сейчас большинство полётов планируется с отработкой сложных видов авиационной подготовки. Истребители осваивают групповые манёвренные воздушные бои, дозаправку в воздухе, действия на малых высотах, в условиях погодного минимума, оттачивают навыки поражения наземных целей. И, пожалуй, без мужества пройти закалку такими сложностями попросту невозможно. И подобное профессиональное мужество, видимо, достойно наград не только в случае возникновения нештатной ситуации. Мне как-то довелось на одном из международных авиасалонов увидеть рядом двух пилотов ВВС в капитанском звании - нашего и американского. И хотя их офицер был помоложе нашего, наградных планок на его кителе было с полтора десятка, а у российского лётчика всего две - за выслугу лет. Утешал лишь неподдельный восторг, с которым отзывался о лётном мастерстве русского коллеги американский капитан.
Молодые лётчики части между собой называют гвардии майора Клёнца «дядя Вова». А он, и вправду, им как бывалые «дядьки» в старорусском воинстве: и добрый наставник в профессии, и справедливый третейский судья в спорах, и душевный советчик в минуты нервных всплесков. Уважают майора сослуживцы и за обострённое чувство справедливости. С учётом его добросовестности в любом порученном деле как-то командировали Владимира Клёнца в «горячую точку» начальником штаба временной авиационной группировки. Там он, как человек, знающий цену риску, был восхищён действиями вертолётчиков. Написал на экипажи, мужественно выполнявшие задачи под огнём, боевые характеристики для представления к наградам. Каждый день интересовался, как идёт продвижение этой процедуры. «Да не волнуйся ты, руководство сейчас меняется, потом направим», - отвечали Клёнцу. Новое начальство как бы было уже не в курсе былых подвигов вертолётчиков. Сам майор вернулся в свою авиабазу, но напоминать о тех боевых характеристиках не перестаёт. «Ведь ребята и одним таким вылетом награды заслуживают», - уверен он. С ним трудно не согласиться.
До сих пор день полётов гвардии майор Владимир Клёнц не воспринимает как будничный.
- Наверное, бесполётное начало службы сказывается. Никак не могу налетаться, - признаётся он. - И вправду, наверное, говорят, что лётчик-истребитель - это не профессия, а состояние души.
А ещё Владимир Клёнц с пристальной заинтересованностью отслеживает судьбу нового российского истребителя Су-50. Сесть за его штурвал и освоить все возможности самолёта «завтрашнего дня» - такой видит свою перспективу службы первоклассный лётчик и мужественный человек Владимир Клёнц. Думаю, с его профессионализмом и выдержкой так всё и сложится.

Другие материалы в этой категории: Труженики моря »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика