archive.redstar.ru

A+ A A-

75 лет тому назад была осуществлена беспримерная переправа советских войск через Керченский пролив

Историю Великой Отечественной войны мы знаем очень слабо, на что имеется немало различных причин. И мы не всегда стараемся узнать её по-настоящему. Некоторые «как бы историки» предлагают вновь и вновь «пересматривать» подвиги Николая Гастелло, 28 панфиловцев, Зои Космодемьянской, которые в общем-то давно уже живут своей самостоятельной жизнью, вдохновляя на героические поступки других людей.

При этом «разоблачители» словно бы и не знают, что были ещё многие сотни и тысячи других подвигов –  неисследованных, неизвестных, забытых. Самое широкое поле деятельности для настоящего исследователя. Сейчас уже мало кому известно, что в январе 1942 года, во время Керченско-Феодосийской десантной операции, личный состав и боевая техника войск Закавказского фронта двигались с Таманского на Керченский полуостров своим ходом, по льду Керченского пролива.
Таким путём – не считая переправы с помощью флотских плавсредств – в Крым было переброшено 6 стрелковых и кавалерийская дивизии, 2 стрелковые бригады, 15 зенитных дивизионов, артиллерийский полк, 3 автомобильных батальона, 3 дорожно-эксплуатационных полка и 11 батальонов аэродромного обслуживания. Если же конкретизировать эти цифры, то получится около ста тысяч человек и 24 тысячи лошадей, шесть с половиной тысяч автомобилей, триста артиллерийских орудий… Впечатляет?!
Переправы таких масштабов по льду, да ещё и в ходе наступательной операции, военная история дотоле не знала, да и впоследствии ничего подобного не было. А всё происходило следующим образом…
В 4-м томе «Истории Второй мировой войны» сказано: «7 декабря Ставка поставила перед командованием Закавказского фронта задачу в двухнедельный срок подготовить и провести десантную операцию по овладению Керченским полуостровом». Высадка ­войск была возложена на Черноморский флот и входившую в его состав Азовскую военную флотилию.
Но всё сразу же пошло несколько не так, как планировалось: 17 декабря началось второе крупное наступление гитлеровцев на Севастополь, советское командование срочно перебросило туда часть сил, предназначавшихся для десантирования, а саму операцию отложило на пять дней.
Затем свои коррективы внесла и погода. «Операция началась в крайне неблагоприятных условиях, – писал в 1-м номере «Военно-исторического журнала» за 1962 год генерал-лейтенант инженерных войск Александр Иванович Смирнов-Несвицкий, начальник инженерных войск Закавказского фронта. – Буксируемые средства высадки (шлюпы, баркасы) заливало водой и отрывало от буксиров. Буксирные суда вынуждены были уменьшать ход. 26 декабря отряды высадили десанты в Камыш-Буруне и в Старом Карантине, а также в районе мыс Зюк – мыс Хрони. Некоторые отряды с десантом не смогли подойти к местам высадки и возвратились обратно… 27 декабря погода ещё больше ухудшилась и не дала возможности продолжать высадку».
К тому же 30 декабря в Керченском проливе начался ледоход, и тогда было принято дерзкое решение: подготовиться к переправе по льду, чтобы на тот берег перешла хотя бы пехота.
Генерал Смирнов-Несвицкий писал: «Начальник инженерных войск 51-й армии полковник Шурыгин В.П. со своим штабом организовал инженерную разведку льда в проливе и одновременно начал сбор подручных средств для оборудования переправ по льду. Кроме того, штаб инженерных войск срочно разработал и разослал войскам чертежи для изготовления на месте ледоступов, лыж, салазок, саней для передвижения людей по льду и перевозки материальной части».


Впереди, привязанные друг к другу верёвками, двигались гуськом сапёры, измерявшие толщину льда


В мирных условиях всё было бы несколько проще и чётче: провели бы инженерную разведку, наметили и проложили пути, доложили руководству, после чего пустили бы ­войска по ледовым маршрутам. В ходе боёв всё пришлось делать одновременно: впереди, привязанные друг к другу верёвками, двигались гуськом сапёры, измерявшие толщину льда, укладывавшие доски на трещины и другие опасные места. Сразу за ними шли уже стрелковые подразделения – в колонну по одному, таща на «волокушах» станковые пулемёты. К 6 января удалось переправить около 13 тысяч человек – целую дивизию. Затем, однако, переправа была приостановлена из-за «отсутствия полного ледостава».
К середине января температура вновь резко упала – примерно до минус 20, и если в южной части пролива, от Керчи до Еникале, вода была чистой, то в районе посёлка Жуковка простирались сплошные ледяные поля. Местные рыбаки согласились провести сапёров по этому льду – точнее, сначала они сами прошли с одного берега на другой и только во второй раз, убедившись в возможности безопасного движения, повели с собой бойцов и командиров 75-го инженерного батальона.
«По восьми маршрутам было направлено восемь групп по 10 – 12 человек каждая во главе с офицером и одним-двумя проводниками-рыбаками, – писал генерал Смирнов-Несвицкий. – Разведывательные группы 75-го инженерного батальона, выделенные для разведки льда в Керченском проливе, имели с собой средства для обозначения маршрутов по льду и средства телефонной связи с командным пунктом начальника инженерных войск фронта. Через каждые 2 км пройденного пути разведчики докладывали о состоянии льда, его толщине, о проведении необходимых работ для усиления льда и о готовности прокладываемых маршрутов. Примерно к 14 часам 19 января разведка достигла берега Таманского полуострова и установила телефонную связь со штабом ледовой переправы, который расположился в Жуковке. Донесения были благоприятные: толщина льда всех 8 маршрутов колебалась от 14 до 20 сантиметров, ледостав сплошной, трещин и майн не встречалось».   
Переправа началась уже к исходу этого дня… По льду теперь пошла не только пехота, но и поехали гружёные автомобили, двинулись артиллерийские орудия на конной тяге. Через каждые три километра пути располагался контрольный пост, и каждый трёхкилометровый отрезок трассы обеспечивался своей группой сапёров. Маршрут на правом фланге войска проходили за пять часов, на левом и в центре – за два – два с половиной часа. Массированное движение осуществлялось лишь ночью, а днём – только в случае тумана или снегопада; при ясной погоде проезжали лишь одиночные повозки, так что противник и не догадывался о существовании этой ледовой переправы. Зато транспортные и десантные суда, следовавшие в Крым, немцы бомбили ежедневно.
Конечно, всё было непросто и очень опасно. Если водители не выдерживали дистанцию, лёд ломался и автомобили тонули – таким образом ушло под воду около 60 машин. (Напомним, что всего было переправлено шесть с половиной тысяч автомобилей). Но поскольку  машина тонула за 15–20 минут, сапёры успевали её разгрузить, а потом, благо глубина была небольшой, водолазы сумели поднять весь потерянный транспорт, и он после ремонта был возвращён в строй. В общем, потери при переправе были минимальными.
К сожалению, Керченско-Феодосийская операция закончилась катастрофой, войска Крымского фронта понесли очень серьёзные потери. На фоне всего произошедшего о ледовой переправе, равной которой не знает история, просто  забыли.
Но беспримерная переправа имела место: впервые своим ходом из Тамани в Крым автотранспорт пошёл благодаря генерал-лейтенанту инженерных войск Александру Ивановичу Смирнову-Несвицкому. Фронтовым подвигом наших сапёров мы вправе гордиться.

Другие материалы в этой категории: Сила духа – это оружие »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика