archive.redstar.ru

A+ A A-

Берегущие «стратегов» готовы ко всему

Оцените материал
(1 Голосовать)
Под надёжной защитой. Март 2018 г. Под надёжной защитой. Март 2018 г. Фото автора.

В учебных целях группы охраны и разведки дивизионов подвижных грунтовых ракетных комплексов «Ярс» противостоят группам специального назначения

С гвардии капитаном Магомедом Исмаиловым и его подчинёнными я встретился в позиционном районе гвардейской ракетной Глуховской ордена Ленина Краснознамённой орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизии. На вооружении соединения подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК) «Ярс», оснащённые МБР РС-24 – твердотопливными межконтинентальными баллистическими ракетами. Офицер командует группой охраны и разведки ракетного дивизиона. В числе основных задач этой группы – разведка маршрутов боевого патрулирования подразделений и охрана ПГРК на этих маршрутах, а также на полевых позициях и в пункте их постоянной дислокации. Другими словами, гвардии капитан Исмаилов и его подчинённые должны охранять эти ракеты повсюду, беречь их как зеницу ока и не подпускать к ним посторонних.

БОЙ БЫЛ СКОРОТЕЧНЫМ

Дивизион «Ярсов» находился не менее чем в 100 километрах от Новосибирска и располагался в сосновом лесу. Личный состав нёс боевое дежурство, отрабатывал учебно-боевые нормативы и действовал по различным вводным. Результаты действий группы охраны и разведки под командованием гвардии капитана Исмаилова по одной из таких вводных, собственно, и стали основанием для беседы с ним и его подчинёнными. За полчаса до нашей встречи два десятка бойцов под командой этого офицера уничтожили диверсионно-разведывательную группу «противника».
По сценарию занятия, целью данной группы было устроить засаду у лесной дороги во время совершения ракетным дивизионом марша на запасную полевую позицию в связи с угрозой нанесения «противником» удара высокоточным оружием по основной позиции.
Наш разведывательный самолёт обнаружил «диверсантов» в 15 километрах от полевой позиции ракетчиков. Позже эту информацию подтвердили разведданные видеосъёмки беспилотного летательного аппарата. Сомнений не было – группа неизвестных вооружённых людей в количестве 12 человек продвигалась в пешем порядке в направлении колонного пути, по которому ракетный дивизион должен был совершить марш на запасную полевую позицию. Гвардии капитану Исмаилову было приказано перехватить группу и уничтожить её.
Бой с «диверсантами» длился не более десяти минут, и все они были уничтожены шквальным огнём из автоматического оружия, а также очередями 7,62-мм пулемёта ПКТ боевой противодиверсионной машины БПДМ «Тайфун-М». При этом особо отличились командир отделения гвардии сержант Анатолий Савицкий и старший разведчик гвардии старший сержант Валерий Бражников.
– Ничего особенного, это был типичный тактический эпизод из наших будней, – прокомментировал итоги этого скоротечного боя гвардии капитан Исмаилов.
– Сложно было выйти на перехват группы, чтобы обнаружить её? – уточняю у офицера.
– Нас вывел на неё беспилотник, – слышу в ответ.
Магомед Рабоданович окончил филиал Военной академии РВСН имени Петра Великого в Серпухове.
– Я не сожалею, что сейчас мои служебные обязанности не связаны с организацией и функционированием спецсвязи, чему меня обучили в военном вузе, так как по духу мне необходима более живая работа, связанная с хорошими физическими нагрузками и выполнением каких-то специальных задач наподобие тех, которые ставятся разведгруппам спецназа. Я это понял ещё лейтенантом, и пришлось осваивать новую специальность. Как видите, сейчас охраняю ракеты, – рассказал офицер.


Система защиты межконтинентальных баллистических ракет, и прежде всего её техническая составляющая, построена таким образом, что скрытно приблизиться к ПГРК невозможно


ПРИКРОЕМ И САПЁРОВ

Чего-чего, а физических нагрузок у личного состава группы охраны и разведки хватает сполна. Если принять во внимание те задачи, которые приходится выполнять подчинённым гвардии капитана Исмаилова в ходе тактико-специальных занятий и учений, то действительно отдельные из этих задач чем-то схожи с работой в неприятельском тылу групп спецназа или войсковых разведчиков. И те и другие могут внезапно вступить в боестолкновение с такой же группой противника. И те и другие должны уметь метко стрелять практически из любого стрелкового оружия, быстро ориентироваться на любой местности, в совершенстве владеть приёмами рукопашного боя. Словом, очень многое должны уметь разведчики групп охраны и разведки ракетных дивизионов и групп специального назначения. Зачем же проводить между ними аналогии? Об этом мы скажем позже.
– Помимо сопровождения колонн ракетных подразделений на маршрутах боевого патрулирования и охраны дивизиона на полевых позициях и в пункте постоянной дислокации, наша группа может действовать в качестве противодиверсионного резерва или боевого охранения, прикрывать действия инженерно-сапёрных подразделений. Ведь в то время, когда сапёры, например, производят разминирование участка дороги, по которой должна пройти колонна ракетных комплексов, противник может открыть по ним огонь из засады. Нередко нам ставится задача выставить посты на контрольно-пропускных пунктах или выполнять обязанности комендантских нарядов, – рассказывал гвардии капитан Исмаилов.
– Как вы можете прикрыть сапёров от огня противника в то время, когда они обезвреживают мины или фугасы? – спросил я у офицера.
– Никто не пошлёт этих сапёров под пули, – ответил гвардии капитан Исмаилов и пояснил, что для обнаружения мин и фугасов, а также различных взрывных устройств в частях РВСН есть машины дистанционного разминирования «Листва».
МДР «увидит» взрывное устройство за 100 метров до того места, где его установили. Оборудование машины позволяет её экипажу уничтожать мины, но диверсанты могут установить на пути движения колонны ПГРК и такие взрывные устройства, которые МДР обнаружит, но обезвредить их можно лишь вручную, чаще всего накладным зарядом. И тогда для этого привлекают сапёров. Но прежде чем они отправятся это делать, подчинённые гвардии капитана Исмаилова рассредоточатся по всей площади там и, продвигаясь, проверят каждую яму и овраг, каждое укрытие, в которых могут прятаться диверсанты. И лишь только после этого за работу возьмутся сапёры.

* * *

Во время учений личному составу группы охраны и разведки приходится вступать в боестолкновения не только с условным противником, но и пресекать намерения вполне реальных солдат из частей специального назначения. Когда идут учения полков РВСН в позиционном районе, группам спецназа нередко ставится задача незаметно проникнуть если уж не на саму полевую позицию ракетного дивизиона, то подобраться к ней как можно ближе, чтобы собрать необходимую информацию, например по количеству ПГРК, или попытаться что-то выведать о системе и порядке их охраны. Да мало ли ещё какие задачи могут ставиться группам спецназа! И где гарантия, что, случись такое реально в так называемый особый период, диверсант, подобравшийся, например, с ручным противотанковым гранатомётом к ракетной позиции, не выстрелит из этого РПГ если не по пусковой установке, то по машине обеспечения боевого дежурства (МОБД)? Этими мыслями я поделился с одним из старших офицеров штаба ракетной дивизии, на что от него последовал ответ:
– Такое невозможно. Во-первых, не только люди, но и технические системы защиты ракетных комплексов имеют «глаза» и видят противника на значительном удалении. Причём видят всё – людей, машины, беспилотные летательные аппараты, диких животных и даже мелких грызунов. Во-вторых, ракетные комплексы и МОБДы не располагают так, чтобы их можно было заметить на расстоянии выстрела из гранатомёта или снайперской винтовки. Сегодня вы в этом убедитесь.
Действительно, в РВСН достаточно современных технических средств для защиты ракетных комплексов. Например, боевая противодиверсионная машина (БПДМ) «Тайфун-М». Она оснащена системой навигации и средствами противодействия радиоуправляемым взрывным устройствам. В ней есть тепловизор (для работы в ночных условиях), эхолокационная система и БПЛА для ведения воздушной разведки. Всё это позволяет экипажу «Тайфуна-М» обнаруживать любую технику днём и ночью на расстоянии до 6 км, а людей – до 3 км.

СОВЕРШЕНСТВУ НЕТ ПРЕДЕЛА
Несмотря на столь совершенную технику защиты ПГРК, во время выполнения различных задач группами спецназа в позиционном районе ракетчиков происходит параллельное обучение как спецназовцев, так и групп охраны и разведки дивизионов. Первые должны, как уже было сказано, хотя бы приблизиться к полевой позиции ракетчиков и разведать её, а вторые обязаны не допустить этого. Да, «Тайфун-М» обнаружит спецназовцев, а вы попробуйте их задержать. Ведь большинство из этих парней обладают колоссальной физической выносливостью, так как в день наматывают десятки километров. И стреляют они метко, причём из любого положения – лёжа, с колена, стоя, навскидку, из-за укрытия.
– Вам доводилось в ходе учений в позиционном районе или в местах постоянной дислокации ракетных комплексов сталкиваться с ними? – поинтересовался я у гвардии капитана Исмаилова, имея в виду разведгруппы спецназа.
– Приходилось, – улыбнулся офицер.
– Ну и кто кого? – спросил я простецки.
– Не стану комментировать их действия, не в моих это полномочиях, да и считаю, что с моей стороны это было бы некорректным, – уклонился от прямого ответа гвардии капитан Исмаилов.
– Ну тогда расскажите о действиях своей группы в противоборстве с ними, – решил я подойти к собеседнику с другой стороны.
– Обычно по условиям учений один спецназовец действует против троих наших бойцов. А если мы втроём на машине, то против десятерых. Расклад сил может быть и другим, его определяют руководители учений… Однажды их было четверо, а нас трое на машине. Их заметил часовой и подал нам сигнал. Что было дальше, рассказывать не стану. Скажу лишь, что потом на совместном разборе я разговаривал с командиром этой группы. Она подготовлена отлично, но мы не позволили им приблизиться к нашей пусковой установке и «взорвать» её. Дело здесь и в том, что система защиты межконтинентальных баллистических ракет, и прежде всего её техническая составляющая, построена таким образом, что посторонним лицам подойти незамеченными к пусковым установкам невозможно.
Позже с не меньшей назойливостью я расспрашивал у одного из офицеров об этом случае, и он пояснил мне, что ещё до того, как этих нарушителей заметил часовой, их засекли технические средства защиты ракетных комплексов. Просто «гостей» решили подпустить поближе, чтобы предметно проверить, как несёт службу часовой. Парень оказался бдительным, и его за это поощрили.

* * *

– У личного состава бригады спецназа, – не унимался я, – может быть больше практических действий за счёт боевого опыта, приобретаемого в командировках в места вооружённых конфликтов.
– Есть и в моей группе люди с боевым опытом, – сказал гвардии капитан Исмаилов.
И как раз в это время раздался звук его портативной радиостанции. Офицер выслушал поступившую информацию и, ни секунды не медля, приказал личному составу своей группы построиться. По плану полевых занятий поступила новая вводная. А я смотрел в сторону одного из «Ярсов» и не видел его. Пусковая установка находилась в огромном окопе наподобие котлована и была накрыта сетями тактической маскировки. Вокруг ПГРК плотной стеной стояли вековые сосны, и были натянуты два ряда колючей проволоки, между которыми ходил часовой с автоматом. Где-то здесь в лесу ещё были спрятаны специальные датчики, реагирующие на любое движение. Увидеть эту машину даже с 50 шагов не представлялось возможным. И тогда я задумался: а стоило ли мне задавать все эти вопросы командиру группы охраны и разведки ракетного дивизиона межконтинентальных баллистических ракет гвардии капитану Исмаилову?

Новосибирск

Другие материалы в этой категории: Новые рекорды «Десантного взвода» »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика