archive.redstar.ru

A+ A A-

Им благодарны Пальмира и Алеппо

Оцените материал
(3 голосов)
На развалинах древней Пальмиры. На развалинах древней Пальмиры.

На счету сержанта Романа Кротченкова и его сослуживцев из Международного противоминного центра тысячи обезвреженных смертоносных ловушек

Более 48 тысяч наших солдат и офицеров прошли проверку сирийской кампанией. Об этом Президент Российской Федерации Владимир Путин заявил на встрече в Кремле с военнослужащими – участниками антитеррористической операции в САР. «Лётчики и моряки, военнослужащие спецподразделений и военной полиции, сапёры, разведчики, связисты, специалисты медицинской службы и тылового обеспечения, офицеры органов управления и военные советники – каждый из них действовал мужественно и решительно, так, как подобает сыновьям и дочерям нашей великой Родины, воинам нашей армии и флота с их героическими, нерушимыми традициями доблести, чести и благородства», – подчеркнул глава государства.

ПРИТЯЖЕНИЕ АРМИИ
25-20-04-18То, что в числе представителей разных родов оружия и специальностей, отличившихся в ходе антитеррористической операции в Сирийской Арабской Республике, Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами Российской Федерации одними из первых назвал наших сапёров, вполне закономерно. Военнослужащие инженерных войск выполнили, пожалуй, самую тяжёлую работу, ликвидировав угрозу, которую таили в себе взрывоопасные предметы – немые свидетельства любой войны. Фактически только благодаря нашим специалистам мирные жители начали возвращаться в свои дома, свободно передвигаются по дорогам, перестали бояться в любой момент оказаться в минном капкане.
Особая роль в этой работе была отведена специалистам МПЦ – Международного противоминного центра Вооружённых Сил России, действовавшим в тех сирийских провинциях, откуда правительственные войска шаг за шагом выбивали боевиков бандформирований. Уже подсчитано, что за время выполнения задач в Сирии нашими сапёрами разминировано свыше 6,5 тысячи гектаров территории, почти 1,5 тысячи километров автодорог, проверено более 17 тысяч зданий и сооружений, обезврежено и уничтожено не менее 105 тысяч взрывоопасных устройств, из которых более 30 тысяч – самодельные.
Среди тех, кто с миноискателем наперевес прошёл многие километры горячих сирийских дорог, был и сержант Роман Кротченков, заместитель командира взвода обеспечения учебного процесса МПЦ. В Сирии он выполнял обязанности сапёра – искал заложенные боевиками взрывоопасные ловушки, участвовал в их обезвреживании, выполнял другие поставленные командованием задачи, в том числе помогал офицерам в обучении специалистов инженерного дела для сирийской армии.
А ведь ещё не так давно Роман не думал не то что о ремесле сапёра, но даже о том, чтобы стать профессиональным военным. Выслужив положенное по призыву в соединении специального назначения Северо-Кавказского военного округа, он уволился в запас и устроился на работу в одну из частных компаний. Ладилось не всё: о том, что такое «бизнес по-русски», многим у нас в стране известно не понаслышке... Пожалуй, именно постоянная борьба за выживание, необходимость искать себе место под солнцем и повлияли на решение Романа вернуться в строй. Туда, где всё понятно и прозрачно, где есть стабильность – главный стимул в жизни любого нормального человека. Где, если ты профессионал и служишь достойно и честно, труд всегда оценят.
Решив изменить жизнь, Кротченков заодно сменил и воинскую специальность. Если во время срочной службы он больше общался со средствами связи, то в Международном противоминном центре, который, кстати, сам выбрал в качестве места для службы по контракту, пришлось осваивать специальность сапёра. На выбор, как признаётся Роман, повлияло то, что в МПЦ всегда образцовый порядок, ну и конечно же особое предназначение воинской части, личный состав которой выполняет реальные боевые задачи.
Реальные задачи не заставили себя ждать и в случае с новоиспечённым контрактником. После прохождения соответствующего курса обучения Кротченков в составе подразделения убывает на Юг России – в район строительства Керченского моста. Сапёрам поручили проверить эту стройплощадку «особого назначения» на наличие взрывоопасных предметов, которые могли здесь остаться со времён Великой Отечественной войны. Известно, что в ту пору в этих местах шли упорные бои, позиции переходили из рук в руки. Земля до сих пор хранит в себе, а то и выталкивает наружу опасное «железо». Так что специалистам инженерных войск пришлось метр за метром прощупывать каждый участок, чтобы свести риск к нулю.
– Работали на Тузлинской косе, причём как на поверхности, так и под водой, поскольку в составе группы были водолазы, – рассказывает Роман. – Насмотрелся и на артиллерийские боеприпасы времён войны, и на миномётные мины… Даже немного почувствовал себя археологом. Правда, оказалось, что это не так романтично, как представлялось в детстве. Тяжёлый, кропотливый труд, огромная ответственность.


Только благодаря нашим специалистам мирные жители начали возвращаться в свои дома, свободно передвигаться по дорогам


 ПРОВЕРКА НА НАДЁЖНОСТЬ

27-20-04-18Специалисты инженерных войск должны уметь всё: ведь и в мирное время они зачастую работают по-боевому. Очистка местности от взрывоопасных предметов, участие в ликвидации последствий техногенных аварий и катастроф, стихийных бедствий, предупреждение разрушений в период ледохода – это лишь небольшой перечень задач, которые они решают. Ну а о том, насколько востребован их труд на передовой, говорить не приходится.
Первый боевой опыт сержант Кротченков получил в легендарной Пальмире – исторической части города Тадмора. Наши сапёры зачищали и сам город, и те его районы, которые признаны исторической реликвией – всемирно известные колоннады, монументальные арки, амфитеатр, останки дворцов авторства древнеримских архитекторов.
В качестве старшего сапёра, помощника командира отделения Роман работал непосредственно на поиске взрывоопасных предметов. Сапёрная «дуэль» ведь ничуть не проще снайперской. В том и в другом случае это поединок со смертью. И побеждают в нём исключительно профессионалы.
– Чего мы там только не находили, – вспоминает сержант. – И самоделки, и серийные устройства, в том числе американского и натовского производства. Часто встречались мины направленного действия в пластиковом корпусе. На всех – эмблема «Made in USA»... Между прочим, обезвредить такие устройства не составляло труда. Куда сложнее было справиться с кустарными разработками. Чтобы не рисковать жизнью, обычно старались уничтожать их на месте. Но там, где взрыв мог повредить важные объекты, в том числе жилые, находки приходилось сперва обезвреживать, а после вывозить в безопасное место для уничтожения.
То время запомнилось Роману не только большим объёмом работы. Ведь, согласно данным Министерства обороны России, специалисты Международного противоминного центра разминировали в Пальмире более 200 километров дорог, почти 10,5 тысячи зданий и сооружений, обезвредили свыше 24 тысяч взрывоопасных предметов, в том числе более тысячи самоделок, зачистили около 2,3 тысячи гектаров территории.
Непросто пришлось нашим сапёрам и в противостоянии с местным климатом. Представьте себе: постоянная жара, песок, пыль. Особенно трудно было работать в защитном костюме из общевойскового комплекта разминирования. Но пренебрегать правилами безопасности не в традициях сапёров. Тем более что современная их экипировка, как показала практика, способна надёжно защитить от поражающих факторов взрыва.
К слову, там же, в районах выполнения задач, прошло тестирование в боевых условиях множества других образцов снаряжения и техники, находящихся в российских инженерных войсках. Это бронеавтомобили повышенной защищённости «Тайфун-К» и «Рысь», многофункциональный робототехнический аэромобильный комплекс разминирования «Уран-6», новейшие миноискатели ИМП-С2, переносные искатели проводных линий управления взрывными устройствами ПИПЛ, переносные искатели неконтактных взрывных устройств ИНВУ-3М, радиолокационные приборы подповерхностного зондирования ОКО-2, блокираторы радиоуправляемых устройств и другие образцы.
В Пальмире лишь благодаря применению переносного миноискателя «Коршун» удалось избежать трагедии и спасти не только человеческие жизни, но и сам объект мирового наследия. Боевики приготовили здесь «сюрприз» – две замаскированные бочки из-под топлива, доверху набитые взрывчаткой. 400 кг тротила! Весь архитектурный ансамбль мог превратиться в пустыню, стать элементом унылого песчаного пейзажа. Спас ситуацию именно «Коршун» – прибор, способный не только обнаруживать взрывчатые вещества и устройства, в том числе скрытые под различными преградами, но и определять наличие электронных средств управления.
– Наш прибор своим мощным излучением просто сжёг систему управления взрывным устройством, – говорит Роман Кротченков. – После этого бочки со всей осторожностью погрузили на спецтранспорт и вывезли в район уничтожения. 


Террористы, отступая, минировали буквально всё. Даже немногие источники питьевой воды, которыми пользовались мирные жители


 «УРАН» ВСЕМОГУЩИЙ

Всего командировок в Сирию у Романа было три, и выделить какую-либо одну для него, насколько я понял, непросто. Задач везде и всегда хватало, причём особого характера.
В Алеппо сапёрам нужно было зачистить от взрывоопасных предметов жилой сектор города. Так вот: взрывные устройства там боевики маскировали под любую мелочь: кухонную утварь (кастрюли, чайники), детские игрушки, телефоны… Под чайником мог запросто находиться фугас нажимного действия. А безобидный на первый взгляд предмет мебели или домашнего обихода скрывал растяжку.
После Сирии в Международном противоминном центре даже оборудовали целый учебный класс, в котором выставили образцы всевозможных смертоносных ловушек. Коллекция этих предметов (естественно, уже обезвреженных) превращена специалистами МПЦ в своего рода учебное пособие для будущих сапёров. Кстати, как вспоминают ветераны инженерных войск, нечто подобное практиковалось и в Афганистане. Там тоже наши специалисты проводили мастер-классы по минам-ловушкам и прочим хитроумным изделиям иностранного производства.
Что же касается взрывоопасных предметов, обезвреженных в Сирии, то фантазии у боевиков хватало: тротиловая шашка, например, монтировалась в книгу – сюрприз для любителей чтения. В бомбу превращалась и настольная лампа, а взрывателем служил выключатель…
– Террористы, отступая, минировали буквально всё, – продолжает рассказ сержант Кротченков. – Даже немногие источники питьевой воды, которыми пользовались мирные жители. В Алеппо мы обнаружили взрывное устройство, смонтированное под крышкой колодца. Кошкой сдёрнули её со своего места, после чего аккуратно обезвредили. Подрывать было нельзя, ведь местные могли остаться без воды. Минировали боевики даже брошенное оружие. Поднимаешь, скажем, бесхозный автомат – следует взрыв. В частности, сирийские военные неоднократно попадали на такие уловки. Да и вообще случаев подрывов у них хватало.
Надо сказать, что и с учётом этого обстоятельства российские специалисты инженерных войск часто напрямую помогали сирийской армии в зачистке территории в местах, где готовилось наступление на позиции боевиков. Без работы наших сапёров потерь в рядах правительственных войск было бы гораздо больше.

 Естественно, что и в плане технической оснащённости сирийские военные отстали существенно. Роман с улыбкой вспоминает, какой восторг вызвал у сирийцев наш робототехнический комплекс «Уран-6». В одном из районов этот бронированный робот просто-напросто перепахал своими тралами поле, напичканное противопехотными минами. Привлечения личного состава не потребовалось: машина сработала дистанционно, оставив после себя совершенно безопасный участок. «Уран» справился со своей задачей блестяще, а очищенным от мин проходом бойцы сирийской армии позже воспользовались при наступлении.


В районах выполнения задач в Сирии прошло тестирование в боевых условиях множества образцов техники, находящейся в строю российских инженерных войск


 МУЖЕСТВО ВЫСШЕЙ ПРОБЫ

В небольшом (пока) наборе наградных планок на куртке форменного костюма сержанта Кротченкова первым в ряду стоит одна из самых высоких и значимых наград в современной России – орден Мужества. Согласно статуту он вручается за «смелые и решительные действия, совершённые при исполнении воинского, гражданского или служебного долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни». Именно такими были обстоятельства, ставшие основанием для представления сержанта к этой награде.
Это случилось в Тадморе, где наши сапёры участвовали в разминировании жилой зоны. При проверке обычной с виду двух­этажки Роман обнаружил на входе в дом леску, которая вела к приготовленной для подрыва гранате РГД-5. Усики предохранительной чеки сдвинуты. Лёгкий нажим на привязанную к кольцу леску – и ударник запала разбил бы капсюль, подорвав заряд взрывчатого вещества гранаты.
Казалось бы, обычная растяжка-ловушка. Боевики оставили их на пути своего отступления немало, и на обезвреживании которых наши сапёры, что называется, собаку съели. Однако что-то заставило Романа осмотреться более внимательно. Сомнения оказались ненапрасными: граната была лишь стартовым элементом для подрыва целого склада самодельных артиллерийских боеприпасов, устроенного боевиками в доме, – зарядов для так называемых баллономётов.
Потом посчитали: в общей сложности в бандитском схроне находилось не менее 1,5 тонны взрывчатки. С величайшей предосторожностью наши сапёры обезвредили каждый боеприпас. Если бы не внимательность и профессиональные действия российских военнослужащих, на воздух взлетело бы полквартала...
Именно осмотрительности, скрупулёзности учили наши специалисты своих сирийских коллег на курсах, организованных в филиале Международного противоминного центра Вооружённых Сил РФ в Хомсе. Этот филиал, открытый при участии российских инженерных войск, и стал местом службы сержанта Кротченкова во время его последней командировки в Сирию. Для будущих сирийских сапёров он готовил учебные площадки, мастерил муляжи взрывных устройств, многие из которых видел лично при выполнении боевых задач.
В науке разминирования, которую преподавали наши военные, многое для сирийских коллег оказалось новинкой. Например, они никак не могли привыкнуть к работе в костюме нашего общевойскового комплекта разминирования, удивлялись: как вы, русские, выдерживаете такие нагрузки? Правда, позже сирийцы сами убедились в ценности подобной экипировки, когда выходили на разминирование. Постепенно они освоили и другие технические устройства, которыми оснащены наши инженерные войска. По решению Минобороны России сирийской армии был передан значительный запас оборудования и снаряжения.
В общей сложности за время работы филиала Международного противоминного центра в Сирии было подготовлено более 740 специалистов для вооружённых сил республики. Навыки, приобретённые в ходе занятий под руководством преподавателей МПЦ, позволяют им теперь уже самостоятельно выполнять задачи по разминированию местности.
– Наша работа была очень нужна сирийцам, – убеждён Роман Кротченков. – Я говорю не только об обучении специалистов. Когда мы были там, местные жители постоянно просили оказать содействие, осмотреть, проверить на безопасность дом, квартиру, разные постройки. Боевики ведь даже мечети минировали, ставили там растяжки. Религией они только прикрываются.
«…Вы достойно, на отлично выполняли сложнейшие задачи на сирийской земле и вернулись на Родину, к своим родным, к своим близким с победой», – подчеркнул, выступая в Кремле на встрече с участниками антитеррористической операции в Сирии, Владимир Путин.
Сержант Роман Кротченков со своей передовой возвращался в обычную жизнь трижды. Он признаётся, что всякий раз поначалу долго не отпускали приобретённые там привычки. Например, смотреть под ноги на дороге – словно искать ту самую леску, протянутую к гранате-растяжке, или внимательно приглядываться к предметам, кажущимся подозрительными. В Сирии соблюдение подобных нехитрых правил не раз спасало чьи-то жизни. Судьба не даёт сапёру лишнего шанса, эта аксиома известна всем. А значит, полагаться можно только на свой профессионализм, выдержку, опыт, обретаемый с каждой новой победой в очередной сапёрной дуэли.

Фото автора и из архива Международного противоминного центра

 

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика