archive.redstar.ru

A+ A A-
Подполковник Сергей АКСЁНОВ. Подполковник Сергей АКСЁНОВ. Фото автора.

Подполковник Сергей Аксёнов в первую очередь отправил домой подчинённых

Командир авиаторов, которых напутствовал Верховный Главнокомандующий перед возвращением с победой на Родину, на некоторое время остался в Хмеймиме. Но теперь настал и его черёд возвращаться в Россию…

– Прибытие на авиационную базу Хмеймим Президента России – Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами Владимира Владимировича Путина конечно же стало для нас полной неожиданностью. Мне довелось докладывать ему, представлять лётный состав, убывающий в Россию. Именно в тот день Верховный Главнокомандующий приказал приступить к выводу российской группировки войск в пункты их постоянной дислокации. Выступая перед личным составом, он сказал о том, что за два с небольшим года Вооружённые Силы России вместе с сирийской армией разгромили наиболее боеспособную группировку международных террористов. В связи с этим Верховный Главнокомандующий объявил своё решение о том, что значительная часть российского воинского контингента, находящегося в Сирийской Арабской Республике, возвращается домой, в Россию. Многие из моих подчинённых почти сразу же убыли домой. Мне, конечно, как командиру пришлось задержаться. Но теперь и я возвращаюсь в Россию
– А какие чувства испытывали вы, Сергей Сергеевич, во время встречи с Владимиром Владимировичем Путиным?
– Одно дело – видеть его на экране телевизора, другое – здесь, в Хмеймиме, если можно так сказать, – в боевой обстановке. Наш Верховный Главнокомандующий стоит прямо рядом со мной и беседует с людьми. Спокоен, доброжелателен… Одним словом – его визит придал каждому из нас ещё большую уверенность в том, что мы выполняем здесь очень важную для нашего государства задачу…
– Вернётесь домой и будете передавать боевой опыт?
– Почти все мои товарищи уже побывали здесь, – улыбается Сергей Сергеевич. – А что касается молодёжи… Вот придут лейтенанты, тут уж, конечно, будем учить их, используя опыт Сирии…
Подполковник Сергей Аксёнов совершил 130 боевых вылетов. Общий налёт – более 1600 часов. Выполнял специальные задачи в Сирии на штурмовике Су-25СМ и на авиационном комплексе Су-34. Военный лётчик первого квалификационного разряда.
– Многофункциональный истребитель-бомбардировщик Су-34, – рассказывает командир, – способен выполнять задачи по уничтожению воздушных, наземных и морских целей с применением всех видов авиационных средств поражения: как управляемых, корректируемых, так и неуправляемых. Нанесение ударов по назначенным объектам осуществляется обычно из положения дежурства на земле или в воздухе, а также мы выполняем самостоятельный поиск целей…
38-24-01-18– Сергей Сергеевич, вы совершаете боевые вылеты и на легендарном штурмовике Су-25СМ?
– У меня ещё отец летал на нём. Су-25 – манёвренный, послушный в управлении, отлично вооружённый и защищённый бронированный дозвуковой штурмовик. Предназначен для непосредственной поддержки сухопутных войск на поле боя днём и ночью при визуальной видимости цели, а также уничтожения объектов с заданными координатами круглосуточно в любых метеоусловиях. «Грач» – так его называют в войсках. Основное назначение штурмовика – непосредственная авиационная поддержка наземных войск на поле боя и в тактической глубине обороны противника. Он успешно работает по танкам, артиллерии, миномётам, другим техническим средствам, а также по живой силе противника. Здесь, в Сирии, мы умело организовывали взаимодействие с наземными ­войсками, и этот опыт имеет для нас огромное значение…
– Сергей Сергеевич, вы вспомнили об отце. Он у вас тоже служил в Военно-воздушных силах?
– И не только отец служил, но и мой дед. Так что я потомственный лётчик. Более того, отец моей жены тоже был офицером ВВС. Дед ушёл в запас майором, отец – полковником. Так что в детстве, кроме самого аэродрома и его ограждения, ДОСов – домов офицерского состава, я не так уж и много видел в отличие от сверстников, которые жили в больших городах и им устраивали культпоходы в кино, театры, музеи, на различные выставки. И всё равно я счастлив, что вырос в военных гарнизонах. Мой дед первым приземлялся на аэродром Хурба на Дальнем Востоке. Конечно же, условия порой были почти спартанские. Но это ничуть не поколебало моей решимости стать военным лётчиком.
– С супругой, наверное, познакомились в одном из гарнизонов?
– Нет, в училище. Будущий тесть служил там…
– Сергей Сергеевич, я уже знаю, что вы награждены медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» (с мечами) I и II степени, а также орденом Мужества… Это за выполнение специальных задач в Сирии, вы уже побывали здесь в двух командировках?
– Медали ордена – да. А орден Мужества – за аварийную посадку штурмовика Су-25. Было это ещё в начале 2000-х. Выполнял плановый тренировочный полёт, и вдруг произошёл отказ одной из бортовых систем. По инструкции должен был катапультироваться. Кому-то, наверное, трудно представить, что можно рисковать жизнью ради спасения своей боевой техники. А для лётчика это нормальное явление. Потому и отказался катапультироваться. Сбой дала система управления. «Раскачал» самолёт, и мне в конце концов удалось взять ситуацию под контроль. Я сумел посадить неисправную машину. Позже, уже на земле, причина была установлена. В своих предположениях я не ошибся…
Лётчики – народ особый. Слушая их рассказы, я всегда удивляюсь, откуда у них столько романтики, которая в душе почти у каждого пилота? «Вот вы видели, как взлетает наш Су-24М. Удаляясь в ночном небе, он превращается в яркую звёздочку», – говорил мне с особой теплотой в голосе один из подчинённых подполковника Аксёнова. Мы как раз только что вспоминали о нём. А ещё он рассказывал о том, как работают Су-25. Вот, дословно: «И только бронированные «Грачи» – Су-25, – «дышали» нам в спины, поражая противника своей дерзостью и настырностью, перекрывая нижние эшелоны, на которые нашим «рашпилям» (Су-24М) снижаться было строго-настрого запрещено. В воздухе всегда приятно узнавать в голосах этих родных парней до боли знакомые интонации. Их работу надо назвать «ювелирной» – настолько они всегда действуют точно, слаженно и чётко. Словно хирурги, пилоты «Грачей» точно вычисляют оставшиеся на сирийской земле «опухоли» терроризма и мастерски вырезают их своим оружием».
«Душевные слова. Все, кто посвящает себя военной авиации, скажу с уверенностью: точно – романтики. То, что видим мы в небе, а летать приходится и днём, и ночью, и в грозу, и в других сложных погодных условиях, не видел никто. Бывают случаи, шаровая молния огненным «мячиком» проходит по корпусу самолёта, всё предстаёт в причудливом свете. Конечно, напрягаешься, готовишься к любой неприятности, а приземлишься и вспомнишь, как это было красиво…» – рассказал подполковник Сергей Аксёнов.


* * *


Через два дня после нашей беседы командир улетел в Россию. Встретится он там со многими своими боевыми товарищами, и будет им о чём вспомнить. Свой воинский и профессиональный долг в Сирии все они выполнили достойно.

Хмеймим

 

 

На снимке: офицер, отец и дед которого тоже были лётчиками, налетал в сирийском небе более 1600 часов.

Другие материалы в этой категории: Как стать мастером устранения преград »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика