archive.redstar.ru

A+ A A-

14 мая исполнилось 120 лет со дня рождения легендарного советского авиаконструктора Роберта Бартини

 «Изучите мою жизнь и сделайте выводы» – завещал этот человек, «гениальный» – по убеждению одних главных и генеральных конструкторов-академиков, и «фантазёр» – по мнению других академиков и профессоров. Но как её изучить, если он каждый раз рассказывал о себе иначе и не повторяясь? Так утверждали сотрудники и коллеги этого самого яркого, самого необычного и загадочного в советском авиапроме главного конструктора.

И даже сегодня о Бартини чаще рассказывают легенды или неверные пересказы якобы свидетелей его дел и поступков. И всё же с годами, отдаляясь, образ  этого человека-явления становится более отчётливым и ясным. И это закономерно: большое видится на расстоянии.
Первым «неповторяемые» рассказы о жизни Бартини обобщил инженер Игорь Эмильевич Чутко в биографической повести «Красные самолёты». Она была написана уже после смерти Роберта Людвиговича и издана в 1978 году. После смерти учёного Чутко присутствовал при разборе оставленных конструктором документов. Тогда вновь подтвердилось, что Бартини был весьма осторожен и строго ограничивал дистанцию доверия даже с родными, рассказывал о себе далеко не всё, а какие-то вопросы о себе попросту пропускал мимо.
Но даже при всех этих сигналах «Осторожно! Извилистая дорога!» Чутко решился воспроизвести то, что запомнил, один в один. А провалы в биографии восполнил по своему пониманию. В оправдание Чутко напомним, что Бартини был не просто носителем важных государственных секретов – он их создавал. Поэтому многие факты его биографии в 1970-х  и до середины 1980-х просто не подлежали разглашению. О них Чутко должен был либо умолчать, либо излагать их намёками, а это лишь усиливало интригу даже там, где ей и места не было. Вот и получились приключения «красного барона-коммуниста» в духе то ли Дюма, то ли Пикуля с Акуниным.
Алтайские исследователи-эрудиты Ольга и Сергей Бузиновские, прочитав брошюру Чутко, продолжили традицию домысливания. В 1993-м они опубликовали книгу «РО» о Бартини как некоем визитёре-пришельце из более высокоразвитой цивилизации. А в 2003-м появилась «Тайна Воланда», то есть та же «РО», но дополненная эзотерикой, нумерологией и литературными параллелями. У авторов в их играх разума Бартини превращался в Маленького принца Экзюпери, космического пришельца Друда Александра Грина, булгаковского Мессира Воланда…
После Бузиновских имя Воланд применительно к Бартини стали употреблять многие, как и определение «гений предвидения» от моего коллеги краснозвёздовца Юрия Авдеева. Не без влияния Чутко и Бузиновских, а также  историка советской авиации В.Б. Шаврова написаны две книги Н.В. Якубовича – «Самолёты Бартини» (2006 г.) и «Великий Бартини. Воланд советской авиации» (2013 г.). Их содержание отличается мало. И хотя автор ссылается на «согласование» последнего издания с внуком Бартини Олегом Гэровичем, он даже собственные ошибки повторил. Например, продолжил утверждать, что в 1927 (а не в 1929-м) году Бартини во время службы в Севастополе занимался подготовкой АНТ-4 (самолёт «Страна Советов») к перелёту через Тихий океан в Нью-Йорк.
35-24-05-17В 2016-м о Бартини была издана ещё одна полезная (надеюсь) книга под эгидой ВИАМ и его гендиректора академика РАН Е.Н. Каблова. В ней первую часть составляют исследование итальянского периода жизни Роберто Орожди итальянским профессором – историком авиации, вторую – исследования сотрудника института. Но о ней позже. Сначала раскроем ТАЙНЫ.
Бывшая тайна № 1. Орожди – эту фамилию до прибытия в СССР носил Бартини. Такое открытие Бузиновские опубликовали в 1993-м, когда нашли протокол первого допроса Бартини в НКВД от 14 января 1938 года. Но алтайские любители аллюзий продолжали интриговать поисками «настоящих» родителей гения – барона Бартини, австрийского барона Формаха и дворянки Ферсель…
Бывшая тайна № 2. BARTINi – это анаграмма родового девиза Орожди: Bella Avis Rubra Terrorem Infert Nigrae. Девиз рода можно перевести так: «Прекрасная (или воинственная) птица красная устрашит и одолеет чёрную». Не правда ли, очень похоже на клятву, данную юным Бартини: отдать все силы для того, чтобы красные самолёты летали дальше и быстрее чёрных. Эта клятва высечена и на его гранитном памятнике. В 2015 году внук Бартини Олег Гэрович рассказал журналисту С. Емельянову о том, как при нелегальной эмиграции из Италии в СССР дед, следуя по назначенному маршруту, в августе 1923 года прибыл в Берлин. И там ему «какой-то разведчик Петров предлагал взять фамилию Самолётов». Дед отказался и придумал себе БАРТИНИ.
Бывшая тайна № 3. Это личные данные Бартини. В 2012 году известный журналист и телеведущий Сергей Медведев нашёл копии архивных документов отдела кадров ТАНТК имени Бериева и среди них – его анкету. Здесь, в Таганроге, Бартини работал в местной «шараге» при авиазаводе имени Димитрова с 1944-го. И в 1946-м только что освобождённого зэка Бартини официально оформляли на работу тем же главным конструктором того же завода!
В анкете он указал: «По соцпроисхождению дворянин, отец был государственным секретарём Совета г. Фиуме (Италия); состою в гражданстве СССР с августа 1923; свободно владею немецким, французским, венгерским языками, а также эсперанто; беспартийный, исключен из ВКП(б) в ноябре 1937 года..» Местом своего рождения Бартини указал венгерский город Канеже. Дата рождения – 14 мая 1897 год.
К анкетной части добавим, что Бартини почему-то не указал свободное владение ещё двумя языками – итальянским (в Фиуме, где он вырос, жили около 80 процентов итальянцев) и русским, который он изучил ещё в русском плену. С 1930-го он даже писал о себе во всех анкетах – «русский». И пояснял: за 7–9 лет клетки организма человека полностью обновляются, а я в России живу уже больше десяти лет.
Бывшая тайна № 4. Из Советской России в Италию в1920-м Роберто Оруджи вернулся агентом Разведупра РККА. Завербовать его могли ещё сотрудники загранотдела Регистрационного управления Полевого штаба РВСР, «просеивая» документы пленных австро-венгров. Они могли – или он сам мог – пойти в контакт по совету его нового товарища лейтенанта Мате Залка (будущий легендарный генерал Лукач), который в 1919-м вступил в Красную Армию.


Математика и физика стали для Бартини главными инструментами в работе авиаконструктора и учёного


Бывший офицер, прекрасно образованный, пусть и приёмный, но сын барона, Роберто Орожди устроился разнорабочим, а потом шофёром на завод Изотта-Фраскини (там кроме автомобилей производили двигатели для самолётов и морских судов, вооружение). Он стал посещать лекции в Миланском техническом институте и снова заниматься в лётной школе. Для чего? Таким было его задание, полученное в Москве.
В личном деле коммуниста Бартини, найденном в архиве ЦК КПСС Бузиновскими, есть запись: «Членство в ИКП не подтверждено». Слова Бартини о своей якобы причастности к ИКП и Коминтерну всю жизнь скрывали то, о чём много позже расскажут историки спецслужб. Так, в книге «100 великих разведчиков» почётный сотрудник госбезопасности полковник в отставке И.А. Дамаскин утверждает: «Большая агентурная сеть существовала и в Италии. Одним из агентов был Роберто Бартини... У него появились обширные связи в авиационных кругах».
В сборнике очерков «Империя ГРУ» А. Колпакиди и Д. Прохоров, тоже весьма компетентные историки спецслужб, утверждают: «Пожалуй, самой яркой фигурой среди сотрудников Фишмана был прославившийся позднее на весь мир авиаконструктор Роберто Бартини».
Яков Моисеевич Фишман был резидентом Разведупра РККА в Италии. Магистр химии, технически грамотный и деятельный человек. Кстати, это он, левый эсер, снарядил бомбу, которой Яков Блюмкин взорвал германского посла фон Мирбаха. Резидент Фишман развил в Италии очень бурную деятельность. При подведении итогов работы Разведупра за 1923–1924 годы эти успехи отмечались особо: «Нам были доступны самые секретные документы, касающиеся всех заказов и состояния научно-опытных работ в воздушном флоте. Равно получались исчерпывающие сведения о самолётном составе и различные статистические данные».
Для вывоза в СССР очередной партии образцов новейшего вооружения, боевой техники и документов Фишман зафрахтовал четыре самолёта с итальянскими экипажами. Но один из них разбился, экипаж второго был захвачен жандармами. Фишмана перевели резидентом в Берлин, а Роберто Орожди нелегально вывезли из Италии. По легенде – биографии своего друга Бориса Иофана (архитектора, будущего зодчего всех сталинских высоток и главного корпуса МГУ) – он следовал из Италии через Берлин к отцу в Одессу. По пути берлинский резидент Разведуправления РККА Я.М. Фишман («разведчик Петров») вручил ему в августе 1923 года советский паспорт на имя Бартини Роберта Людвиговича.
И ещё одна бывшая тайна: диплома инженера Бартини не имел. Зато был настоящим эрудитом, имел в достатке профессиональные знания, а главное – дар умело и вовремя их применять. Известно, что приёмные родители дали ему возможность получить прекрасное системное образование. Учителя привили мальчику привычку правильно формулировать вопросы и находить алгоритмы ответов. Он усвоил законы логики и отцовское наставление о том, что наши наблюдения  явлений природы становятся законами только тогда, когда их можно сформулировать математически. Математика и физика стали его главными инструментами в работе авиаконструктора и  учёного.
Другой «секрет» успеха – его полная отмобилизованность и самодисциплина. Разумеется, особое значение имели также его острый глаз и талант художника, цепкая память, глубокие системные знания, привычка к строгой логике рассуждений и необходимости видеть перспективу конструкции, делать выводы с дальним прицелом. Не случайно потом все его проекты были устремлены за горизонт – как разведка будущего авиации. Роберто Орожди был способен мысленно и очень быстро математически просчитывать то, что в иных условиях требовало длительных испытаний в аэродинамических трубах, прочностных и физико-химических лабораториях.
При этом полностью знаниями всех предметов за три года в Милане овладеть даже гениальный Бартини не мог. Знаю это по объяснениям его бывших однокурсников, авиаинженеров. Ну и что? Конструктору авиадвигателей, академику с 1943 года А.А. Микулину диплом об окончании ВВИА имени профессора Н.Е. Жуковского, где он давно читал лекции, подарили на юбилей в 1955 году. Это был его единственный диплом. И ничего, до 60 лет творил без диплома.
Академиком без диплома стал и физик-теоретик Яков Борисович Зельдович. И у зама Туполева по оборудованию, профессионала высшего качества Л.Л. Кербера имелось лишь рабфаковское образование. Это всесильный АНТ (Андрей Николаевич Туполев. – Ред.) подарил преданному ему Керберу на юбилей диплом доктора технических наук: «Заполняй!» А суперпрофессионал авиаконструктор Л.Л. Селяков окончил всего лишь школу-семилетку. Но он был лауреатом Ленинской премии за создание реактивного стратегического бомбардировщика М-4 и Государственной премии СССР  за создание Ту-134 и его модификаций.
Отсюда вывод: созревание гения происходит в процессе его творческой работы, когда он сам ставит себе цель или берётся за всё более трудные, непосильные (для большинства) задачи и находит новые, оптимальные методы для их реализации. Среди них метод Бартини «Догонять наперерез», о котором часто вспоминал генконструктор ОКБ имени Сухого М.П. Симонов.
…В сентябре 2016 года в рамках XI Международной выставки «Гидроавиасалон» прошла презентация книги «Роберт Бартини». В первой части приведены исследования профессора Джузеппе Чампалья, раскрывающие ранее неизвестные аспекты биографии Бартини до эмиграции в Советский Союз в 1923 году. Кроме того, в сборник вошли исследования сотрудника ВИАМ Дмитрия Лаврищева, подкреплённые редкими историческими фотографиями, схемами и чертежами летательных аппаратов Бартини. Это даёт основание надеяться, в что авиастроении постсоветской России наследие Бартини не забыто и ещё послужит человечеству.


В 1946-м только что освобождённого заключённого Бартини официально оформили на работу тем же главным конструктором того же завода в Таганроге


PS. Не все  «белые пятна» в биографии великого советского авиаконструктора раскрыты. Почему, например, не полетели его гидропланы ЛЛ-1 и ЛЛ-2, на которые странно похожи более поздние конструкции Бериева и Туполева?
Почему  ставшие рекордсменами «Сталь-6» и «Сталь-7» Бартини был вынужден был проектировать и делать из стали, а не из дюралюмина или кольчугалюминия? И почему «Сталь-7» получила-таки дюраль, когда сменила имя конструктора с  Бартини на генерала В.Г. Ермолаева и стала называться Ер-2 и ДБ-240?
Кто поручил заключённому Бартини в 1942 году при его работе в бригаде Томашевича проектировать свой собственный истребитель?
Кто не позволил летать большинству очень важных и нужных проектов Бартини, в частности, Т-117 и ВВА-14?
Почему, наконец, после его возвращения в столицу всячески тормозили и в итоге всё же не дали ход проекту А-57, на который так похожи более поздние МиГ-25 и Ту-144?..
И на эти вопросы есть у нас объяснения знающих людей. Так что до следующей публикации!    

 

 



Другие материалы в этой категории: «Главные победы военных врачей» »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика