archive.redstar.ru

A+ A A-

Контракт и призыв: прочность сплава

Оцените материал
(4 голосов)
Контракт и призыв: прочность сплава Фото Юрия ШИПИЛОВА.

Согласно уставу, солдаты по призыву и по контракту абсолютно равны между собой. То же самое гласит устав о младших командирах из числа контрактников и призывников.
Однако законодательство (прежде всего, федеральные законы «О статусе военнослужащих», «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат») закрепляет вполне объяснимые различия между этими категориями военнослужащих.
Об особенностях работы офицеров с рядовыми и сержантами (старшинами) по контракту «Красная звезда» стала рассказывать с того момента, как в Вооружённых Силах начался набор контрактников. Об опыте работы с рядовыми и младшими командирами, призванными в армию, наша газета пишет, пожалуй, с момента своего возникновения в 1924 году.
Сегодняшний разговор за «круглым столом» посвящён теме «регулировки» взаимоотношений военнослужащих по призыву и по контракту, которые служат плечом к плечу в одном подразделении. Какими должны быть эти взаимоотношения для поддержания высокого уровня дисциплины, достижения лучших результатов в боевой подготовке? И главное, как обеспечить формирование именно таких конструктивных взаимоотношений между двумя категориями военнослужащих?

Батальон –
одна семья

Подполковник Сергей Асташенко, командир батальона, Западный военный округ:
10-23-05-12– Главные задачи радиотехнического батальона – ведение радиолокационной разведки на северо-востоке России и обеспечение информацией зенитного ракетного полка. Основные подразделения батальона дислоцированы в отдалённом гарнизоне. Отдельная радиотехническая рота как передовое подразделение находится восточнее...
Боевые возможности нашей техники позволяют успешно решать поставленные задачи. С включёнными РЛС работаем по графику. Боевое дежурство несём круглосуточно. Личный состав батальона хорошо подготовлен, многие контрактники служат длительное время, знают здешние особенности. От качества подготовки специалистов напрямую зависит выполнение боевых задач, в частности дальность обнаружения цели. Срок службы личного состава по призыву – один год, и всё-таки подготовить специалистов успеваем.
В процессе жизнедеятельности подразделений взаимоотношения военнослужащих по контракту и по призыву складываются конструктивно. Боевое дежурство – дело серьёзное. Жёсткий предварительный отбор удаётся пройти не всем новобранцам.
Служебные нагрузки в коллективе распределены рационально, в соответствии с уровнем подготовки специалистов. При проверке готовности дежурных сил, приведении в готовность номер один и работе по контрольным целям контрактники выполняют наиболее сложные или опасные задачи. Как профессионалы, они также обучают срочников, передают опыт и, таким образом, берут на себя относительно больше. Большинство контрактников имеет среднее специальное образование.
Специально обученных наставников у нас нет. Однако под руководством начальников расчётов наставничество становится вполне конкретным и традиционным. Вот, к примеру, командир отделения младший сержант контрактной службы Бейдула Гаджиусманов буквально за месяц подготовил к самостоятельному несению службы планшетистов рядовых Дениса Рамазанова и Евгения Филиппова. Кстати, сам Гаджиусманов заключил первый контракт только полгода назад...
Контрактники служат согласно регламенту (8 часов служебного времени в сутки) и проживают в служебных квартирах. Военнослужащие по призыву живут по распорядку дня (согласно воинским уставам) и размещаются в казарме. У каждого свой участок работы, и всё-таки батальон – единое целое. Коллектив не подвержен делению на микрогруппы по категориям или интересам. Делить нам нечего, конфликты исключены.
Впереди – важное мероприятие боевой подготовки. Убываем на полигон Ашулук. И в составе расчётов на ключевых постах наравне с контрактниками будут работать ровно 50 процентов всех наших военнослужащих по призыву.

Сплачивают
общие задачи

Капитан Павел РЕУЦКИЙ, командир инженерно-сапёрного батальона инженерной бригады, Южный военный округ:

14-23-05-12– Мне довелось командовать подразделениями, в которых проходили службу и только военнослужащие по призыву, и только контрактники. Теперь вот батальон укомплектован по смешанному типу. Думаю, так и должно быть. Кроме каких-то спецподразделений, остальные воинские коллективы должны состоять из военнослужащих по призыву и по контракту. Это самый оптимальный вариант комплектования.
Сразу подчеркну – какого-либо разделения между этими категориями военнослужащих существовать не должно. Так же как не должно существовать разделений по национальному или религиозному принципу, по срокам службы. Проблемы в коллективе возникают в том случае, если командование самоустраняется от работы с личным составом, не живёт жизнью подчинённых, не знает каков микроклимат в подразделении. Сегодня, когда в ротах нет должностей офицеров-воспитателей, эти обязанности ложатся на ротных офицеров. Сложно, конечно, но что делать – это важное направление деятельности, отмахиваться от него нельзя.
А ведь особых секретов – как добиться сплочения воинского коллектива – нет. Сплачивает совместное выполнение задач. Причём таких, которые невозможно выполнить в одиночку или малой группой. Лишь вместе. Ящики с оборудованием или боеприпасами невозможно загрузить в одиночку – только вдвоём. А здесь нельзя кому-то прилагать больше усилий, а кому-то меньше. Это как в бою: не может быть так, что один идёт в атаку, а другой отсиживается в окопе. И неважно, военнослужащий ли ты по контракту или по призыву, сколько отслужил, откуда призвался и кто твои родители. Моя позиция – если контрактники и срочники стоят на одинаковых должностях, они и работать должны одинаково. Хотя старший всегда должен быть назначен. У нас в батальоне заведено так – старшим назначается более толковый, квалифицированный, сметливый военнослужащий. Для примера – всегда можно быть уверенным в рядовом по контракту Олеге Рогоцком. Никогда не подводил. Но дело в его личностных качествах, а не в статусе. В другом подразделении командование лучше доверить кому-то из срочников. И он обязательно справится – настолько дорожит этим доверием командования.
Бывает и другая ситуация – военнослужащие по контракту назначаются на должности младших командиров. Тогда конечно же они приобретают более высокий по сравнению с их подчинёнными (военнослужащими по призыву) статус. Офицеры не случайно предпочитают назначать контрактников на командирские должности. У них больший жизненный опыт, знания и навыки, авторитет среди сослуживцев. К тому же более высокая мотивация к добросовестному выполнению служебных задач. На них можно положиться, с них можно спросить. У нас служит по контракту старший сержант Павел Кокорин. Он владеет несколькими смежными специальностями. В ходе одного из тактических учений накануне основного этапа он обучил всех задействованных на полигоне катеристов. А среди них были и срочники, и контрактники. Или, скажем, сержант по контракту Александр Блинов – сапёр от Бога. У него за плечами участие в боевых действиях на Северном Кавказе, боевые командировки. Так он постоянно – в том числе и по собственной инициативе – проводит со своими сослуживцами практические занятия по использованию средств инженерной разведки. И такая передача опыта, наставничество над молодёжью и менее подготовленными военнослужащими существуют во всех подразделениях батальона. Среди тех, кто является постоянными помощниками офицеров, – старший прапорщик Олег Кожин, старший сержант-контрактник Олег Кучеревский.
У военнослужащих по контракту есть регламент служебного времени. Он позволяет во время обеденного перерыва и после окончания рабочего дня покидать территорию части. Но все контрактники прекрасно понимают – если ты что-то не доделал, никто за тебя этого не выполнит. А в итоге ты и себя, и сослуживцев, и командиров подведёшь. Поэтому люди работают не глядя на часы. Сегодня, когда у контрактников появилась хорошая мотивация для добросовестного выполнения обязанностей, они стараются не за страх, а за совесть. К тому же в подразделения командование старается отбирать именно тех контрактников, которые им подходят по военно-учётной специальности, морально-психологическим и деловым качествам. В процессе отбора участвуют уже не только кадровики, но и непосредственно офицеры – командиры подразделений, в которые затем эти контрактники придут. Теперь подбор качественного контингента подчинённых – вопрос времени.

По традиции наставничества

Лейтенант Иван ЕЛЕЦКИХ, врио командира роты охраны российской авиационной базы в г. Кант (Киргизия):
11-23-05-12– Согласно диплому Воронежского военного авиационного университета, который я окончил в 2010 году, моя специальность – педагог-психолог. Однако по окончании вуза мне пришлось начинать офицерскую службу не по профилю – в комендантской службе. На что я не сетую, так как знания и навыки, полученные мной по специальности, так или иначе находят применение при исполнении обязанностей службы, особенно в последнее время, когда мне уже в течение года приходится временно исполнять обязанности командира роты охраны российской авиационной базы в городе Кант.
Сам факт дислокации нашей части на территории Киргизии, где два года назад произошла «революция», в результате которой была дестабилизирована общественно-политическая жизнь республики, и определяет специфику прохождения службы её личного состава. В чём особенность этой специфики? Для офицеров и военнослужащих-контрактников, чей срок службы на авиационной базе ограничен одним годом, не предусмотрено совместное проживание со своими семьями. Кроме того, солдаты и сержанты срочной службы не подлежат увольнению из расположения воинской части в городские отпуска в течение всего периода службы. У этого ограничения есть большой минус. Из-за отсутствия увольнений командиры всех рангов не имеют такого эффективного рычага воздействия на солдата, склонного к нарушению уставного порядка, как лишение его очередного увольнения из расположения части. Указанные выше особенности мне как командиру-единоначальнику приходится учитывать при работе с людьми. Ведь из состава подразделения ежедневно назначаются караулы, которые выполняют боевую задачу с оружием по охране и обороне объектов авиационной базы. Учитывая это, комплектующие органы производят отбор в роту охраны нашей части военнослужащих по призыву 1-й и 2-й категорий профессиональной психологической пригодности. По прибытии пополнения начинается большая работа с ним. Командование роты направляет по месту жительства и призыва молодых солдат (в органы внутренних дел, в различные медицинские учреждения) запросы с целью получения точных сведений об их физическом и психическом здоровье. Все эти меры принимаются с целью недопущения ошибочного направления для службы в нашем подразделении людей с психическими отклонениями, склонных к употреблению наркотиков, алкоголя или привлекавшихся к уголовной ответственности.
Словом, круг обязанностей у командира роты обширный. Да и сама по себе работа с личным составом никогда не была лёгкой. Вот почему в этой работе мне приходится опираться на надёжных помощников в лице командиров взводов, некоторых сержантов-контрактников, которые у нас исполняют обязанности заместителей командиров взводов, командиров отделений.
Вы спросите: почему «некоторых»? Объясню.
Если с командирами взводов, то есть с офицерами, у меня никогда не бывает проблем, то такая категория, как младшие командиры, постоянно находится, так сказать, в зоне моего повышенного внимания. Почему? Потому что сам состав сержантов контрактной службы неоднороден. Среди них есть опытные младшие командиры, прослужившие пять и более лет, такие как старшие сержанты Борис Салий, Андрей Наумов, Максим Антоненко. Когда эти люди заступают в караул, то ночью я могу спать спокойно. Соответственно, у меня с ними сложились взаимоотношения, как с единомышленниками, понимающими своего командира с полуслова. Они так организуют службу в карауле, что мимо часового, что называется, и мышь незамеченной не проскочит. Например, на днях во время несения караула под началом старшего сержанта Салия на одном из объектов части было задержано постороннее лицо.
Однако к нам прибывают и молодые сержанты, не имеющие служебного опыта, которым присущ один общий недостаток: неумение добиваться полного и точного исполнения поставленной задачи подчинёнными. Поэтому таких младших командиров во время несения ими караульной службы мне постоянно приходится подстраховывать, контролировать. Мы, офицеры, стараемся в спокойной обстановке, по-деловому решать все вопросы, возникающие в связи с недоработками молодых сержантов, наставлять их, как говорится, на путь истинный. По существующей в роте традиции наставничества  в становлении неопытных сержантов участвуют также и мои ближайшие помощники – командиры взводов.
Метод наставничества в полной мере оправдал себя и при обучении молодых солдат их штатным специальностям. В движении наставничества участвуют не только младшие командиры, но и военнослужащие старшего призыва. Например, опытные солдаты, на счету которых участие в качестве часовых и разводящих 100 караулов и более, охотно делятся с новобранцами секретами и тонкостями несения караульной службы, особенностями расположения того или иного охраняемого объекта. Или, например, как сохранять бодрость духа и бдительность во время охраны объекта в ночное время. Так, ефрейтор Амир Шайхутдинов, постоянно заступающий в караул в качестве разводящего и зарекомендовавший себя добросовестным военнослужащим, сейчас держит шефство над двумя-тремя новичками.
Помимо личного состава, предназначенного для несения караулов, в списке подразделения значатся также водители. И среди представителей этих специальностей есть свои наставники, активно передающие свой служебный опыт новичкам. С большим увлечением делится с молодыми солдатами, не имеющими опыта вождения, своими знаниями и навыками в вопросах эксплуатации колёсной техники, её ремонта и обслуживания, заполнения путевых листов водитель рядовой Пантелеев. И именно Пантелеев в прошлом году, будучи ещё сам автомобилистом без опыта, обратился ко мне, чтобы я закрепил за ним хорошего специалиста по колёсной технике.
Подводя итоги, могу с уверенностью сказать, что командир подразделения должен быть особенно чуток к любому проявлению добрых намерений подчинённых помочь неопытному бойцу. Без поддержки командиром разумной инициативы солдат и сержантов, без шефской работы опытных воинов с новичками трудно добиться успеха в деле боевого совершенствования и сплочения воинского коллектива.  

Море – лучший психолог

Капитан 2 ранга Сергей РАКАУСКАС, заместитель командира бригады охраны водного района по воспитательной работе, Черноморский флот:
13-23-05-12– Давайте для начала посмотрим, что собой представляет сегодняшний контрактник на примере нашей бригады. Это молодой человек 27—30 лет с опытом срочной службы, как правило, семейный. Иными словами, вполне сформировавшаяся личность, которой нет никакой необходимости культивировать внутри воинского коллектива некую негласную «иерархию», скажем, по календарному принципу: я, мол, больше прослужил, а потому и прав у меня больше. Таких «иерархий» сегодня на наших кораблях нет. Для них попросту отсутствует почва. При этом до 90 процентов военнослужащих по контракту занимают должности старшин команд и старших специалистов. То есть являются командирами младшего и среднего звеньев, которым совершенно незачем доказывать своё превосходство неуставными способами.
Да, порой возникают незначительные конфликтные ситуации между матросами срочной и контрактной службы в порядке исполнения тех или иных служебных обязанностей. К примеру: кому драить палубу? Некоторые матросы контрактной службы считают, что они своё уже «отдраили». С такими у нас разговор короткий: сначала – предупреждение, а в случае повторения инцидента увольняем с формулировкой «неисполнение условий контракта». В этом отношении позиция командования бригады более чем конкретная и жёсткая.
Опять же, с начала этого года было в разы повышено денежное содержание военнослужащих, а значит, в разы повысилась материальная заинтересованность людей в добросовестной службе. К примеру, сегодня средняя «зарплата» корабельного контрактника – 13 тысяч гривен (более полутора тысяч долларов.) По севастопольским меркам, это приличный ежемесячный доход удачливого коммерсанта. Так что контрактник сегодня сто раз подумает, стоит ли пустяковое проявление высокомерия в отношении младшего товарища реальной возможности лишиться очень неплохого источника дохода...
Вообще же любой психолог вам скажет, что конфликтные ситуации в замкнутом социуме заложены по определению. Сказать, что их нет в нашей бригаде, означало бы погрешить против истины. Но при этом конфликт конфликту рознь. Одно дело, когда в повседневной жизни и службе кто-то что-то не поделил с сослуживцем, и совсем иное, когда в основу конфликтных ситуаций заложены такие «мины» замедленного действия, как возрастные, этнические и прочие различия. Проявление подобных «настроений» мы тщательно отслеживаем и пресекаем, как говорится, на корню.
Не могу не отметить и следующий факт. Известно, что неуставные отношения возникают прежде всего там, где личный состав, как говорится, «красит траву», а не служит, не занимается конкретным делом. Все корабли нашей бригады являются кораблями постоянной боевой готовности. На практике это означает то, что личному составу приходится много «морячить». А в море – это вам подтвердит каждый – не до выяснения личных взаимоотношений и прочих глупостей. В море каждый занят исполнением своих непосредственных обязанностей. Тем более что после известных сокращений одному специалисту приходится работать за двоих, а то и за троих. Поэтому не погрешу против истины, сказав, что море действительно сплачивает и является, пожалуй, лучшим психологом.

 

Окончание «круглого стола», посвящённого взаимоотношениям контрактников и срочников, читайте в следующую среду.

Другие материалы в этой категории: « Под охраной БПК

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика