archive.redstar.ru

A+ A A-

Хранитель ядерного боезапаса

Оцените материал
(12 голосов)

20 мая 2012 года исполняется 75 лет генерал-полковнику Евгению Петровичу Маслину, руководившему 12-м Главным управлением Министерства обороны Российской Федерации с 1992 по 1997 год.

Генерал-полковник Евгений Маслин с журналистами общается непринуждённо. Во-первых, не привыкать. Во-вторых, ему всегда есть что рассказать. В любой беседе, в каком бы формате она ни проходила, Евгений Петрович обязательно припомнит несколько историй «не для печати» и ещё с десяток тех, что стоит пересказать в газете. Когда-то в качестве начальника «ядерного главка» он давал интервью «Красной звезде», но даже спустя годы после того, как он снял погоны, мы не раз писали о нём. И не только потому, что генерал-полковник Маслин руководил 12-м Главным управлением Минобороны как раз в тот самый период, когда пришлось  «разгребать» целый ворох проблем, связанных с сохранением ядерного потенциала России после распада СССР.  Есть ещё десяток причин. И самая главная из них вот в чём заключается. Своей судьбой он олицетворяет историю всего ГУМО, как сокращённо говорят об этом Главном управлении. Дело в том, что он - выпускник академии связи - начинал свою службу именно тогда, когда «ядерный главк» только начинал формироваться. Незадолго до выпуска его вызвали в Старомонетный переулок, что на Ордынке в Москве. Там будущему офицеру объяснили, что ему предстоит работать с «новой техникой». «Я вроде бы связист», - робко пытался возразить Маслин. «Мы знаем, но так надо», - ответили ему тоном, не терпящим возражений.

Распределили лейтенанта Маслина в одну из воинских частей Московской области, инженером сборочной бригады. В то время не было ещё учебных заведений, которые готовили бы специалистов по эксплуатации ядерных боеприпасов. Поэтому там же находился и учебный центр.

- Это время запомнилось мне напряжённой работой по сборке ядерных боеприпасов, - вспоминает ветеран, - привыканием к выполнению работ строго по инструкциям, высочайшей ответственностью и соблюдением всех мер безопасности.

До 1962 года ядерные боеприпасы поступали с заводов-изготовителей в виде отдельных комплектующих узлов и блоков. Окончательная сборка этих боеприпасов проводилась на объектах Главного управления. По ночам приходилось разгружать эшелоны, затем офицеры производили сборку ядерных боеприпасов и доставляли их в воинские части для постановки на боевое дежурство или хранение.

- В начале 1960-х годов, - увлечённо продолжает Евгений Петрович, - мы стали догонять США, стремясь к паритету. Если брать РВСН, то мне пришлось работать с головками ракет 8К63, эти ракеты ставились на Украине, в смоленской армии и в Белоруссии. Я, будучи старшим лейтенантом, был начальником эшелона, который доставлял боеприпасы для этих ракет.

Спустя  несколько лет после Карибского кризиса Маслин стал совершать первые заграничные вояжи в страны Варшавского договора.

- Я был начальником эшелона и  привозил боеприпас; мы проверяли его с принимающей стороной, подписывали акт приёмки.

В одну из таких командировок он, выйдя на перрон, чуть было не опоздал на поезд.

- Вот бы разгорелся международный скандал, - смеётся Маслин. - Но, как всегда, меня спасло увлечение спортом. Всё-таки восемь спортивных разрядов.

Курьёзных историй в биографии «ядерного генерала» немало.  Однако целью нашей беседы было показать глазами первопроходца, как развивалось 12-е Главное управление.

- Государство не жалело средств на совершенствование своего ядерного оружия, - переходя на серьёзный тон, тут же продолжил генерал-полковник Маслин, - и  за короткий срок была пройдена громадная дистанция: от громоздких атомных бомб до малогабаритных боеприпасов, совершенных по эффективности, более безопасных в эксплуатации, с надёжной автоматикой. От громоздкой осциллографической аппаратуры к малогабаритным стендам и в дальнейшем - к автоматизированным системам контроля с минимальным участием человека.

Многое менялось и в их обслуживании, хранении. Поначалу доставка ядерных боеприпасов возлагалась на войсковые базы хранения, подразделения которых должны были прибывать на объекты Главного управления. В конце 1960-х годов эту функцию начали выполнять так называемые комплексные расчёты, формируемые силами и средствами центральных баз хранения ядерных боеприпасов.

В середине 1970-х годов принципы боевого применения ядерно-технических объектов Главного управления коренным образом изменились. На центральных базах хранения ядерных боеприпасов были созданы мобильные и достаточно оснащённые формирования, способные совершать длительные марши, выполнять различные задачи, вплоть до предстартовой и предполётной подготовки спецбоеприпасов.

- В первую очередь, - рассуждает генерал-полковник Маслин, - нам было необходимо обеспечить живучесть объектов, в короткие сроки обеспечить защиту боеприпасов от поражения первым ударом. Резкому сокращению времени убытия со стационарных объектов способствовало внедрение мест бескрановой погрузки. Большую актуальность приобрели вопросы рассредоточения и обеспечения жизнедеятельности мобильных формирований в полевых условиях.

Факты таковы, что ещё до развала Советского Союза ядерные боеприпасы были вывезены из ряда среднеазиатских республик и размещены на территории России.

- Я считаю, что нам (нам - это 12-му Главному управлению Минобороны совместно с Генеральным штабом), - утверждает Евгений Петрович, - удалось просчитать ситуацию и ещё до юридического оформления распада СССР вывезти боеприпасы на территорию России из всех союзных республик, кроме Украины, Белоруссии и Казахстана (а перед этим - из всех стран Варшавского договора). Более того, мы увидели развитие негативных процессов и в ряде регионов самой Российской Федерации. Оттуда также были вывезены все ядерные боеприпасы.

Что и говорить, лихое начиналось время.

- Во-первых, - констатирует генерал-полковник Маслин, - процесс перемещения ядерных боеприпасов из Белоруссии, Украины и Казахстана в Россию затянулся. До ноября 1996 года. Их вывозом занималось 12-е Главное управление Минобороны России.  Для решения этой задачи мы вынуждены были создать целое управление. Сложности переговорного процесса, решение многочисленных проблем доставки ядерных боеприпасов к местам их хранения и утилизации держали нас в постоянном напряжении.

В результате распада СССР, реформирования Вооружённых Сил значительно была сокращена инфраструктура хранения и эксплуатации ядерных боеприпасов. Именно тогда, пожалуй, в самое тяжёлое для страны время, остро ощущалась нехватка защитных устройств, используемых при транспортировании ядерных боеприпасов, специальных вагонов и автомобилей.

- Пришлось рассчитывать на помощь иностранных партнёров, - признаётся Евгений Петрович. - Первые защитные контейнеры пришли к нам из Англии, потом и французы помогали. Но мы не могли смириться с таким положением дел и вскоре стали их делать сами. Уже в середине 1990-х годов приняли их на вооружение.

Кстати, именно за это генерал-полковник Маслин награждён Государственной премией Правительства РФ.

- Однако были в те времена и другие сложности, - продолжает Евгений Петрович. - Промышленность не справлялась с утилизацией ядерных боеприпасов, подлежащих уничтожению. Наши хранилища были переполнены ядерными боеприпасами, подлежащими разборке в соответствии с заключёнными Россией международными договорами. А ведь хранившийся боезапас необходимо было ещё и технически обслуживать. Кем?

Кроме всего прочего, никто не сбрасывал со счетов террористическую угрозу. Особенно серьёзно 12-е ГУМО почувствовало такую опасность, когда в 1991–1992 годах начинал разгораться конфликт на Северном Кавказе.

- После распада СССР Украина стала обладателем ядерного потенциала, превышающего ядерные арсеналы Великобритании, Франции и Китая, вместе взятые, - невольно возвращается к главному генерал. - Тогдашнее руководство Украины, на словах заявляя о желании расстаться с ядерным оружием, находившимся на её территории, на деле всячески оттягивало решение этого вопроса.

Специалисты Главного управления совместно с российскими дипломатами принимали непосредственное участие в переговорах со своими украинскими коллегами.

- Поначалу мы были убеждены, что решение вопроса о передаче Украиной России ядерных боеприпасов произойдет «по-братски», - признаётся Евгений Петрович, - без надуманных проволочек и препон. Но отчётливое понимание украинской стороной, что главным донором финансовых вливаний в Украину является не Россия, а США, сделало своё дело. Без участия США мы так и не смогли добиться эффективных решений в переговорах с Украиной. Реальные подвижки начались лишь с декабря 1994 года, после присоединения Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия.

«Делать всё, что можешь» - это жизненное кредо генерал-полковника Маслина. Он и сейчас, невзирая на свои 75, трудится на родное управление - директором Филиала автономной некоммерческой организации «АСПЕКТ-КОНВЕРСИЯ». Именно она занимается модернизацией средств физической защиты на объектах 12-го ГУМО.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика