archive.redstar.ru

A+ A A-

Сержант Юлия БЕЛОРУКОВА: «После первой медали уснула только в шесть утра»

Оцените материал
(1 Голосовать)
Армейская лыжница в квалификации своего «бронзового» спринта. Армейская лыжница в квалификации своего «бронзового» спринта.

Двукратный призёр зимних Олимпийских игр – 2018 ответила на вопросы корреспондента «Красной звезды»

Её медаль в личном спринте стала первой в копилке российских лыжников на Играх в Пхёнчхане и первой для атлетов, представляющих Вооружённые Силы нашей страны. Спустя четыре дня она снова стояла на олимпийском пьедестале. И снова с «бронзой», на этот раз после эстафеты 4х5 км. О том, какой ценой выигрывались эти награды, о своих впечатлениях и эмоциях сержант Юлия БЕЛОРУКОВА рассказала нашему корреспонденту в Музее спортивной славы ЦСКА на следующий день после возвращения из Южной Кореи.

– Юлия, примите наши поздравления с успешным выступлением на Олимпиаде. Что для вас значат эти два бронзовых диска в ваших руках?
– Эти медали придали мне уверенность в том, что я всё делала правильно: упорно и много тренировалась, соблюдала спортивный режим, придерживалась жизненных рамок, на которых держится спорт. Полагаю, что это своего рода вознаграждение за ту энергию и силы, потраченные за годы карьеры с самого детства.
– Вспомним ещё раз эти дни. Личный спринт и эстафету. Когда эмоции были сильнее – после первой «бронзы» или после командной?
– Первая медаль – она личная. Это совершенно незабываемые ощущения. В личном виде работаешь один и рассчитываешь только на саму себя, поэтому первая «бронза» несколько дороже для меня.
– Что вы чувствовали, когда преодолевали последний левый вираж на стадионе «Альпензия» и выходили на финишную прямую в спринте?
– Точно помню, о чём думала. В голове крутилась мысль, что я, возможно, буду третьей. Говорила себе, подстёгивала, что не надо сдаваться, надо выкладываться до самой финишной черты, чтобы меня никто не обогнал. Но даже за пару десятков метров до заветного финиша мне всё равно не верилось в то, что я буду стоять на пьедестале почёта.
– Что произошло, когда вы финишировали?
– Первым делом посмотрела на табло: точно ли я третья? Когда удостоверилась, что я на самом деле в первой тройке, тогда уже нахлынула лавина эмоций.
– Год назад вы выступали на чемпионате мира по лыжным видам спорта в финляндском Лахти. Тогда вы вместе с Натальей Матвеевой выиграли «серебро» в командном спринте. Можно ли сравнить те награды с сегодняшними?
– На тот период для меня чемпионат мира был своего рода вершиной. Как-никак самая значимая награда до текущего времени была завоёвана там. Но уже прилетев в Южную Корею, я осознала, что чемпионат мира не идёт ни в какое сравнение с Олимпиадой. Всё другое – уровень ответственности, напряжение, волнение, в конце концов. Когда держала в руках свои олимпийские медали, то испытывала такой поток эмоций, которого никогда не было в жизни раньше. 


«Елена Вяльбе сделала для нас очень многое. Мы поверили в себя и смогли достойно выступить, несмотря на обстоятельства»


26-28-02-18– Наталья Матвеева из-за решения МОК пропустила Олимпиаду. Вы переживали за свою напарницу по командному спринту? Общались ли с ней накануне и в течение Игр?

– Конечно, мы общались и до последнего рассчитывали, что её вместе с рядом других лыжников всё-таки допустят до Олимпийских игр. Очень хотела пробежать с Натальей командный спринт в Пхёнчхане. К сожалению, осуществить это было не суждено.
– Классический и коньковый стили. Есть ли у вас какие-либо предпочтения?
– Что касается меня, то я люблю оба стиля передвижения. Мне в общем-то без разницы, как бежать, потому что наслаждаюсь и тем и другим стилями. Но встречаются те, у кого один стиль лучше другого. Некоторые лыжники и лыжницы и вовсе сосредотачиваются на спринтах и практически не бегают дистанционные гонки. Это всё индивидуально.
– Вы не ограничиваете себя в рамках отдельных видов лыжной программы. А как складываются ваши отношения с 30-километровым марафоном?
– За последний год мне не удавалось его бегать. Это особая дисциплина. К ней нужно дольше обычного готовиться, а после приходится долго восстанавливаться. Это накладывает отпечаток на весь сезон, который у лыжников довольно интенсивный. Да и в расписание эту гонку ставят довольно редко. Но в этом году я собираюсь пробежать эту дистанцию в Осло, на предпоследнем этапе Кубка мира. Это будет знаменитый королевский марафон.
– О чём вы думаете на таких гонках, которые длятся почти полтора часа?
– Я пытаюсь как-то отвлечься. Конечно, я не думаю на дистанции: «О, какая хорошая погода, как солнышко сегодня светит». Такие мысли лезут в голову на тренировках. А на соревнованиях больше волнуешься о том, как правильно распределить силы по дистанции, где ускориться, где сбавить темп, анализируешь рельеф трассы – надо ли на этом затяжном подъёме поработать интенсивнее или не стоит. Самое главное, не думать, что тебе может быть плохо и что ты можешь сойти с дистанции. Только подумаешь об этом – всё, ты проиграла, твои опасения обязательно материализуются на трассе. С такими мыслями нельзя бежать.
– Как складывался ваш день на Олимпиаде? Было ли свободное время? Удалось ли сходить на другие соревнования? Рядом же выступали биатлонисты и прыгуны с трамплина…
– Мы никуда не ходили. Настраивались на свои гонки. Не хотелось выплёскивать эмоции, чтобы на старт не выходить опустошёнными. Это большой риск перегореть. Можно было пойти в последние дни, но не получилось. Всё-таки Кубок мира продолжается (кому-то уже в эти выходные придётся выступать в Лахти), поэтому мы тренировались. Да и отдохнуть хотелось. Когда не было соревнований, спали до 8-9 утра. Правда, после первой «бронзы» не могла уснуть до шести утра. А когда спустя пару часов проснулась, подумала, что награда мне приснилась. И только по ощущению усталости поняла, что это не сон. Конечно, устала сильно.
– Чем вам запомнится Корея?
– Эмоциями. Достопримечательностями, культурой, кухней – нет. Хотя как сказать… Когда прилетела в Москву, поняла, что очень хочу сырников. В Азии совсем нет творога. Гречки ещё не хватало (улыбается). Борща. У нас была хорошая команда. Мы общались очень тепло. Это было незабываемое время.
– Поддержка президента федерации и главного тренера Елены Валерьевны Вяльбе, которая была вынуждена наблюдать с трибуны как обычный зритель, помогала вам?
– Было непривычно, что её нет рядом, но поддержки от этого было не меньше, а может, и больше. Её эмоции и переживания передавались нам. Это дорогого стоит. Елена Валерьевна сделала для нас очень многое. Мы поверили в себя и смогли достойно выступить, несмотря на обстоятельства.
– Юлия, в завершение – какие планы на межсезонье? Сколько вообще у вас есть времени, когда вы можете не думать о тренировках, о режиме и диете?
– Хочется увидеть родных, близких. Куда-нибудь съездить. Времени у нас на самом деле не так много – где-то с середины апреля до середины мая. Месяц получается. Но полностью о тренировках в этот период забывать нельзя. Максимум без нагрузки – недели две, не больше. Иначе это потом отразится на предсезонной подготовке. Почти полгода мы готовимся, чтобы выступать на максимуме четыре-пять месяцев.

Другие материалы в этой категории: «Лёд» заставит почувствовать силу »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика