archive.redstar.ru

A+ A A-

Арктика: проект века

Оцените материал
(5 голосов)

Мировая борьба за ресурсы, особенно за энергоресурсы, уже, похоже, выходит на «большую дорогу». И пока мы пытаемся наладить диалог внутри нашего общества, определить национальную идею, консолидировать общие усилия, Россию, как могучего зверя, стремятся со всех сторон обложить флажками именно из-за её гигантских ресурсов. С запада надвигается несговорчивая, вечно виляющая НАТО, подступившая вплотную к нашим границам и бесцеремонно размещающая у них объекты американской системы противоракетной обороны. На юге с необычайной активностью «случайно» происходят «цветные» и прочие революции, а подчас и просто наглые захваты территории с неизменным проамериканским вектором. На востоке налицо возрастающая военная мощь  и политическая активность США.
Всё напряжённее становится и в Арктике, в этой кладовой природных ресурсов, которые могут обеспечить развитие и благосостояние нашей страны на многие годы вперёд.

 

Исторический и правовой аспекты


Как известно, в прибрежных водах Арктики открыты крупнейшие месторождения углеводородов. По различным оценкам, в данном регионе может быть сосредоточено порядка 25 процентов мировых запасов углеводородного сырья. Только в недрах арктического шельфа сосредоточено как минимум 113 миллиардов тонн углеводородного топлива - нефти и природного газа. Для сравнения: одна из самых богатых ресурсами стран - Саудовская Аравия - обладает примерно 43 миллиардами тонн такого сырья, Россия - 51 миллиардом (в основном за счёт газа), Иран - 33 миллиардами тонн. Всего в недрах ведущих государств, владеющих запасами углеводородного сырья, находится не более 160 миллиардов тонн. Поэтому важность арктических запасов трудно переоценить.
На акватории Баренцева моря к настоящему времени открыто несколько месторождений нефти и газа. Среди них одно уникальное - Штокмановское, а также Ледовое, Лудловское, Мурманское, Долгинское, Приразломное, Медынское море и Северо-Гуляевское, Поморское, Северо-Кильдинское. На шельфе Карского моря открыты два газоконденсатных месторождения - Русановское и Ленинградское.
На континентальной части российской Арктики располагаются крупные месторождения золота и уникальные месторождения медно-никелевых руд, олова, серебра, платиноидов, алмазов, вольфрама, ртути, чёрных металлов, молибдена, хрома, ванадия, титана, тантала, фосфора, марганца и т.д.
Это ли не богатство? Это ли не тот задел, которые оставили нам в наследство героические исследователи российской Арктики, имена которых увековечены в названиях неприветливых морей, безлюдных островов и бухт этого сурового региона? Ну а что должны сделать мы, чтобы природные богатства Арктики работали на будущее России?
Следует напомнить, что в соответствии с Постановлением Президиума ЦИК СССР 1928 года «Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане» было провозглашено право СССР на все земли и острова, открытые и ещё не открытые, в пределах устанавливаемых географических границ. Исключение было сделано для восточных островов Шпицбергенского архипелага, принадлежность которого Норвегии была определена Парижским договором о Шпицбергене 1920 года. Советская Россия не была приглашена для участия в разработке этого договора. СССР присоединился к нему только в 1935 году. Границы советских владений в Арктике замыкались на Северном полюсе и проходили по линиям долготы до середины Берингова пролива на востоке и до точки сухопутной границы на западе. Это постановление не было признано ни одной из северных стран, но существенных споров и конфликтов не возникало, так как сложные метеоусловия не позволяли осуществлять в этом районе хозяйственную деятельность.
Однако отступление полярных льдов к северу и появление новых технологий по добыче природных ресурсов в сложных условиях значительно обострили борьбу разных стран за подтверждение прав на обширные территории Арктики. Например, выступая на Китайской народной политической консультативной конференции в марте 2010 года, контр-адмирал в отставке Инь Чжо заявил: «Арктика принадлежит всем людям мира, так как ни одна нация не обладает суверенитетом над ней». Китай, сказал он, должен также иметь долю ресурсов региона.
В 1997 году Россия отказалась от претензий на «полярные владения СССР», подписав и ратифицировав Конвенцию ООН по морскому праву. Конвенция подтверждает права государства на 12-мильную зону территориальных вод и устанавливает, что государство имеет право распоряжаться экономической зоной шириной 200 миль или единоличное право распоряжаться континентальным шельфом на всём его протяжении. Важна и поправка к конвенции, которая утверждает, что к шельфу фактически отнесены и подводные возвышенности, начинающиеся на самом шельфе (речь идёт об 1,2 млн. кв. км потенциально богатых нефтью и газом территорий). В этой зоне только данное государство может добывать минеральные ресурсы на дне моря и ловить рыбу (судоходство и перемещение воздушного транспорта других стран не ограничивается). Именно поэтому установление российской границы шельфа - серьёзная государственная задача.
Границы российского шельфа, которые необходимо обосновать, - это открытые ещё советскими экспедициями хребты Ломоносова и Менделеева, они тянутся в направлении Гренландии соответственно от шельфа вблизи Новосибирских островов и от шельфа вблизи Чукотки.
Наши учёные составили карту внешней границы арктического континентального шельфа России, согласно которой российские права распространяются за пределы 200-мильной экономической зоны на участки дна, являющиеся погружённым продолжением подводной окраины материка, - котловина Подводников, поднятие Менделеева и хребет Ломоносова. В 2001 году Россия первой подала заявку в Комиссию ООН по границам континентальных шельфов. Однако она не была принята и возвращена на доработку. В частности, Комиссия ООН рекомендовала представить дополнительные материалы, которые подтверждали бы естественное продолжение нашей материковой окраины на поднятиях Менделеева и Ломоносова и доказывали, что это фрагменты континентальной окраины.
Иными словами, Комиссия ООН по границам континентальных шельфов сочла недостаточными материалы, предоставленные Россией, что повлекло за собой дополнительные затратные и трудоёмкие работы по изучению шельфа, которые должны быть завершены в рамках действующего госконтракта в 2012 году. Предполагается, что экспедиция научно-исследовательского судна «Академик Фёдоров» по уточнению границ российского шельфа будет осуществлена в летний сезон 2012 года. И только после этого будет сформирована новая заявка России в Комиссию ООН по границам континентальных шельфов.

 

Инфраструктура Северного морского пути


Ещё одна проблема - Северный морской путь, а исторически Северо-восточный проход, являющийся главной судоходной магистралью России в Арктике. Он проходит по морям Северного Ледовитого океана, соединяя европейские и дальневосточные порты. Протяжённость его от Карских Ворот до бухты Провидения - 5.600 км, или 3.023,76 морских миль. Северный морской путь обслуживает порты Арктики и крупных рек. По нему сюда завозят топливо, оборудование, продовольствие. Основные порты, расположенные вдоль Севморпути, - Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Певек, Провидения. Продолжительность навигации - 2–4 месяца (на отдельных участках дольше с помощью ледоколов).
Прежде всего Северный морской путь может стать более выгодной с экономической точки зрения альтернативой осуществляемым ныне перевозкам между портами Европы, Дальнего Востока и Северной Америки. По этому пути, например, от Гамбурга до Иокогамы всего 6.600 морских миль, тогда как через Суэцкий канал - 11.400 миль. В Центральном научно-исследовательском и проектно-конструкторском институте морского флота подсчитали, что себестоимость доставки каждого контейнера по маршруту Иокогама–Гамбург под проводкой атомного ледокола «50 лет Победы» будет на 4 процента ниже, чем при транспортировке южным маршрутом. В автономном же плавании (без сопровождения ледокола), которое могут совершать суда ледовых классов, себестоимость будет ниже на 35 процентов.
Так почему не пользуются, если выгоднее? Россия не может обеспечить устойчивое и надёжное обслуживание мореплавания. Фрахтуя судно, перевозчик обязуется доставить грузы к месту назначения в точно указанный срок. Нарушение условий контракта влечёт большую финансовую ответственность фрахтовщика. Поэтому временная гарантия прохода по маршруту для него очень важна. Но такую гарантию администрация Севморпути пока не даёт.
По мнению специалистов Международной программы освоения Северного морского пути - International North Sea Route Programme (INSROP), необходимо выполнить следующие условия:
Во-первых, считают они, администрация Севморпути должна гарантировать, что любое судно своевременно получит лоцмана для проводки через опасные участки пути и помощь ледоколами.
Во-вторых, проход по Северному морскому пути и открытость портов должны быть свободны от протекционизма. То есть суда всех флагов, с экипажами любых национальностей получат право прохода по трассе, а объём и порядок предоставления услуг будет одинаков для всех, независимо от того, российское это судно или иностранное. Предполагается открыть для судов любого флага порты-убежища и сделать доступными услуги ремонта.
В-третьих, зарубежные аналитики полагают, что для получения конкурентного преимущества в ценовой политике руководству Северного морского пути лучше установить фиксированные ставки гарантированного обслуживания транзита. Это значительно снизит ценовую привлекательность альтернативных маршрутов.
В-четвёртых, существенно облегчит плавание по Северному морскому пути устранение излишних бюрократических процедур для допуска судов на трассу и обеспечения их плавания. Нужен, как считают зарубежные партнёры по INSROP, единый центр, через который судно, его владельцы и операторы могли бы получать всю необходимую информацию - от текущих погодных и ледовых условий до счетов на оплату сборов за предоставленные услуги. Необходима также централизованная поисково-спасательная служба быстрого реагирования, способная в чрезвычайной ситуации оказать помощь в любой точке Северного морского пути.
Как следствие, требуются большие капитальные вложения в надёжное ледокольное и информационное обеспечение, но благодаря этой инфраструктуре Россия сможет организовать и своё военное присутствие и отчасти контролировать добычу природных ресурсов сопредельными странами, ведь основной поток этих добытых ресурсов будет направлен в страны ATP, а следовательно, через российские порты.

 

Разумная защита и экономическая оборона


Подготавливая противодействие на все территориальные угрозы, возникающие в Арктике, необходимо, чтобы ответ на них был наиболее эффективным как для военной, так и для экономической обороны, не втягивающий Россию в непомерную арктическую гонку вооружений. Иначе наша страна рискует оказаться в положении собаки на сене, не сумев сполна использовать собственные богатства.
Пока Россия в области обороны Арктики находится на стадии стратегического переосмысления и планирования. По словам главнокомандующего Сухопутными войсками генерал-полковника Александра Постникова, к 2015 году могут быть созданы арктические бригады. Ещё в ноябре прошлого года бывший генеральный инспектор Министерства обороны РФ адмирал флота Иван Капитанец заявлял, что Россия будет наращивать морскую группировку на Северном морском пути, поскольку Арктику следует рассматривать как потенциальный театр военных действий.
«В перспективе Арктика - новый театр военных действий. Поэтому решение руководства нашей страны наращивать боевую морскую группировку на севере - это решение очень правильное», - пояснял Капитанец. По его словам, возможности российского оборонно-промышленного комплекса позволяют нарастить морской боевой потенциал на севере страны. «В частности, если говорить о потенциале Северодвинска, то в 1950-е годы в течение одного года мы строили там бригаду миноносцев и бригаду подводных лодок. В 1970–1980-е годы мы построили там океанский ракетно-ядерный флот. Наверное, всё можно восстановить», - сказал эксперт. В частности, он предположил, что северное направление следует усилить подводными стратегическими ракетоносцами четвёртого поколения проекта 955 типа «Борей».
Безусловно, нужно также развивать возможности добычи и транспортировки природных ресурсов, их дальнейший более высокий передел, решать вопросы энергетической безопасности. Для этого нужна и более эффективная военно-гражданская конверсия, обеспечивающая «диффузию инноваций» от оборонно-промышленного комплекса в сферу гражданской промышленности и обратно. Нам нужны технологии и производства, в равной мере сочетающие военную и гражданскую направленность. «Точками роста» в этом случае могут служить атомная отрасль и судостроение, развитие которых, в то же время, повлечёт за собой оживление многих других сфер.
  Для обеспечения военно-гражданской конверсии целесообразно поднять вопрос о строительстве необходимых двухосадочных атомных ледоколов нового поколения, способных одинаково успешно работать на морских и речных участках Северного морского пути, которые будут служить не только его коммерческому развитию, но и являться одновременно кораблями обеспечения для северной группировки ВМФ РФ.
Очевидно, что нам надо дальше интенсивно развивать производство объектов с ядерными энергетическими установками морского базирования, нового класса автономных источников надёжного электро- и теплоснабжения потребителей для удалённых регионов страны - плавучих атомных теплоэлектростанций. Причём это надо делать не только в качестве основы для энергетической безопасности портов и промышленных предприятий, но и в качестве баз обслуживания и обеспечения. Отсутствие таких баз загубило в своё время большие советские корабли - тяжёлые авианесущие крейсера «Киев», «Минск» и «Адмирал Горшков», которые стояли практически в открытом море и вырабатывали ресурс.
Такой же подход можно использовать и при построении систем связи и управления. Например, централизованная поисково-спасательная служба быстрого реагирования и единый центр по предоставлению необходимой для мореходства информации о текущих погодных и ледовых условиях, которые нужны для экономического развития Северного морского пути, могут и должны быть военно-гражданскими. При реализации таких решений о «двойном назначении» можно будет говорить об эффективности проводимой в ОПК политике и развитии инфраструктуры в Арктике.
В заключение позволю себе привести высказывание вице-премьера Дмитрия Рогозина в одной из его книг: «России нужен такой проект, который по масштабу, смелости, глубине экономического предвидения сравним с советским планом ГОЭЛРО, фактически воссоздавшим хозяйство России после Гражданской войны».
И таким проектом, смею предположить, может стать защита и развитие русской Арктики.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика