archive.redstar.ru

Письма

Оцените материал
(0 голосов)

Уважаемые читатели! Если вы хотите увидеть свои письма на страницах «Красной звезды», просим затрагивать в них не более одной темы и ограничиваться, по возможности, объёмом в 400 слов.
Письма можно отправлять по почте (123007 г. Москва, Хорошёвское шоссе, д. 38, редакция газеты «Красная звезда», отдел писем), факсу (495) 941-40-57 или электронной почте Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Память

Неизвестному солдату

23-10-02-12Как сказал фронтовой корреспондент «Красной звезды» писатель Андрей Платонов, «и так же священно у нас существо солдата, как священна мать».
В конце тысячелетия колесо истории будто заменили на гусеницы, и она проехалась ими по двадцатому веку, «гремя огнём, сверкая блеском стали» - огнём орудий, огнями салютов и Вечными огнями мемориалов. Все эти огни, наверное, и иссушили слёзы моей бабушки ещё в Первую мировую войну, унёсшую её братьев и половину армянского народа...
К началу Второй мировой она на пару с бездетной сестрой взрастила сына - Вардана. Одного на двоих. Я запомнил только звук его скрипки. А лицо увидел уже на фотографии, присланной из Белостока в мае 1941-го. Снялся он на фоне танка, сгоревшего вместе с ним в первый же день войны. С тех пор звук дядиной скрипки мне слышался в сопровождении стонов двух его осиротевших матерей.
Но с годами стоны угасли, а Вечный огонь в городском саду переплавил скрипичную грусть в мажор. Будто хотел сказать, что горит он не столько в память, сколько в честь; что слезами пожар не потушить. Огонь войны можно сбить огнём же - Вечным огнём. Что хоть он и рукотворный символ, подвластный уличному ветру и даже прихоти коммунальщиков, как это случилось не так давно во Владивостоке, но это символ любви к Родине, не склонившейся под ветром Истории. Любви, идущей из прошлого по цепи тысяч неизвестных солдат, отдавших свои имена, но сохранивших имя своего народа.

Полковник в отставке Виген ОГАНЯН.

Москва.


О былом

Я не погиб подо Ржевом

Мне 93 года. Подводят глаза, ноги. Но, слава богу, не подводит память. Помню, как в 1939 году был призван в ряды Красной Армии. Служил наводчиком орудия в Сибирском военном округе. В конце первого года службы комиссар убедил меня поступить в Оренбургское артиллерийское училище.
Когда началась война, курсантам 2-го курса спешно присвоили звания лейтенантов и отправили на фронт. Почти все они погибли. Нас, первокурсников, перевели на ускоренную двухгодичную программу, которую мы прошли по-военному - за два месяца.
Были сборы недолги - и лейтенантами мы прибыли на станцию Верещагино Пермской области, где формировалась 359-я стрелковая дивизия. Не дожидаясь окончания формирования, дивизию, вооружённую лишь винтовками и гранатами, по железной дороге перебрасывают на станцию Кулицкая, что в 10 км от занятого противником Калинина. Оттуда 50-километровый пеший марш вокруг города и, влившись в состав 31-й армии, мы начали наступление вдоль старинного тракта Тверь - Тургиново - Волоколамск.
Проходили с боями по 1,5-2 км в сутки. За 2 месяца прошли 120 км. На всём этом кровопролитном пути я не видел ни одного нашего танка, самолёта, не было даже артиллерии. Как физически сильный, я нашёл себе применение в качестве гранатомётчика. В бою за деревню Чухино меня ранило осколком, но от госпитализации я отказался.
В начале февраля 1942 года фронтовой автобат перевёз остатки дивизии в район западнее Ржева. Нам было приказано захватить деревни Соломино и Клипенино, стоящие на высоком берегу Волги. Людей положили там много, но успеха мы не имели. Пять лет назад московские следопыты в зарослях осины и ольхи обнаружили санитарное захоронение с останками 500 человек.
Ржев оставил в моей памяти глубокую отметину. Считаю, мне неслыханно повезло, что я не разделил участь лирического героя Александра Твардовского и не погиб подо Ржевом...

Григорий АНДРЕЕВ.

Астрахань.

 

 Награды не вручены

И всё из-за писаря

До войны наша семья проживала в селе Сосновка Каргасокского района Новосибирской области. В августе 1942 года моего отца, Маленкова Григория Михайловича (выделено мной. - М.М.), призвали в ряды Красной Армии. Воевал он подо Ржевом в роте ПТР 673-го стрелкового полка 220-й стрелковой дивизии. Воевал, видимо, хорошо, о чём можно судить по наградному листу:
«10 марта 1943 года у дер. Осташово Андреевского района противник при поддержке четырёх танков перешёл в контратаку. Красноармеец Маленков выстрелом из противотанкового ружья подбил танк противника, и контратака была отбита нашими подразделениями. Ходатайствую наградить красноармейца Маленкова Григория Дмитриевича орденом Отечественной войны II степени. Командир 673-го стр. полка подполковник П. Разумовский». И заключение военного совета 30-й армии от 25 марта 1943 года: «Наградить орденом Отечественной войны II степени».
19 марта отца тяжело ранило. По излечении он служил в другой части. 24 декабря 1945 года был демобилизован. Но награды так и не получил. И всё из-за ошибки писаря, который в наградном листе вместо «Михайлович» написал «Дмитриевич». О том, что танк подбил именно мой отец, а не какой-то Маленков Григорий Дмитриевич, которого, может быть, и на белом свете не существовало, свидетельствуют наградной лист и отцовская красноармейская книжка, где чёрным по белому написано, что красноармеец Маленков призывался из села Сосновки Каргасокского района Новосибирской области. А в Сосновке другие Маленковы, кроме нашей семьи, никогда не проживали, и никакого Григория Дмитриевича в ней не было.
12 января 2006 года отца не стало. Но остались дети, внуки, правнуки. И для всех нас важно, чтобы справедливость восторжествовала.

Михаил МАЛЕНКОВ.

Томск.

 

ОТ РЕДАКЦИИ. Только успели подготовить письмо к печати, как в редакцию позвонил полковник в отставке А. Калентьев. История, которую он рассказал, что называется, один к одному с той, о которой написал в редакцию М. Маленков. Двоюродный брат Александра Фёдоровича Калентьев Виталий Иванович воевал в 28-м танковом полку 4-й танковой армии. 16 марта 1945 года близ немецкого города Нейсе он погиб и посмертно был награждён орденом Отечественной войны. Но награду семье, как это было положено, не вручили. Опять же из-за писаря, который в фамилии представляемого к награде вместо «а» написал «о».
Когда-то ошибся писарь. Но неужели мы сегодня не можем исправить проявленную им небрежность? Всего-то и надо - принять решение. А сделать это необходимо. И не ради мёртвых, ради живых.

Другие материалы в этой категории: « Ключевой фактор Победы

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика