archive.redstar.ru

A+ A A-

Не помня прошлого, лишаем себя будущего

Оцените материал
(0 голосов)

ЭТОТ заголовок автор обзора редакционной почты, несколько перефразировав, позаимствовал у Рины Усмановой из Башкортостана.

Своё письмо она снабдила подзаголовком «Экскурсия в Музей дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева». Музей создан на родине отважного лётчика-штурмовика в башкирском райцентре Верхнеяркеево 23 года назад, и к нему не зарастает народная тропа.
На этот раз музей посетили воспитанники Центра технического творчества детей и юношества из Нефтекамска. «Инициатор поездки директор центра Анфир Шайдуллин, – пишет Р. Усманова, – говорит: «Для меня Муса Гареев не просто легендарная личность. Он земляк моего отца. Наши ребята чтут память о нём. Так, на недавно проходившей научно-практической конференции воспитанники педагога Р. Нургалеева из объединения «Авиамоделист» защитили проект модели штурмовика Ил-2, на котором летал Муса Гареев».
Но, как видно из поступающих в редакцию писем, помимо музеев, имеющих, подобно только что упомянутому, официальный статус, существует множество семейных музеев, где бережно хранят реликвии, связанные с памятью о воевавших дедах и прадедах. Как, например, в семье написавшего в редакцию Павла Шарова из города Тотьмы Вологодской области.
Отец его жены Иван Иванович Греков пропал без вести осенью 1941 года где-то, наверное, под Ельней, ибо оттуда пришло от него последнее письмо.
«Передо мной 8 его фронтовых писем, – пишет Павел Алексеевич. – Первое отправлено 3 июля 1941 года, последнее – 26 сентября. Некоторые письма написаны на клочках бумаги химическим карандашом. Мой сын, тоже Иван, с любовью оформил альбом, который назвал «В память о моём дедушке, участнике Великой Отечественной войны». В него вошли фотографии и фронтовые письма деда».
Причём эти мини-музеи постоянно пополняются новыми экспонатами. Дети, внуки и правнуки фронтовиков пишут и ездят в архивы, поддерживают связи с поисковиками. Как результат, как следствие таких поисков – пришедшее в редакцию буквально на днях электронное сообщение от москвича Владимира Ерохина: «7 мая у нас дома представители РВК «Кунцево» передадут нам невручённую награду нашего отца и деда, командира 136-й отдельной стрелковой бригады И.Ф. Ерохина, – удостоверение к ордену Отечественной войны I степени». Во вложении – фотография домашнего стенда, посвящённого комбригу-136.
ПОДАВЛЯЮЩЕЕ большинство писем – это рассказы потомков о принёсших Победу отцах, дедах, прадедах.
Вот фрагмент из письма, поступившего от Виктора Беседина,  тюменца. Автор рассказывает о своём отце Василии Даниловиче, лейтенанте, кавалере двух орденов Красной Звезды, и самой дорогой для него – она была первой – медали «За отвагу»:
«В тот год зима выдалась холодной и снежной. Пришло время наступать, но недоставало сведений о противнике. И разведчики получили задачу взять «языка». Четвёрка бойцов во главе с отцом растворилась в ночи. Миновав ничейную полосу и разделившись по двое, они с обеих сторон блокировали заранее облюбованный блиндаж.
Разведчику по имени Паша, который на спор удерживал на «мостике» 13 бойцов, чтобы бесшумно снять щуплого часового, хватило нескольких секунд. Добротная дверь в блиндаж оказалась запертой изнутри. Отец, приладив к ручке гранату, выдернул чеку и отпрыгнул к Паше за поворот траншеи. Взрывом распахнуло дверь, и над головой отца просвистела противотанковая граната, брошенная Пашей в дверной проём.
Перед ворвавшимися в блиндаж после взрыва разведчиками предстала жуткая картина. Всё разворочено, разбросанные трупы. Неужели никто не уцелел? И тут в свете фонариков увидели оглушённого, но живого офицера. Быстро связали его, в рот – кляп, натянули на него маскхалат, захватили портфель с документами – и на выход…
Документы и показания пленного офицера оказались столь ценными, что разведчиков представили к наградам. Мало того, им выделили доппаёк и предоставили отпуск при части».
Подполковник юстиции Игорь Жуков из Санкт-Петербурга пишет о скончавшемся в прошлом году ветеране войны и органов военной прокуратуры Юрии Ивановиче Сидоренко, который военным юристом стал лишь в 1950 году. А боевой путь начинал воздушным стрелком на штурмовике Ил-2.
«В конце сентября 1943 года, – пишет И. Жуков, – перед экипажем старшего лейтенанта Владимира Акуленко, в состав которого входил младший лейтенант Юрий Сидоренко, была поставлена задача сфотографировать с воздуха плотину Днепрогэса так, чтобы по снимку можно было определить степень разрушения плотины и возможность восстановления её для переправы на правый берег танков и другой боевой техники. Вылетавшие до них с такой же целью истребители и бомбардировщики привозили снимки, которые командование забраковало.
Решили послать штурмовиков. Перед вылетом лётчики сняли, чтобы не мешал фотографировать, фонарь с кабины воздушного стрелка. Что было дальше, об этом вспоминал сам Юрий Иванович: «Под сильным зенитно-артиллерийским огнём мне удалось с малой высоты и близкого расстояния через борт самолёта сфотографировать плотину с обеих сторон. На проявленных снимках она выглядела как на ладони».
За образцовое выполнение задания В. Акуленко был награждён орденом Красной Звезды, Ю. Сидоренко – орденом Славы III степени. В. Акуленко до Победы не дожил, и звание Героя Советского Союза ему было присвоено в 1945 году посмертно».
О своём отце Суване Мамбетове пишет из Нового Уренгоя Тюменской области полковник запаса Сагыныч Мамбетов. По окончании с отличием сельхозтехникума, работал зоотехником совхоза, после окончания Московского юридического института стал районным судьёй в родной Киргизии. Таков довоенный послужной список Сувана Конкошевича.
В 1941 году Суван добровольцем уходит на фронт. Сталинград. Оттуда бойца Мамбетова направляют на ускоренные офицерские курсы при 1-м Московском пулемётном училище. По окончании курсов Мамбетов лейтенантом возвращается в родную 39-ю гвардейскую стрелковую дивизию, где получает назначение оперуполномоченным отдела контрразведки «Смерш».
В постсоветских фильмах о войне контрразведчики показаны, как правило, негативно. Но это в кино, а вот документ, присланный Мамбетовым-младшим, – наградной лист от 10 декабря 1944 года на трижды за войну тяжело раненного Мамбетова-старшего:
«Оперуполномоченный отдела контрразведки «Смерш» 39-й гв. сд гвардии лейтенант Мамбетов неоднократно проявлял героизм. В октябре 1943 года при форсировании р. Днепр одним из первых переправился через реку и в числе других принимал участие в боях за завоевание плацдарма.
В мае 1944 года на заднестровском плацдарме в бою с контр-атакующим противником, будучи окружённым вместе с 44 бойцами, после гибели командира батальона принял командование батальоном на себя  и выбил немцев с занимаемой ими высоты. Овладев высотой, т. Мамбетов продолжал отражать контратаки противника в течение двух суток до прорыва кольца окружения.
В боях за г. Люблин во главе роты обслуживаемого им батальона после гибели командира роты прорвал укрепления немцев в центре города и обеспечил тем самым быстрейшее окружение и уничтожение вражеского гарнизона.
В боях на завислинском плацдарме 9 августа 1944 года, находясь в передовых подразделениях, огнём из ручного пулемёта, взятого у убитого бойца, уничтожил 3 офицеров и 18 солдат противника, тем самым оказал содействие в отражении контратак немцев.
Тов. Мамбетов достоин присвоения звания Героя Советского Союза».
Однако с заключением начальника отдела контрразведки «Смерш» 8-й гвардейской армии гвардии генерал-майором Григорием Витковым где-то «наверху» не согласились, и представление, как говорят в таких случаях, осталось нереализованным.
9 МАЯ – это день поклонения памяти павших. К воинским захоронениям – от могилы Неизвестного солдата до братских могил – во всех городах и весях России, по которым прошла война, лягут венки, цветы, словно говоря: «Мы вас помним!»
И всё же…

 


Фронтовые письма, сложенные треугольничками, открытки, отправленные на родину с передовой, сегодня, спустя десятилетия, стали бесценными семейными реликвиями, свидетельствами силы духа и веры в Победу


 
Крымчанин Виктор Маландин в прошлом году решил побывать на калужской земле в деревне Аннино Ульяновского района, где в братской могиле вместе с однополчанами нашёл последний приют его отец. «Районные власти, – пишет Виктор Васильевич, – встретили меня очень хорошо, организовали поездку к могиле. Что она собой представляет? Уже нет той деревни, нет дороги, что вела к ней. Назвать могилу братской можно лишь с большой натяжкой. Это оградка в два с половиной на три с половиной метра, в ней – чуть выше полуметра железная пирамидка. Ни холмика, ни надписи. О том, что это воинское захоронение, можно лишь догадаться по трём тронутым коррозией каскам. Правда, могила не выглядит брошенной, оградка покрашена, внутри неё и вокруг чисто.
Со мной согласились: перезахоронение останков оттуда необходимо. Но нет средств».
Куда более резкое письмо поступило из Тамбова от Николая Мелюхина, сына погибшего солдата. По его ходатайству, как он пишет, для сооружения памятника павшим землякам в селе Троицко-Ивановское Староюрьевского района губернатор области выделил 875 тысяч рублей, 60 тысяч поступило от района, что-то собрали жители села. Памятник соорудили. Но… Фамилии пятерых односельчан занесены на нём дважды, причём все они вернулись с войны и ещё лет 20 работали в колхозе. А фамилия погибшего Михалина Н.И. повторяется на памятнике 4 (!) раза. Далее следует настолько длинный перечень «злоупотреблений», что редакция вынуждена будет не ограничиться сегодняшней публикацией.
Другие чувства рождает письмо, полученное из станицы Тацинской Ростовской области от Фёдора Краснопёрова. Многие годы он потратил, чтобы выполнить наказ умирающей матери: «Дети, найдите могилу отца». Лишь когда были рассекречены немецкие архивы, из Центрального архива Минобороны России он получил справку, что его отец рядовой Краснопёров Михаил Сергеевич умер в немецком плену 29 ноября 1942 года в шталаге Маркт Понгау (Австрия).
«Через Центр поиска Российского Красного Креста (107031 Москва, Кузнецкий мост, 18/7), – говорится в письме, – мы узнали, что отец похоронен в братской могиле в Санкт-Йохане провинции Зальцбург. Благодаря содействию посольства РФ в Австрии, Австрийского Красного Креста и Австрийского Чёрного Креста мы с братом и дочерью Галиной посетили отцовскую могилу и поставили там гранитную доску с его портретом. Хочется выразить сердечную благодарность Зальцбургскому региональному отделению Австрийского Чёрного Креста за поддержание кладбища, где покоятся 3511 советских солдат, в идеальном состоянии».


*     *     *


День Победы поэт недаром назвал праздником со слезами на глазах. Радуясь, мы и оплакиваем тех солдат, что свои жизни положили за нас. Ведь мы живём сегодня благодаря им. Единственное, чем можем отблагодарить их за беспримерное мужество и жертвенность, – своей памятью о них. И это, как сказал другой поэт, надо не мёртвым, это надо живым. Будем помнить!

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика